Авторы: Федорова Татьяна Владимировна, Степанов Александр Викторович

Рубрика: 4. История отдельных процессов, сторон и явлений человеческой деятельности

Опубликовано в

IV международная научная конференция «История и археология» (Санкт-Петербург, июль 2017)

Дата публикации: 03.07.2017

Статья просмотрена: 8 раз

Библиографическое описание:

Федорова Т. В., Степанов А. В. Основание Русской Православной Миссией духовных школ в Японии во второй половине XIX — начале XX в. [Текст] // История и археология: материалы IV Междунар. науч. конф. (г. Санкт-Петербург, июль 2017 г.). — СПб.: Свое издательство, 2017. — С. 45-48.



В данной статье рассматривается образовательная деятельность Русской Православной Миссии в Японии во второй половине XIX — начале ХХ в. Анализируются проблемы, с которыми сталкивается руководитель Миссии Святитель Николай во взаимодействии с коренным народом Японии в процессе распространения православия. Раскрываются вопросы создания в Японии православных образовательных учреждений, духовных семинарий, катехизаторских училищ.

Ключевые слова: Русская Православная Миссия, Святитель Николай, Япония, образование, семинария, подготовка переводчиков

Начало процесса формирования русской православной миссии в Японии связано с деятельностью молодого миссионера-священника-монаха Николая (в миру Иван Дмитриевич Касаткин) [1], который прибыл в Хокодате во II половине XIX в. в период правления императора Комэя в эпоху бункю 文久 (1861–1864 гг.). Первоначально назначенный капелланом в русском консульстве в Хакодате, он скоро обратил свое внимание на миссионерскую работу среди японцев, крестя здесь первых новообращенных. В период правления династии Токугава, православная евангелизация в стране была немыслима, и молодой священник начал свое знакомство с Японией, с изучения языка, японской литературы, культуры, японских обычаев. Эта напряженная работа продолжалась 8 лет в некоторой изоляции от дипломатического корпуса. Он завоевал уважение, любовь, признание и в консульстве, и среди японцев. За эти годы он стал одним из лучших знатоков японской литературы, культуры и языка. Он писал: «Один Господь знает, сколько мне пришлось пережить мучений в эти первые годы. Все три врага — мир, плоть и дьявол — со всей силой восстали на меня и по пятам преследовали за мной, чтобы повергнуть меня в первом же узком месте» [2, с. 55]. Святитель Николай провозгласил православное христианство по всей стране и был назначен первым епископом Японской Православной Церкви. Он переместил свою штаб-квартиру из Хакодате в Токио около 1863 г. [3].

Запрет «нечестивой христианской веры» стал ослабевать лишь после буржуазной революции 1868 г., когда правительство Мэйдзи обратилось «лицом к Западу» и император Мутсухито, годом раньше вступивший на японский престол, проявил дружелюбное отношение к европейцам. Впрочем, и после 1868 г. вооруженные нападения на христиан в Токио, Йокогаме, Киото были частым явлением [4, с. 10].

В 1868 г. Русский Православный Священный Синод одобрил его работу и способствовал официальному созданию православной миссии в Японии в 1871 г, которая быстро завоевала популярность. Святитель Николай начал крещение коренного населения Японии, которые в последствии и стали первыми священнослужителями. В 1880 г. Николай Касаткин был рукоположен в епископы, в этот же период начинается и деятельность мисси по созданию в Японии православных образовательных учреждений. Стоит отметить, что в 1886 г. в Японской Православной Церкви было более 10 000 верующих [3], которые так нуждались в священнослужителях.

Поэтому работа Миссии была связана не только с духовным образованием, но и открытием специальных учебных заведений, а также предусматривала также и светское образование. При этом многие японцы по направлению Миссии в дальнейшем получали образование в России.

Образовательная программа Миссии была исключительно обширна. Глава Миссии считал необходимым пополнять количество катехизаторов путем привлечения православных людей из местного населения. Вести проповедь, учить основам веры, опираясь только на силы членов Миссии, не принесло бы ощутимых результатов. Было необходимо основать ряд духовных педагогических заведений, ориентированных на подготовку низшего духовенства.

Первым учебным заведением, основанным отцом Николаем было катехизаторское училище (1873 г.), нацеленное на подготовку проповедников из местного населения. Главным учебным заведением Миссии явилась Духовная семинария, которая была открыта в 1875 г. Первый выпуск семинарии состоялся в 1882 г. Здесь обучались по программам средних учебных заведений. Важное место отводилось преподаванию языков, истории России и Японии. Преподавателями в младших классах были лучшие воспитанники семинарии, в старших классах — лица с академическим образованием. Во главе педагогического персонала стоял сам отец Николай, часто дававший уроки в старших классах. Поступали в семинарию малолетние японцы, по большей части не из христиан. «Если кому понравится христианство — принимает крещение и остается оканчивать курс» [5, c. 348]. Преподавание в Духовной семинарии велось на японском языке, хотя учебники попадались русские. В классах сидели по-японски — прямо на полу, причем вместо парт служили низкие скамейки. Начиная с пятого класса, семинаристы учились произносить проповеди.

«Учащиеся, начиная с самых старших и кончая самыми младшими, крепко сознают, что они учатся для того, чтобы быть проповедниками учения Христова в своей стране, покрытой мраком язычества, и что они сами должны быть достойны будущего звания. Здесь нет и тени той мертвечины и рутинности, которая так пышно процветает в наших российских семинариях. Напротив, в токийской семинарии от всего дышит жизнью, энергией и сознанием важности и величия предстоящей, по выходу из учебного заведения, деятельности» [6, c. 87–91].

Вскоре была основана семинария для девушек, где в программу обучения, кроме Закона Божьего, были включены рисование, пение, навыки домоводства и шитья. Популярность женской семинарии росла год от года, и она по праву была признана одной из лучших школ в Японии. Вначале женская семинария располагалась в ветхом доме и существовала в значительной степени только на пожертвования. Первая директриса семинарии М. А. Черкасова постоянно обращалась к меценатам с просьбами о пожертвованиях, обращая их внимание на сложное положение учебного заведения для девушек. «Отец Николай не имеет средств для женской половины японского христианского общества. Ему едва хватает на мужское отделение миссии. Я со своей стороны бесконечно благодарна за то, что им сделано: им положен прочный духовный фундамент, возбуждено в детях желание слышать слово Божие и ревностное искание сообразовать свою жизнь с духом христианского учения. Что касается удовлетворения материальных нужд, то много и того, что им все-таки уделено, хотя временное и какое ни есть помещение, и бедным детям дается пища и одежда» [7, c. 80].

Кроме Духовной семинарии и Семинарии для девушек были открыты и другие учебные заведения: катехизаторское училище, женское училище, училище причетников, училище для детей в Хакодатэ. Благодаря стараниям отца Николая образовательные успехи Духовной Миссии были очевидны. Так к 1904 г. число обращенных христиан составило 28597 человек, число общин возросло до 260. Священников было 28, диаконов — 7, катехизаторов -151, причетников — 12 [5, c. 347].

Несмотря на постоянные финансовые проблемы, Духовная Миссия достигла очевидных успехов в области образования. За первые сорок лет учебные заведения Миссии закончило около тысячи человек, которые успешно использовали знание, полученные в родных школах. Многие продолжали заниматься богословскими науками, изучением русской литературы и общественной мысли.

Одним из первых выпускников семинарии был Мии Митиро (1859–1940). После пятилетнего обучения в Киевской Духовной Академии он приступил к преподаванию в Токийской семинарии и активно помогал отцу Николаю и его преемнику митрополиту Сергию (1871–1945), вначале в сане иерея, а затем и как протоиерей.

Точное количество учеников, прошедших обучение в православных семинариях установить трудно. Число поступавших колебалось год от года, не всем удавалось своевременно окончить эти учебные заведения. Разные исследователи называют число порядка тысячи человек. Многие из учеников были направлены после окончания семинарии в Россию — в четыре Духовные Академии — в Петербург, Киев, Москву и Казань. К сожалению, о них сохранились только отрывочные сведения.

Кроме обучения духовным и светским наукам большое значение в педагогической деятельности Миссии придавалось певческому мастерству, хоровому пению. Святитель Николай писал: «... Вообразите душевный процесс японца. Много значит хорошее мелодичное пение; как необходимо оно в церкви вообще и особенно там, где на внутреннее убеждение человека нужно действовать через его внешние чувства» [8, c. 73]. Первый церковный хор был создан в Хакодате под началом псаломщика В. Сартова в 1873 г. После его кончины певчих обучал Яков Дмитриевич Тихай.

Рассмотрение педагогической деятельности Миссии останется не полным, без такого важного аспекта, как подготовка при Духовной Семинарии переводчиков из числа молодых россиян. Россия нуждалась в таких специалистах еще до открытия Духовной Миссии. Идея обучения сотрудников российского консульства японскому языку принадлежала вице-адмиралу Е. В. Путятину и первому консулу И. А. Гошкевичу. Они неоднократно обращали внимание на языковые проблемы, которые мешали установлению повседневных контактов с местным населением, также и дипломатическим отношениям [9, c. 64].

В известной степени решить эту проблему позволила помощь Миссии, что подтверждают следующие примеры. Первые ученики из России — Федор Легасов и Андрей Романовский, были прикомандированы к Миссии в 1902 г. Оба провели в Японии более четырех лет. Удачный опыт подготовки в Семинарии переводчиков-японистов побудил управление Заамурским округом обратиться к главе Российской Духовной Миссии в Токио с просьбой принять для обучения в Семинарии 26 подростков. Св. Николай разрешил прислать не более 10 человек. К началу 1910/11 учебного года при Миссии учились 13 учеников, приехавших из России.

Об успехах учеников-переводчиков можно судить по замечаниям Заместителя председателя правления КВЖД А. Венцеля, который обратил внимание на помощь Св. Николая, его продуманную систему обучения русских учеников японскому языку (русские юноши жили вместе с японскими учениками, что способствовало быстрому усвоению языка) и важность данной работы для службы на Дальнем Востоке [9, c. 65]. Стоит отметить, что кроме воспитанников, посланных на обучение администрацией Дальнего Востока, в Семинарии в других учебных заведениях Миссии проходили подготовку также ученики, принятые по ходатайству частных лиц.

Усвоению изучаемого языка русскими учениками способствовали поездки по стране для знакомства с достопримечательностями Японии. В программу входил посещение Токийского университета, встречи с соотечественниками, совместные праздники, спортивные занятия, спектакли. Подготовка специалистов-переводчиков в целом проходила достаточно успешно, о чем вспоминал российский посол в Японии Н. А. Малевский-Малевич, ученые Д. М. Позднеев, С. Г. Елисеев [9, c. 66]. Следует отметить, что практика подготовки переводчиков не прекратилась и со смертью св. Николая. Газета «Россия» в 1912 г. сообщала об очередном выпуске переводчиков и направлении их на воинскую службу.

Бесспорно, педагогическая деятельность Миссии имела большое практическое значение и способствовала решению многих политических, дипломатических задач, упрочению культурных связей между двумя странами в начале XX в. Но, стоит отметить и тот факт, что Миссия обязана своими образовательными успехами непосредственно и св. Николаю, который следил за учебными планами образовательных учреждений, заботился об их педагогическом составе, по-настоящему болел за своих учеников, близко к сердцу принимал их заботы. Св. Николай корректировал учебные планы, действовавшие в школах Миссии, посещал Катехизаторскую школу, Семинарию в дни экзаменов. «На экзамене по Литургике в обоих классах Катехизаторской школы, — записал в дневнике св. Николай, — к удовольствию моему нашел, что все довольно исправно выучили краткий учебник; прилежание показали». С удовлетворением св. Николай отмечал и успехи слушателей Семинарии: «На экзамене в Семинарии: в третьем классе, где одиннадцать учеников, и в четвертом, где десять учеников, по Церковной истории и отчасти по Русской гражданской истории отвечали порядочно» [10, c. 39].

Таким образом, можно сделать вывод, что образовательная деятельность Русской Православной миссии в Японии внесла большой вклад не только в дело развития православия, но и просвещения и культуры японского народа. Основание в 1875 г. Духовная семинарии, а позднее и Семинарии для девушек говорят об успехах Духовной Миссии в деле просвещения. Не вызывает сомнений и многогранный характер просвятительской деятельности. Создание круга учебных заведений с глубоко продуманной широкой программой, предусматривающих преемственность средней и высшей школы, позволило очень многим японцам получить основательное образование, которое многие из них завершили в России.

Литература:

  1. Nicholas of Japan. https://www.revolvy.com/topic/Nicholas %20of %20Japan&item_type=topic (Дата обращения 19.06.2017).
  2. Железняк С. Е. История православных миссий. — Набережные Челны, 2011–88 с.
  3. 日本の正教会の歴史と現代 История Японской Православной Церкви и теперь (на японском языке). Православная Церковь в Японии. http://www.orthodoxjapan.jp/daishukyou .html (Дата обращения 20.06.2017).
  4. Иванова Г. Д. Жизнь и деятельность святителя Николая Японского// Православие на Дальнем Востоке. Памяти святителя Николая, Апостола Японии. — СПб., 1996. Вып. 2. — 56 с.
  5. Прохоренко Ф. Русская Духовная Миссия в Японии // Вера и Разум. — 1907. — № 7. — С. 347–348.
  6. Архимандрит Сергий. Письма русского миссионера// Богословский вестник. — 1896. — С. 87–91.
  7. Архимандрит Андроник. В Японии // Русский вестник. –1904. — С. 80–91.
  8. Иванова Г. Д. Русские в Японии XIX — начала XX века. — М., 1993. — 170 с.
  9. Хохлов А. Н. Подготовка русских переводчиков-японистов в Японии и деятельность И. Д. Касаткина // Восток. — 1994. — № 5. — С. 64–66.
  10. Северо-Западная Библейская комиссия. //Духовное просвещение. — 13/26 июня 1903. — С. 39.
Основные термины (генерируются автоматически): Святитель Николай, Духовной Миссии, педагогической деятельности Миссии, Миссии Святитель Николай, Японии православных образовательных, Русской Православной Миссии, Духовной семинарии, деятельность Русской Православной, успехи Духовной Миссии, открытия Духовной Миссии, успехах Духовной Миссии, учебные заведения Миссии, образовательная деятельность Русской, Российской Духовной Миссии, половине xix, Японской Православной Церкви, учебным заведением Миссии, православных образовательных учреждений, Образовательная программа Миссии, учебных заведений.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle
Задать вопрос