Автор: Федченко Олег Дмитриевич

Рубрика: 7. Вспомогательные исторические дисциплины

Опубликовано в

V международная научная конференция «Вопросы исторической науки» (Казань, ноябрь 2017)

Дата публикации: 12.09.2017

Статья просмотрена: 57 раз

Библиографическое описание:

Федченко О. Д. Рюрик и его команда (этимология антропонимов) [Текст] // Вопросы исторической науки: материалы V Междунар. науч. конф. (г. Казань, ноябрь 2017 г.). — Казань: Бук, 2017.

Препринт статьи



Статья посвящена лингвистическому анализу имен первых русских князей времен Рюрика. Пожалуй, впервые предпринята попытка обобщить и определить значения антропоним комплексно всех исторических персонажей той эпохи. Такой поход позволяет определить этимологию и происхождение не только конкретных имен, но сделать предположения о племенах, участвовавших в рождении русской государственности.

Ключевые слова: этимология, Русь, Рюрик, Синеус, Трувор, Аскольд, Дир, Новгород, Киев, каган

Откуда пошла земля Русская? Сей вопрос мучает уже не одно поколение исследователей. Приоритетными остаются две версии, отдающие предпочтения «пришельцам». Первые считают, что Русь «создали» норманны-скандинавы, вторые доказывают славянское первородство.

Пока достоверно признается, что в 862 году на княжение в Новгороде был призван варяг Рюрик. С этого момента и начинается официальный отсчет русской государственности.

I. Как гласит летопись «Повесть временных лет»: «…И избрались три брата со своими родами, и взяли с собой всю русь, и пришли к словенам первым, и срубили город Ладогу, и сел в Ладоге старейший Рюрик, а другой — Синеус — на Бело-озере, а третий — Трувор — в Изборске. И от тех варягов прозвалась Русская земля… Два года спустя умерли Синеус и брат его Трувор. И принял всю власть один Рюрик…» [1, 67].

Также в этой летописи упоминаются еще три представителя Рюрика: «И было у него два мужа, не племени его, но бояре — Аскольд и Дир, которые сели в Киеве… Умер Рюрик, передав княженье свое Олегу, своему родичу, которому отдал на руки и сына Игоря, ибо тот был еще совсем мал...» [1, 68–69].

Впрочем, в Псковской 2-й летописи Аскольда и Дира называют в списке князей: «А князи в та лета бяху на Рускои земли; От Варяговъ 5 князей, первому имя Скалдъ, а дроугому Дир, а третьему Рюрик, четвертому Синеус, а другому Трувор, а шестому Олег …» [2, 10].

Согласно принятой версии, происхождение команды Рюрика связывают со скандинавами (норманнская теория). Однако летописец четко отделил русов от шведов, англичан, норманнов и готов: «И пошли за море к варягам, к руси, ибо так звались те варяги — русь, как другие зовутся шведы, иные же норманны, англы, другие готы, эти же — так» [1, 67].

Кроме того, Рюрик со своими людьми по пришествии заняли ключевые пункты на северной границе — Изборск, Старая Ладога, Бело-озеро. Таким образом были перерезаны пути для нападения на новгородскую землю со стороны как раз-таки викингов-скандинавов, походы которых отражены на представленной карте [3]:

ПОХОДЫ ВИКИНГОВ.jpg

Отделял древний автор варягов, русов и от западных славян, племена которых были упомянуты в летописи [1, 58–60].

В ряду гипотез обособленно стоит «прусская» версия, указанная автором «Казанской истории»: «Они же, неразумнии, приведоша себѣ, призвавше от Пруския земли, от варяг, князя и самодержца…» [4].

М. В. Ломоносов отмечал, что «варяги и Рурик с родом своим, пришедшие в Новгород, были колена славенского, говорили языком славенским, происходили из древних россов и были отнюдь не из Скандинавии, но жили на восточно-южных берегах Варяжского моря, между реками Вислою и Двиною…» [5]. Но именно эти территории тогда занимали балтские племена.

Карты балтийских народов в 1200 году (начало 13 века) [6]:

КАРТА БАЛТСКИХ ПЛЕМЕН.jpg

Историческую ситуацию в том регионе описывала в своей работе «Балты. Люди янтарного моря» М. Гимбутас: «В период с V до IX века в Балтии происходят два важнейших события: примерно около 400 года началось распространение славян в земли западных славян, а около 650 года на западно-балтийском побережье появились шведы (викинги). Однако основная масса балтийских племен смогла устоять против завоевателей и продолжала развивать собственную культуру. Пруссы и курши продолжали играть ведущую роль среди балтийских племен. Как только готы покинули низовья Вислы, пруссы заняли его, прочно закрепились и оставались там вплоть до прихода Тевтонского ордена в XIII веке. На своих исконных территориях смогли удержаться только судовяне и литовцы. Их украшения и керамику, датируемые периодом с «золотого века» до X века, обнаруживают на территории современной Северной Польши вплоть до нижнего Буга (на юге) и в верховьях Припяти. К VI—VII векам латгалы распространились по всей Северной Латвии…» [7, с. 146].

Балтские племена оставили большое «наследство» от своего пребывания в Белоруссии, Украине, центральной России [например, 8, с. 175–214]. Даже названия «росских» порогов на Днепре, описанных в трактате Константина Багрянородного «Об управлении империей» [9]. Именно с этого долетописного источника и начнем изучать имянослов первых русских князей.

В поучении византийского императора встречаем Σφενδοσθλάβος (Святослав Игоревич), Ἴγγωρ (Игорь Рюрикович) и Σφενδοπλόκος (Святополк Окаянный) [10, с. 56]. Обратим внимание, что Константин записал имена русских князей, как они звучали — Свендослав, Ингор и Свентоплок.

Трансформация последнего из плок- в полк- объяснена славянизацией, но наталкивается на трудности в этимологизации. Согласно замечанию М. Фасмера, полк есть заимствование из древне-германского *fulkaz. Однако там же указано, что ни один индоевропейский язык не знает расширителя -k- [11, том 3, с. 311]. Как следствие, в славянском языке отсутствует глагол с корнем полк-, наличие которого необходимо для идентификации славянского происхождения. И это даже не акцентируя внимания на смысловом несоответствии имени одного человека, определенного множеством — толпа, народ, группа.

В то же время в балтском языке имеется глагол plaktiбить [12, с. 361], далее, например, plaktasмолот. В нашем случае, это может означать, что плок есть боец, воин. Принимая во внимание,šventas (древне-прусское — swenta) — священный, славный, — получаем Свентоплок — славный воин.

Аналогичную конструкцию имеет и Свентослав, со второй частью šlavėпочет, имя, — можно определить, как «священного роду».

«Росским» именем наречен у Багрянородного и архонт Ингорь/Игорь. Здесь также легко прослеживается балтское происхождение антропонима. Корню гор- соответствует geras — 'good' (первичный глагол girti, с которым в одном ряду gerbtiуважать, почитать) [12, с. 171]. В нашем же случае присутствует частица in- (i-), которая обозначает усиление — высокочтимый, великодушный, достойный поклонения.

Несколько отличаются по звучанию имена русских «первопроходцев», в которых слышны иные нотки.

Происхождение антропонима Дир, вероятно, связано с dirti (сюда же можно соотнести и durti) — бить, колоть, грабить, буянить. Похожее значение содержится и в имени его соратника Скалда/Аскольда/ Ѡсколдъ. В основе виден глагол kalti с расширителем -d-колоть, бить. Первый компонент aš- встречается в литовских именах в качестве связи воина с конем и, как следствие, богатства, власти [13, с. 210]. Хотя не исключено использование похожего глагола — skelti, который с расширителем -d- дает skeldyti (также чередующийся корень skal-) — (рас)колоть, бить. Таким образом, получаем имена, соответствующие двум дружинникам — Боец (Буйный) и Воин (Конный или Командир).

Сородичем Рюрика, но не князем (очень важно для иерархии), летописцы называют Олега, ставшего регентом Игоря. Имя Олег, по официальной версии, происходит из древнескандинавского Hælgi (heilagr — святой, в языческий период — посвященный богу) [14, с. 128]. Однако, как видим, содержание не соответствует фактическому положению носителя имени.

Мы же вновь отдадим предпочтение «местной родословной». Антропоним Олег/ Ѡлегъ (сравним — Ѡсколдъ, Ѡлексанъдр, Ѡврам, Ѡньдрѣи) мог соответствовать балтскому alga (вариант — elga, сюда же, возможно, elgtis) в значении ценный, влиятельный, служивый (с учетом глаголов algáuti — служить, algavóti — заботиться, поддерживать).

Переходим к семейному триумвирату Рюрика.

Пожалуй, самыми загадочными персоналиями «рождения» Русского государства остаются братья Синеус и Трувор/Тривор [15, с. 15]. Историки пока склоняются к двум основным версиям. Первые предполагают, что братьев вовсе не было и это лишь плод фантазии летописца. Вторые тоже считают, что древние писатели выдумали персонажей, неправильно изложив некий скандинавский текст. По их разумению, имя «Синеус» представляет собой искаженное старо-шведское «свой род» (sine hus), а «Трувор» — «верная дружина» (thru varing). То есть, летописцы хотели донести до потомков, что Рюрик пришел со «своим родом» и «верной дружиной», которые и померли через два года, оставив князя одного [16, с. 33–34].

Теперь взглянем на рюрикову семью по-балтски. Трувор/Тривор может быть представлен, как третий брат. Корень вор- происходит из vyrasмужчина, воин, господин, старейшина, молодец, уважаемый человек (отметим прусский вариант wijrs — мужчина и готский — wair — мужчина, сила); výrauti — главенствовать, господствовать. В основе первой части имени тру-/три- лежит trys — три.

Вторым — средним — братом был Синеус, антропоним которого можно получить из sieti (альтернативная форма — sienė, sinė [12, с. 397]) — связывать, роднить, сопрягать. Сюда же, вероятно, стоит отнести и тот же индоевропейский корень sei- в звучании — sei̇̃nyti — приравнивать, дотягиваться. Еще отметим готское sinistaстарейшина. Тогда получаем, Синеус — брат (руководитель), похожий, почти равный старшему (первому).

Остается старший брат Рюрик. Здесь в основу можно положить rikis (аналогично прусский и готский варианты) — руководитель, атаман, глава, распорядитель; rikiuotiвыстраивать, строить, распоряжаться. Как отмечено в «Энциклопедическом словаре Брокгауза и Ефрона», старосты и князьки прусов «reguli Prussorum» назывались rikis [17].

Первому компоненту рю- соответствует (g)ruja в значении команда, ватага, объединение (būrys, gauja). В совокупности, имя Рюрик есть руководитель объединения (группы, рода, племени), или вождь бурисков (или борусков?).

Таким образом, рассмотренные имена можно условно поделить на три группы:

княжеские — Игорь, Свентослав, Свентоплок;

дружинные — Аскольд, Дир, Олег;

братские (руководящие) — Рюрик, Синеус, Трувор.

Стоит отметить, что в балтском ареале можно встретить имена с корневой основой на švent- (свят-), ger- (например, Герминас), alg- (например, Ольгерд), dir- (например, Диргинтас), (s)kel-d- (например, Ясколд, Сколдос). Все эти корни встречаются и в литовской гидронимии (Alga, Ger-varde, Dir-bala, Skoldainiai, древне-прусский — Skalden, Rik-upes и множество других). В то же время «братские» имена на поверку оказались не более чем титульные термины, звания (хотя Рюрик впоследствии стал именем личным, но уже в другом значении — великокняжеский, царский).

Остановимся еще на имени Вадим, которого упоминают летописи, как новгородского мятежника. В Никоновской летописи те события описаны следующим образом: «Того же лета (864) оскорбишася Новгородцы глаголюще, яко быти нам рабом и много зла всячески пострадати от Рюрика и от рода его. Того же лета уби Рюрик Вадима Храброго и иных многих изби Новгородцев советников его…» [15, с. 16].

Антропоним Вадим, вероятнее всего, произошел от vadyti (славянского — voditi) — звать, направлять, руководить; далее — vadas, vadė — вождь, предводитель.

Теперь возвратимся к тому, с чего начали — к труду Константина Багрянородного «Об управлении империей». Рассказывая о Свентославе, византийский император указывает его местонахождение — Νέμογαρδος (Немогард). Строчкой ниже мы встречаем другой населенный пункт Βουσεγραδέ (Вусеград) [10, с. 56]. И если во втором случае использовано славянское -град (город), то первое можно объяснить из балтского -гард. Немоград состоит из двух компонентов: namas+gardas, что можно перевести, как родовая усадьба, удел (вероятно, Новгородская/Ладожская княжеская резиденция, Рюриково городище). В нашем же исследовании интерес представляет вывод Р. Дерксена, что namas редкая форма, засвидетельствованная в древних текстах из Кенигсберга [10, с. 328].

Таким образом, можно предположить, что и призывающие сторона — новгородцы и призванные варяги-русы общались на родственных языках. Сама семья (или племенной триумвират) Рюрика была не очень именита в то время и, вероятно, вышла из среды балтских племен, обитавших на территории современных Калининградской области, Литвы, Латвии.

II. На балтское происхождение рюриковых русов/росов, вероятно, указывается и в Бертинских анналах.

В древнем документе по году 839 читаем: «С ними [послами] он [Феофил] прислал ещё неких [людей], утверждавших, что они, то есть народ (gens) их, называются рос (Rhos) и что король (rex) их, именуемый хаканом (chacanus), направил их к нему, как они уверяли, ради дружбы... Тщательно расследовав [цель] их прибытия, император [Людовик] узнал, что они из народа свеев, и, сочтя их скорее разведчиками и в той стране, и в нашей, чем послами дружбы, решил про себя задержать их до тех пор, пока не удастся доподлинно выяснить, явились ли они с честными намерениями или нет» [18; 19, с. 454].

Здесь нас интересует появление на авансцене истории народа Rhos и его атрибутов — местоположения и титул вождя. Именно два последних обстоятельства и стали предметом спора исследователей и высказывания тех или иных гипотез. Главным направлением «борьбы» стала версия о существовании Русского каганата. Однако, как отмечают оппоненты такой концепции, это есть «историографический фантом», выстроенный на одном лишь упоминании титула «хакан» [20, с. 132].

Но именно значение титула поможет нам в изучении загадочных росов. Предположим, что в «Бертинских анналах» озвучено лишь похожее на «хакан» слово — Chacanus, услышанное писарем или изложенное в письме императору Людовику I византийцами (например, Χακάνος, тогда как в греческом изложении для оригинального титула использовали Χαγάνος). При этом, в послании Людовика II от 871 года уже отражено как Chaganum, а хазары — Gazanorum. Таким образом, не исключено, что в первом случае имеет место передача созвучного слова.

С другой стороны, как мы выяснили в первой части нашего исследования, Рюрик с русами пришли от балтских племен. В этом контексте и попытаемся разобраться в званиях и регалиях вождя росов в IX веке.

Вероятно, послы представили своего вождя именем Cucan, которое греки и записали как Χακάνος. Это слово имеет интересное, не вполне выясненное значение в прусском языке. Основное понятие cucan относят к цвету brun-rudai-коричневый, бурый, рыжий [21, том 2, с. 294–295]. Этимологию данного термина связывают, в том числе, и со словами золото (auksinis), светить (šviesti), красно-коричневый (rudas). При этом, в системе цветообозначения индоевропейскому корню *rudh- соответствуют солнце, огонь, золото, кровь, железо [22, с. 349–351], кроме того коричневый может соотноситься с тотемными животными — медведем [22, с. 342], волком [23, том 4, с. 250]. Объясняя происхождение слова cucan, В. Н. Топоров отметил, что, возможно, мы имеем «не частый, но характерный пример связи прусского языка с германскими и италийскими языками» [23, том 4, с. 250]. Как здесь не вспомнить пассаж из «Сказания о князьях Владимирских»: «Они (новгородцы — примечание автора) пошли в Прусскую землю и нашли там некоего князя по имени Рюрик, который был из римского рода Августа-царя» [24, с. 342]?

Кроме того, в индоевропейской традиции rud- ассоциируется с понятием воин, властитель [13, с. 210–211].

С другой стороны, В. Мажюлис видит связь cucan с индоевропейским корнем k̂eu-, k̂euk-светить, сиять, блестеть, яркий, светлый [21, том 2, с. 295]. Там же автор отмечает и вариативность k/c/ch.

Таким образом, мы можем сделать вывод, что ретранслированный в «Бертинских анналах» титул Chacanus мог определять имя/звание вождя народа Rhos наподобие Светлейший, Золотой/Блистательный, Красно Солнышко и тому подобное. Созвучие терминов позволило летописцам (в том числе, и славянским) в текстах указывать более знакомый титул «хакан/хаган/каган». Хотя традиция именовать князя «светлым» была воспринята славянами и передавалась соответствующим (понятным им) образом. Именно такие формулировки мы встречаем и в арабских источниках, описывающих славян, например, в книге персидского автора середины XI века Абд ал-Хай Гардизи «Краса повествований»: «Их глава носит корону, и все они почитают его и повинуются ему, и первый из их глав зовется свиет-малик» [25, с. 342]. Впоследствии, с ростом политических амбиций лидеров Русского государства атрибут князя «светлый» был заменен на «великий».

Литература:

  1. Повесть временных лет. Сост., примеч. и ук. А. Г. Кузьмина, В. В. Фомина. Вступ. ст. и перевод А. Г. Кузьмина / Отв. ред. О. А. Платонов. — М.: Институт русской цивилизации, Родная страна, 2014.
  2. Псковские летописи: Вып. второй / Под ред. А. Н. Насонова. — М.: Изд-во АН СССР, 1955.
  3. Схема походов викингов. https://ru.wikipedia.org/wiki/ %D0 %A4 %D0 %B0 %D0 %B9 %D0 %BB:Vikings-Voyages.png
  4. Казанская история. Подготовка текста и перевод Т. Ф. Волковой http://lib2.pushkinskijdom.ru/tabid-5148
  5. Ломоносов М. В. «Возражения на диссертацию Миллера» http://feb-web.ru/feb/lomonos/texts/lo0/lo6/lo6–0252.htm?cmd=2
  6. Карты балтийских народов в 1200 году (начало 13 века). https://commons.wikimedia.org/wiki/File:Baltic_Tribes_c_1200RU.svg
  7. Гимбутас М. Балты. Люди янтарного моря. М.: Центрполиграф, 2004.
  8. Топоров В. Н., Трубачев О. Н. Лингвистический анализ гидронимов Верхнего Поднепровья. М.: Издательство АН СССР, 1962
  9. Федченко О. Д. Днепр, «росские» и «славянские» пороги (этимология названий) [Текст] // Актуальные вопросы филологических наук: материалы V Международной научной конференции. — Казань: Бук, 2017. https://moluch.ru/conf/phil/archive/257/12841/
  10. Constantine Porphyrogenitus. De administrando imperio / Ed. Gy. Moravcsik. Washington, Dumbarton Oaks, 1967
  11. Фасмер М. Этимологический словарь русского языка. М.: «Прогресс», 1986–1987.
  12. Derksen R. Etymological dictionary of the Baltic inherited lexicon. Brill. Leiden·Boston, 2015
  13. Валянтас С. Двусоставные антропонимы — реликты поэзии балтов // Балто-славянские исследования. XVI. — М.: Индрик, 2004. — С. 201–224.
  14. Lena Peterson. Nordiskt runnamnslexikon. Institutet för språk och folkminnen. Uppsala — 2007.
  15. Русская летопись по Никонову списку. / Изданная под смотрением имп. Академии наук. СПб, 1767–1792. Часть 1.
  16. Пчелов Е. В. Монархи России. — Олма медиа групп, 2003.
  17. Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона (ЭСБЭ) — АО «Ф. А. Брокгауз — И. А. Ефрон», 1890–1907.https://ru.wikisource.org/wiki/ %D0 %AD %D0 %A1 %D0 %91 %D0 %95/ %D0 %9F %D1 %80 %D1 %83 %D1 %81 %D1 %81 %D0 %BA %D0 %B8 %D0 %B9_ %D1 %8F %D0 %B7 %D1 %8B %D0 %BA
  18. Бертинские анналы. 835–861. Восточная литература. http://www.vostlit.info/Texts/rus14/Annales_Bertiani/text2.phtml
  19. Полный латинский текст Annales Bertiniani // Monumenta Germaniae historica. https://books.google.ru/books?id=H-QCgb_epqMC&pg=PA434&lpg=PA434&dq=Venerunt+etiam+legati+Grecorum+a+Theophilo+imperatore+directi,+Theodosius+videlicet+Calcedonensis+metropolitanus+episcopus&source=bl&ots=XKYDOVVAxP&sig=rlQKs6SAKCi3sImD1e-EGYpoNVM&hl=ru&sa=X&ved=0CDMQ6AEwBGoVChMIn92L68TlyAIV4_NyCh14DwdO#v=onepage&q=Venerunt %20etiam %20legati %20Grecorum %20a %20Theophilo %20imperatore %20directi %2C %20Theodosius %20videlicet %20Calcedonensis %20metropolitanus %20episcopus&f=false
  20. Петрухин В. Я. «Русский каганат», скандинавы и Южная Русь: средневековая традиция и стереотипы современной историографии // Древнейшие государства Восточной Европы. 1999 г. Восточная и Северная Европа в средневековье. — М., 2001.
  21. Mažiulis V. Prūsų kalbos etimologijos žodynas. Vilnius: Mokslas, Mokslo ir enciklopedijų leidykla, T. 1–4, 1988–1997.
  22. Норманская Ю. В. Генезис и развитие систем цветообозначений в древних индоевропейских языках / Ю. В. Норманская. М.: ЗАО «C&К», 2005
  23. Топоров В. Н. Прусский язык. Словарь. М.: Издательство «Наука», 1975–1990. Т. 1–5.
  24. Сказание о князьях Владимирских. Перевод Л. А. Дмитриева. http://www.portal-slovo.ru/history/39078.php
  25. Темушев С. Н. Проблема локализации «Русского каганата» IX века // Русское средневековье. Сборник статей в честь профессора Юрия Георгиевича Алексеева. — М.: Древлехранилище, 2012. с. 213–232 http://statehistory.ru/4758/Problema-lokalizatsii-Russkogo-kaganata-IX-veka/
  26. Дубинин С. И., Бондаренко М. В., Тетеревёнков А. Е. Готский язык. — Издательство «Самарский университет», 2006
  27. Lietuvių kalbos žodynas (t. I–XX, 1941–2002). Vilnius: Lietuvių kalbos institutas, 2005
  28. Lietuvių-rusų kalbų žodynas. М.: Mokslo ir enciklopedijų leidybos institutas, 2005

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle
Задать вопрос