Автор: Гусев Константин Дмитриевич

Рубрика: 1. Общие вопросы исторических наук

Опубликовано в

IV международная научная конференция «История и археология» (Санкт-Петербург, июль 2017)

Дата публикации: 28.06.2017

Статья просмотрена: 11 раз

Библиографическое описание:

Гусев К. Д. Конструирование исторического образа в монументальном искусстве: на материале памятников П. А. Столыпину [Текст] // История и археология: материалы IV Междунар. науч. конф. (г. Санкт-Петербург, июль 2017 г.). — СПб.: Свое издательство, 2017. — С. 1-4.



В статье рассматривается методика конструирования исторического образа через создание монументальных произведений. На материале памятников, посвященных П. А. Столыпину, оценивается практика генерации образных конструкций, а также опыт их ретрансляции в общественное сознание. Выявляются главные акторы конструирования, дается оценка их конкретного вклада в формулирование логического содержания образного творчества. Характеризуется и градируется роль непосредственного творца и официальной идеологии в этом процессе.

Ключевые слова: монументы, конструирование образа, общественное сознание, творец, идеология, П. А. Столыпин

Памятники и бюсты, будто метафизические сгустки памяти, воплощают исторические образы в материальной реальности. Особенности конкретного произведения позволяют выявить черты, актуальные в положительном и негативном смысле для их конструкторов. «Отшлифованные» в необходимых «идейных пропорциях», эти образы появляются на улицах и площадях городов, транслируются в общественное сознание и влияют на него. Его конструкторами, как правило, являются два актора. Во-первых, это непосредственный создатель, скульптор. Во-вторых, это заказчик — государство, стремящееся сформировать комфортную историческую матрицу для себя и своих граждан. Скульптура, полноценно распространившаяся относительно поздно в России (XVIII век), развивалась в тесной сцепке с существовавшей идеологией. Данный вид искусства оказался весьма удобен для государства, генерировавшего идейное поле, в рамках которого была возможна свобода творчества. Выход за границы поля влек либо коррекцию творения, либо поиск нового творца, в зависимости от степени нарушения этого негласного закона. Конечно, были исключения, встречавшиеся в период ослабления и кризиса государственной власти. Отметим, что в процессе конструирования историческая объективность играет второстепенную роль. Предпочитается идеализация удобных черт при умалчивании неудобных. Образ в прямом и переносном смысле становится «бронзовым», непротиворечивым и, конечно, искусственным. В такой редакции он благополучно воспринимается обществом, при этом вызывает совершенно противоположную, негативную реакцию у части оппозиционно настроенных людей, вне зависимости от их отношения к непосредственно конкретной личности. Смена государственной власти вызывает тотальное разрушение идейной и физической ипостасей конструкции, что выражается в сносе памятников и разоблачении героев прежнего режима.

Анализ памятников П. А. Столыпину, появлявшихся в Российской империи после трагической гибели реформатора, а также многочисленных монументов, возникших в постсоветский период, высвечивает те черты образа, в актуализации которых нуждалось и нуждается государство. Обращение к личности Столыпина особо актуально, поскольку оценки его деятельности и в среде историков, и в общественном сознании крайне полярны [1, с.4].

1 сентября 1911 г. в киевском Городском театре П. А. Столыпин был смертельно ранен. Вскоре после трагедии городская дума решила установить памятник в честь Столыпина. Средства собирались путем пожертвований, при этом 20 тысяч рублей внес лично Николай II, заинтересованный в конструировании комплиментарного образа собственного царствования через прославление фигуры реформатора. 6 сентября 1913 г., ко второй годовщине смерти Столыпина, напротив здания киевской Городской думы был открыт памятник реформатору [2]. На пьедестале из светло-серого гранита возвышалась бронзовая статуя Столыпина в форменном сюртуке. Спокойный, но целеустремленный взгляд, прижатые, будто ограниченные в движении руки, твердо стоящая левая нога. Правая же стремится сделать шаг, но останавливается на полпути, своеобразный символ незавершенности реформ. Композицию гармонично дополняли аллегорические фигуры Мощи (русский витязь) и Скорби (русская женщина), расположенные по бокам от пьедестала. Центральная надпись гласила «Петру Аркадьевичу — русские люди». Творцом скульптуры был итальянец Этторе Ксименес (1855–1926), блестяще исполнивший нужный образ «столпа» империи. В свете событий революции 1917 г. неудивительна судьба монумента. 3 марта 1917 г. было сформировано ядро Украинской Центральной Рады, а на 19 марта назначили проведение «Праздника Свободы». В рамках его подготовки 17 марта манифестанты произвели импровизированный «суд» над Столыпиным. С помощью специальной конструкции, ремней и лебедок бронзовую фигуру подвесили (попытались «казнить»), а затем сбросили на землю [3]. К слову, памятник не разбился, был отвезен на завод «Арсенал» и впоследствии переплавлен. Так ликвидировали один из первых монументов на территории Российской империи, что создало прецедент для последующей исторической традиции Украинского государства.

Как получилось, что жители города, инициировавшие создание памятника, так быстро и показательно отказались от него? Отметим, что на тот момент Украина не говорила о независимости, ограничиваясь идеей автономии в составе Российского государства. Однако пала монархия, отрекся Николай II, главный конструктор образа Столыпина. Демонтаж памятника стал разрывом не с конкретной исторической фигурой Столыпина, а с созданным образом, тесно переплетенным и ассоциированным в общественном сознании с царской властью. Примечательно, что могилу реформатора никто грабить не отправился.

В том же марте 1917 г. в Симбирске сбросили бронзовый бюст бывшего премьер-министра. В 1910 г. он побывал здесь и пообещал решить проблемы с железной дорогой, что было исполнено, но уже после киевских событий. Торжественное открытие бюста состоялось в 1913 г. в присутствии вдовы, брата и детей Столыпина [4]. Отметим, что его создание происходило на средства, выделенные Симбирским земским собранием. Скорый демонтаж показал, что даже на местах был жив законсервированный образ Столыпина — верного слуги царя, а не благодетеля. У жителей Симбирска было больше поводов для благодарности Столыпину, нежели чем у киевлян. Но конечная судьба монументов оказалась идентичной. 1917 год трансформировал прочную связку «Царь и Столыпин» в формулу «Нет царя, значит, не будет Столыпина».

Закрепившийся в общественном сознании образ сыграл с исторической персоной Столыпина злую шутку в годы Советской власти. По-прежнему ассоциированный с царской персоной, его реформаторская деятельность оценивалась сугубо негативно. Излет Перестройки изменил отношение к образу Столыпина на прямо противоположное, «позитивистское». Была несколько переформатирована его конструкция. Место царя в связке занял реформатор М. С. Горбачев, «второй Столыпин». Историк В. П. Данилов пишет: «Начавшийся в 1988 году культ Столыпина достиг в 1990–1991 годы масштабов массовой идеологической кампании, апогеем которой можно считать появление в одной из центральных газет 12 мая 1991 года панегирика «Столыпин и Горбачёв: две реформы «сверху» [5]. Но произошедшие в 1991 г. перемены не позволили закрепиться новой конструкции в общественном сознании, да и памятники установлены еще не были. «Реабилитация» Николая II и всего имперского периода в 1990-е гг. означала и пересмотр традиционных взглядов на фигуру П. А. Столыпина. Появились многочисленные научные исследования, предоставлявшие более многогранный взгляд на реформы и личность их инициатора. Тем не менее изменения касались именно научной среды и до сферы общественного сознания практически не доходили. Хотя были и исключения из правил. В 1996 г. село Балтайского района Саратовской области вернуло историческое название Столыпино и получило бюст знаменитого представителя рода, имение отца которого находилось здесь [6].

Конструирование нового массового образа Столыпина началось, пожалуй, в 2002 г., когда отмечалось 140-летие со дня его рождения. 17 апреля перед зданием Саратовской областной думы был открыт памятник Столыпину работы известного скульптора В. Клыкова. Помимо статуи бывшего саратовского губернатора, композицию составляли фигуры крестьянина, священника, кузнеца и воина. Они «символизируют традиционность русской культуры и её возможность гармонично развиваться в любых исторических условиях» [7]. Мощная фигура в кителе с наградами уверенно стоит и смотрит вперед, в будущее. Четырехметровый пьедестал с надписью «Нам нужна Великая Россия» не подавляет остальные элементы композиции. Памятник получился удачным, что способствовало популяризации нового образа на местном уровне. Оговорим, что в Саратовской области восприятие Столыпина крайне идеализировано. В городах устанавливаются бюсты [8], мемориальные таблички и даже называются школы [9]. Область нашла своего исторического героя и активно транслирует его образ, начиная со школьной скамьи.

Развивавшийся «снизу», в среде ученых и общественных деятелей, новый образ П. А. Столыпина был подхвачен государством и введен в «пантеон героев». Что же содержательно представляет собой новая конструкция? Во-первых, ассоциативная связь между Столыпиным и Николаем II хоть и осталась, но не играет былой роли. Премьер-министр выступает фигурой большего масштаба, нежели император [10, с.5]. Во-вторых, деятельность Столыпина представляется как эволюционная альтернатива революционной Советской власти. В-третьих, Столыпин становится выдающейся государственной личностью, примером для подражания сегодняшних политиков [11]. Издается большое количество качественной научной литературы, в том числе и источникового характера [12]. Его фразы тиражируются в СМИ. Недавно созданные монументальные произведения могут отразить, насколько глубоко отпечатался новый образ Столыпина в общественном сознании.

Начиная с 2011 г. в России было проведено множество мероприятий, посвященных памяти П. А. Столыпина. Монументы были установлены в Москве, Краснодаре, Ульяновске, Белгородской и Саратовской областях [13]. Внешний вид произведений, слепо копирующий внешность реформатора, не вызывает сильных эмоций у зрителя. Разница такая же, как между фотографией и картиной одного произведения. Вроде бы все точно, но ничего не понятно. Нет интегрирующей идеи. Почему так получается? Напомним, что есть 2 конструктора образа — творец и государство.

Скульпторы, во многом, стали заложниками советской традиции. Брать количеством, а не качеством, казалось, было принципом скульптурной «Ленинианы». Абсолютное большинство памятников Ленину не имели художественной ценности. Они были предназначены выполнять идеологическую функцию. Внешне невзрачные, они тем не менее, успешно транслировали советские идеи, которые могли логически различаться, в зависимости от исторического периода существования советской власти. Государство задавало программу идей, которая транслировалась в общественное сознание через монументальные образы. В условиях отсутствия идеологии это поле оказалось размытым. Сегодня творцы, во многом, не понимают, что от них требуется, и работают «вхолостую».

Так, памятники устанавливают, но образ не распространяется в массах. Несмотря на огромные усилия, П. А. Столыпин не вошел в «пантеон героев» российского народа. Сегодня ярко наблюдается более реальная поддержка образа Николая II, ассоциированного с православием и мученичеством, чья популярность сравнима с «рейтингом» В. И. Ленина [14]. Идейно не подкрепленный, новый образ Столыпина по-прежнему будет оставаться искусственным и непрочным в общественном сознании.

Подведем итоги. Монументальные произведения являются физическим воплощением образных конструкций. Специфика позднего появления и развития монументального искусства в России определила два ключевых актора образного конструирования — непосредственного творца и государство. Последнее задает идейное поле, в границах которого возможна свобода творчества. При «пересечении границ» следует либо коррекция творения, либо замена творца. При ослаблении государственной власти, санкции могут не последовать, что окажется опасным для нее самой.

После трагической смерти П. А. Столыпина царской властью был создан образ крупного государственного деятеля, в общественном сознании тесно ассоциированный с фигурой Николая II. За образом «столпа общества» стояла идея Российской империи и ее величия. Разрушение строя и отречение императора автоматически означало падение конструкции. Поэтому памятники Столыпину были показательно ликвидированы уже в марте 1917 г.

Активное конструирование нового образа П. А. Столыпина в первые два десятилетия XXI в. привело к внешнему созданию фигуры большого масштаба, чьи реформы могли бы стать альтернативой революции и Советской власти. Возведение многочисленных памятников, тем не менее не привело к закреплению в общественном сознании нового положительного образа. Имеющиеся идейные элементы конструкции не удалось синтезировать при отсутствии центральной и интегрирующей идеи, которую обычно задает государство. Сгенерированное им «идейное поле» оказалось слишком размытым и непонятным для творцов. Поэтому новая конструкция образа Столыпина остается логически не наполненной, искусственной и поверхностной для восприятия российским обществом.

Литература:

  1. Громов С. Петр Столыпин // 100 великих имен. Наша история. 2011.
  2. Памятник Столыпину в Киеве [Электронный ресурс]. URL: http://varjag-2007.dreamwidth.org/1234302.html (дата обращения: 21.06.2017).
  3. 100 лет «памятникопаду»: первым снесли Столыпина [Электронный ресурс]. URL: http://kp.ua/life/570162–100-let-pamiatnykopadu-pervym-snesly-stolypyna (дата обращения: 21.06.2017).
  4. Ульяновск обязан Столыпину [Электронный ресурс]. URL: https://ulpressa.ru/2008/10/03/article64495/ (дата обращения: 21.06.2017).
  5. Данилов В. П. Из истории перестройки: переживания шестидесятника-крестьяноведа [Электронный ресурс]. URL: http://www.rosbalt.ru/ukraina/2012/01/30/939521.html (дата обращения: 4.06.2017).
  6. Козловский И. Столыпино [Электронный ресурс]. URL: http://saratovregion.ucoz.ru/region/baltayskiy/stolypino.htm#landmarks (дата обращения: 3.06.2017).
  7. Памятник Столыпину в Саратове [Электронный ресурс]. URL: http://histrf.ru/lichnosti/pamyatnie-mesta/place/item-214 (дата обращения: 5.06.2017).
  8. У здания школы № 9 установили бюст Петра Столыпина [Электронный ресурс]. URL: http://balashover.ru/news/24470.html (дата обращения: 7.06.2017).
  9. МБОУ СОШ № 33 им. П. А. Столыпина [Электронный ресурс]. URL: http://www.yaklass.ru/SchoolProfile/9f8d7b1f-a120–4f91–93a4–8d6e2b4ec01c (дата обращения: 7.06.2017).
  10. П. А. Столыпин глазами современников. М., 2008.
  11. Сидоровнин Г. П. П. А. Столыпин. Жизнь за отечество. М., 2002.
  12. Столыпин П. А. Программа реформ. Документы и материалы: В 2 т. М., 2003.
  13. В Москве открыли памятник Петру Столыпину [Электронный ресурс]. URL: https://www.1tv.ru/news/2012–12–27/82502-v_moskve_otkryli_pamyatnik_petru_stolypinu (дата обращения: 8.06.2017).
  14. Больше 50 % россиян поддерживает Сталина [Электронный ресурс]. URL: http://www.bbc.com/russian/russia/2015/01/150120_russia_stalin_poll (дата обращения: 5.06.2017).
Основные термины (генерируются автоматически): общественном сознании, Электронный ресурс, дата обращения, образа Столыпина, образ Столыпина, общественное сознание, новый образ Столыпина, памятников П, Советской власти, Российской империи, исторического образа, государственной власти, возможна свобода творчества, нового образа, материале памятников П, конструктор образа Столыпина, общественном сознании образ, нового образа П, конструкция образа Столыпина, массового образа Столыпина.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle
Задать вопрос