Автор: Колесников Илья Николаевич

Рубрика: 3. История отдельных стран

Опубликовано в

IV международная научная конференция «Вопросы исторической науки» (Москва, ноябрь 2016)

Дата публикации: 02.11.2016

Статья просмотрена: 144 раза

Библиографическое описание:

Колесников И. Н. Северный Кавказ и Крымское ханство в аспекте русско-турецкого военно-политического противостояния (1768–1774 гг.) [Текст] // Вопросы исторической науки: материалы IV Междунар. науч. конф. (г. Москва, ноябрь 2016 г.). — М.: Буки-Веди, 2016. — С. 13-15.



В статье научной конференции рассматривается роль Северного Кавказа и Крымского ханства в ходе русско-турецкой войны 1768–1774 гг. Подробно освещается политика Османской империи, направленная на вовлечение коренных народов Северного Кавказа и Крыма в войну против России. В качестве противодействия этим замыслам русским правительством принимались различные меры военного и дипломатического характера.

Ключевые слова: кризис, русско-турецкая война 1768–1774 гг., Северный Кавказ, Крымское ханство, Закавказье, международная арена, «крымский вопрос», дипломатия, союз, независимость

Во второй половине XVIII в. традиционно агрессивная внешняя политика Османской империи усиливалась из-за социально-экономического и политического кризиса в стране. Султанское правительство искало выхода из внутреннего кризиса в захватнических войнах [5, с. 71].

Враждебную по отношению к России и народам Кавказа политику Османской империи в своих корыстных целях поддерживали ряд западноевропейских стран. Однако наибольшую активность в Константинополе проявляли Англия и Франция. Занятые захватническими войнами в Америке и Индии, они предпочитали поддерживать единство и нерасчлененность Османской империи, противодействуя стремлению угнетенных народов к получению самостоятельности и созданию независимых государств. В экономической и политической отсталости Османская империя все более теряла самостоятельность во внешней политике и становилась орудием в руках западноевропейских государств [5, с. 439].

Международная обстановка на Кавказе осложнялась еще и тем, что на его территорию продолжал претендовать и шахский Иран.

Положение на международной арене, в которой происходила борьба России и Турции, было сложным, так как наличие в русской внешнеполитической программе трех задач — черноморской, польской и шведской — сталкивало ее со многими западноевропейскими странами. Но вместе с тем она была довольно благоприятной, так как Россия была окружена относительно более слабыми в экономическом отношении государствами, такими, как Швеция, Польша, Турция и Крым [7, с. 86].

В сентябре 1768 г. под давлением Франции Османская империя вступила в войну с Россией. До начала военных действий и, особенно в период войны османы старались «привлечь на свою сторону племена кавказские и приготовить из этого элемента силу против русских». В начале войны султан обратился к кабардинским князьям с призывом быть «покорными, послушными» и помогать войскам Турции и Крыма. По его приказу на Северный Кавказ были посланы многочисленные агенты. Но, несмотря на умелую антирусскую пропаганду, османам не удалось поднять горцев на борьбу с Россией.

Многие десятилетия XVIII в. народы Северного Кавказа страдали от разорительных набегов крымских татар и османов, которые требовали дани и политического вассалитета, насильно насаждали среди горцев ислам. Однако главной причиной провала агрессивной политики султана было нежелание народов Северного Кавказа поддержать ее. «Сверх того черный народ, — говорилось в одном из документов, — о подданстве Крыму и слышать не хочет» [3, с. 82]. Об этом же свидетельствуют и многочисленные факты о вступлении народов Северного Кавказа в подданство России. Так, в 1768 г. «все старшины и народ» чеченский, «надеясь на высочайшую е. и. в. милость», решили «состоять в прежней своей верности и данную присягу навсегда сохранять будут без нарушения…» [1, с. 11].

Мало того, народы Северного Кавказа оказывали посильную помощь русским войскам. При поддержке ногайцев, например, русские войска овладели укреплением Копыл. Вместе с Кубанским казачьим корпусом генерала И. Ф. Медема в военных действиях на Северном Кавказе против османов участвовал отряд чеченцев во главе с Асланбеком Айдемировым. А ингушские отряды принимали участие в составе грузинской армии в боевых действиях против войск султана в Закавказье.

Тем временем русские войска и военно-морской флот одержали ряд блестящих побед над турками. Стотысячная армия крымского хана, вторгшаяся в пределы Украины и донских земель, была разгромлена. В марте 1769 г. Приазовье было очищено от войск Турции. Действовавший в Грузии отряд Г. Тотлебена овладел Кутаиси и изгнал османов из Имеретии. На Северном Кавказе серьезных успехов достигли войска под командованием генерала И. Ф. Медема. В июле 1769 г. войска Медема в урочище Ешкокон одержали победу над кабардинскими феодалами, уклонившимися от русского подданства. После чего кабардинцы вновь «присягнули на верность России» [5, с. 440].

В начале русско-турецкой войны Государственный совет принял решение добиться независимости Крымского ханства от Османской империи.

Как известно, «Крымский вопрос» занял одно из ведущих мест во внешнеполитической доктрине Российской империи с первых лет царствования Екатерины II. По указанию русского правительства канцлер М. И. Воронцов представил в июле 1762 г. доклад «О Малой Татарии», в котором было выделено «Дело об учреждении в Крыму российского консула», необходимого для наблюдения за действиями хана и передачи важных сведений русскому правительству, а также для защиты интересов российского купечества.

М. И. Воронцов считал полуостров Крым стратегическим объектом для утверждения российского присутствия на Азовском и Черном море. Чтобы устранить опасность, исходившую от крымских татар, он предлагал два варианта решения вопроса: либо присоединение Крыма к России, либо превращение его в независимое государство. Второй вариант был более предпочтительным, поскольку Крымское ханство в виде небольшого самостоятельного государства не представляло для России серьезной опасности [6, с. 131].

Осуществляя этот план, российские власти на Северном Кавказе способствовали переселению освободившихся от вассальной зависимости султана ногайцев на Правобережную Кубань. Тем самым удалось удалить ногайцев как крупную, хотя и не всегда надежную военную силу от татар в связи с предстоящей кампанией в Крыму, ускорить отложение от Турции кубанских ногайцев и усилить охрану русских границ от нападения горцев. Решение этой задачи облегчалось тем, что она совпадала с желанием самих ногайцев. Вместе с тем российское правительство было готово согласиться на избрание ногайцами собственного хана и на известный сепаратизм Кубани [2, с. 97]. Независимое от Крыма и дружественное России Кубанское ханство, обладая значительной военной силой, существенно помогло бы России в решении крымского вопроса.

После вступления русских войск на Крымский полуостров, новый хан Сагиб-Гирей 1 ноября 1772 г. подписал союзный договор с Россией, который начинался декларативным провозглашением «союза, дружбы и доверенности между Россией и Крымским ханством».

Согласно этому договору, в Крыму сохранялись порядки монархической формы правления с системой избрания хана, и отмечалось, что ни одна из держав не имеет права вмешиваться во внутренние дела ханства. Однако о выборе нового хана будет сообщаться русскому правительству.

Оставляя в подданстве хана все подвластные ему народы, договор в тоже время подтверждал древние права России на Кабарду: «… Большая же и Малая Кабарды состоят в подданстве Российской империи». Россия обязывалась не требовать военной помощи со стороны крымского хана, татары же давали обязательство, что их войска против России никому и ни под каким предлогом помогать не будут.

Основываясь на необходимости иметь в Крыму «запасное войско и суда» в целях гарантии татарской независимости, Россия оставляла за собой крепости Керчь и Еникале. Но крымским татарам разрешалось иметь при Еникале перевоз для связи с народами, живущими на кубанской стороне.

В соответствии со статьей 12 союзного договора подданным обеих сторон разрешалось торговать в землях друг друга «со всею безопасностию и выгодностями, какие другие дружественные народы имеют, но с платежом только по купеческим установлениям надлежащей пошлины».

Статья 13 объявляла о намерении русского правительства иметь при крымском хане своего резидента, а крымский хан обещал ограждать его от произвола.

Наряду с договором, татары подписали также декларацию о своем государственном отделении от Турции [6, с. 134].

Османская империя не хотела признавать независимость Крыма. Она не могла примириться с потерей важного плацдарма на южных границах Российской империи [4, с. 101]. В связи с этим турки решили использовать Северо-Западный Кавказ как плацдарм для возвращения своих утраченных позиций. Султанское правительство намечало создать здесь удельное ханство для кандидата на крымский престол Девлет-Гирея. В поддержку ему были даны значительные военные силы. Летом 1774 г. объединенные войска османов и татар вторглись в Кабарду. Обойдя Моздок, они напали на станицу Наурскую, но были отбиты казаками. Затем русские войска, поддержанные ногайцами и кабардинцами, разгромили войска противника и избавили тем самым народы Северного Кавказа от нависшей над ними угрозы [5, с. 435].

В этих условиях среди горских народов Северного Кавказа росла и укреплялась политическая ориентация на Россию. Покровительство России для народов Северного Кавказа становилось практической необходимостью. Вместе с тем немалую роль в укреплении русско-кавказских отношений играл постоянный, крайне полезный для горцев рост торгово-экономических связей.

Укрепление ориентации народов Северного Кавказа на Россию обеспечило внедрение внутриполитических порядков в этих пограничных с Османской империей регионах, что говорит о значимой роли для российского правительства регионов не только Северного Кавказа, но и Закавказья, и определяло тенденцию развития внешнеполитической линии российского государства.

Литература:

1. Архив внешней политики Российской империи (АВП РИ). Ф. 115 — Кабардинские, черкесские и другие дела. Оп. 115/1. 1766–1768 гг. Д.Б./н. Л. 11–24.

2. Архив Государственного совета. Совет в царствование императрицы Екатерины II (1768–1796 гг.). Т. I., Ч. I-II. — СПб., 1869. Ч. I.: Отделение историческое. — 1106 с. Ч. II.: Отделение юридическое. — 980 с.

3. Акты, собранные Кавказской археографической комиссией. Под редакцией А. П. Берже. Т. I-XII. — Тифлис, 1866–1904.

4. Гасратян, М.А., Орешкова, С.Ф., Петросян, Ю. А. Очерки истории Турции. — М.: Наука, 1983. — 296 с.

5. История народов Северного Кавказа с древнейших времен до конца XVIII в. Под ред. Б. Б. Пиотровского. — М.: Наука, 1988. — 544 с.

6. Колесников И. Н. Присоединение Крыма к Российской империи в XVIII в. // Вопросы истории. 2013. № 10. С. 131–137.

7. Северный Кавказ в составе Российской империи. Под ред. В. О. Бобровникова, И. Л. Бабича. — М.: Новое литературное обозрение, 2007. — 460 с.; ил.

Основные термины (генерируются автоматически): Северного Кавказа, народов Северного Кавказа, народы Северного Кавказа, Османской империи, Российской империи, политика Османской империи, русские войска, Османская империя, роль Северного Кавказа, Северный Кавказ, Северном Кавказе, Кавказа политику Османской, крымского хана, коренных народов Северного, вступлении народов Северного, нежелание народов Северного, нерасчлененность Османской империи, крымских татар, горских народов Северного, ориентации народов Северного.

Ключевые слова

кризис, союз, дипломатия, независимость, Северный Кавказ, Крымское ханство, русско-турецкая война 1768–1774 гг., Закавказье, международная арена, «крымский вопрос»

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle
Задать вопрос