Формирование взглядов российских дипломатов о Балканах в первой четверти XIX века | Статья в сборнике международной научной конференции

Автор:

Рубрика: 4. История отдельных процессов, сторон и явлений человеческой деятельности

Опубликовано в

II международная научная конференция «Исторические исследования» (Чита, декабрь 2013)

Дата публикации: 25.11.2013

Статья просмотрена: 212 раз

Библиографическое описание:

Шарафутдинов Д. Р. Формирование взглядов российских дипломатов о Балканах в первой четверти XIX века [Текст] // Исторические исследования: материалы II Междунар. науч. конф. (г. Чита, декабрь 2013 г.). — Чита: Издательство Молодой ученый, 2013. — С. 29-31. — URL https://moluch.ru/conf/hist/archive/116/4557/ (дата обращения: 17.08.2018).

Первая четверть XIX столетия была во многом определяющей в развитии международных отношений, поведении и практике внешней политики Российской империи на Балканах. Новый этап в отношениях с Османской Портой, совпавший с воцарением Александра I, имел ряд особенностей, отличавшихся от предыдущего времени [1]. Несмотря на богатые традиции во взаимоотношениях и сложившиеся в эпоху правления Екатерины II взгляды среди российской общественной мысли о родственных и единоверных народах [5], населяющих Европейские территории Османской империи, Российская империя в начале XIX века расширяет и углубляет нарратив, связанный с Балканским регионом. Основным поставщиком нового знания в Александровскую эпоху становятся представители дипломатического корпуса. В условиях, когда территория Балкан становится все более ценной «картой» в дипломатических играх великих держав, новизна и практическая значимость информации, получаемой с дипломатической корреспонденцией непосредственно с Балканского полуострова, становилась все более актуальной.

Сценарии формирования взглядов среди российского МИДа имели несколько вариаций. Так, начиная с 1803 г., Министерство иностранных дел с санкции Александра I активно практиковало рассылку инструкций дипломатическим агентам, в которых указывались те вопросы и проблемы, на которые российское правительство желало получить развернутый ответ [6; 7]. Первые подобные инструкции были поручены чрезвычайным посланникам Российского двора: в Черногории — С. А. Санковскому (1805–1807 гг.) и в Сербии — К. К. Родофиникину (1807–1810 гг.). Обширный перечень проблем включал в себя вопросы, связанные с политическими, социальными, экономическими, религиозными, территориальными, географическими и культурными сюжетами. Следует иметь в виду, что дипломаты, подобно любому представителю чиновничьего мира, в своей работе и изысканиях руководствовались личным опытом и рядом условий, которые известный французский социолог П. Бурдье обозначил, как «социальный капитал» [4, с. 66]. Согласно этой теории, дипломат в реальном времени апробировал не только личные наработки в изучении и идентификации Балкан, но также знания и опыт, накопленные дипломатической корпорацией на протяжении предыдущих лет.

В донесениях и отчетах российские дипломаты не всегда следовали плану инструкций. Довольно частым было явление, когда дипломатический агент избегал характеристики явлений, свидетелем которых он стал. На страницах дипломатической переписки не раз можно столкнуться с противоречивыми суждениями одного и того же лица в разные хронологические промежутки времени. Тем самым подчеркивались ситуация «поиска», верификации знаний о регионе и конструирования нового пространства «Балкан» дипломатическим ведомством России. Ситуация «поиска» среди российских дипломатов была актуальна вплоть до второй трети XIX века, когда территория Балкан стала активно осваиваться академической элитой Российской империи и необходимость в постоянном «поиске» постепенно сошла на нет. В отличие от «поиска» верификация знаний среди дипломатического сообщества продолжалась на протяжении всего XIX столетия. Так в 1830–1840-е гг. инициированное российскими властями путешествие ряда славяноведов (О. И. Бодянский, В. И. Григорович, П. И. Прейс, И. И. Срезневский и др.) привело к неутешительным выводам. Так казанский славяновед В. И. Григорович замечал, что сведения, которыми он руководствовался при путешествии по Европейской Турции, в том числе полученные и в результате наблюдений дипломатических агентов, вызывали лишь улыбку у местных жителей и не соответствовали действительности, либо были устаревшими [8, с. 18].

Верификации знаний при изучении Балканского региона способствовал ряд моментов, о которых следует упомянуть. Во-первых, в первой четверти XIX века постепенно начинает расширяться сеть дипломатических представительств на территории Османской империи, в том числе и на Балканах, что способствовало количественному и качественному увеличению информации. Во-вторых, в условиях непрекращающихся локальных и массовых конфликтов российские дипломаты получали возможность обновить и упорядочить свои суждения как в отношении отдельных народов, так и территорий под общим названием Балканы. Постоянное общение с представителями балканских народов способствовало этому. Российские дипломаты, посылаемые в отдельные географические районы Балкан с чрезвычайными полномочиями, в некоем роде становились «экспертами» в тех районах, на которые распространялись их полномочия [3]. Подобная ситуация складывалась с С. А. Санковским, на которого опиралось российское правительство при выработке внешнеполитических решений, связанных с Черногорией [10, с. 65–106]. К. К. Родофиникин и заменивший его Ф. И. Недоба были «экспертами» в вопросах, связанных с Сербией [2; 9]. Дипломатические чиновники М. Я. Минчаки и Пини обладали необходимой широтой знаний при квалифицированной оценке событий, связанных с Дунайскими княжествами. Схожие примеры можно продолжать. Не стоит забывать также, что во время русско-турецкой войны 1806–1812 гг. значительное число представителей балканских народов влилось в состав русской армии в качестве волонтеров. Дипломаты, состоявшие в канцелярии при Генштабе Дунайской армии, могли воочию наблюдать за жизнью и бытом представителей балканских народов, рефлексировать и делать для себя соответствующие выводы о коренных жителях Балканского региона. Как правило, подобные суждения обобщались и распространялись на все категории представителей n-го народа. Материалы дипломатической переписки фиксировали эти тенденции и явления на своих страницах и позволяли говорить об определенных различиях в восприятии, но в целом дали четкую картину на период первой четверти XIX века. Говоря о различиях в восприятии Балкан среди представителей российского МИДа, условно можно выделить четыре группы агентов. К первой группе можно отнести представителей дворянского сословия исконно русских земель. Во вторую группу входили дипломаты — выходцы из территорий, недавно присоединенных (прибалтийские немцы, поляки) к империи. К третьей группе можно отнести дипломатических агентов на русской службе из Западной Европы. В четвертую группу входили дипломатические представители — выходцы с Балканского полуострова. Отношение к балканским народам у всех этих групп разнилось.

Возвращаясь к верификации знаний, следует отметить еще один момент. В начале XIX века в системе российского МИДа начинает складываться четкая структура сбора информации, последующего анализа, вычленения необходимого контекста, обобщения и отправления в вышестоящие инстанции.

В среде дипломатических агентов формирование конструкта пространства Балкан происходило под влиянием многих факторов. У понятия «Балканы» не было четко выраженных границ-рамок. Они постоянно видоизменялись, мигрировали как историко-географический образ. Этому способствовала и международно-политическая обстановка первой четверти XIX века, когда карта Западной Европы постоянно перекраивалась, изменялись границы, упразднялись целые государства. Таким образом совсем не было удивительным явлением то обстоятельство, что в конструкте Балкан у российских дипломатов фигурировали Дунайские княжества, хотя географическое включение этих территорий было не совсем верным [2]. В то же время полностью исключались из понятия «Балканы» территории, входившие в состав Австрийской империи. Можно с уверенностью констатировать, что на конструкт Балканы непосредственно влияли геополитическая ситуация и международные отношения в целом.

Помимо инструкций, спускаемых сверху, российские дипломаты лично проявляли инициативу при освещении различных сторон жизни балканских народов. При анализе сохранившихся материалов переписки невозможно выявить определенную системность в освещении Балкан. Информационный потенциал дипломатической корреспонденции зависел от реалий, диктуемых временем, личностного восприятия и интересов российского дипломата. Однако можно проследить механизмы формирования знания о Балканах. Кроме информации, черпаемой из межкоммуникационной дипломатической среды, российские посланники пользовались следующими источниками. Помимо зачатков академического знания в области балканистики, которые можно было почерпнуть из справочных изданий, периодики и редких книг с описательными сюжетами на иностранных языках, что мог себе позволить далеко не каждый дипломат в силу физических и финансовых возможностей. К услугам представителей внешнеполитического ведомства были формировавшиеся фонды архива МИДа, где собирались все важные материалы, представляющие ценность для современников.

Таким образом, резюмируя вышесказанное, можно прийти к выводу, что восприятие Балкан в первой четверти XIX века происходило через призму многих факторов. Дипломаты российского МИДа в силу их статусного положения одними из первых столкнулись с проблемой идентификации Балканского региона среди российской общественной мысли. Именно первая четверть XIX столетия становится тем рубежом, когда российское дипломатическое ведомство расставляет акценты и вырабатывает окончательную программу внешнеполитических решений в Балканском направлении.

Литература:

1.                 Александр I, Наполеон и Балканы / Отв. ред.: В. Н. Виноградов. — М.: Наука, 1997. — 264 с.

2.                 Бажова А. П. Россия и югославяне в к. XVIII — н. XIX века / А. П. Бажова. — М.: Изд-во Ин-та Рос. истории, 1996. — 190 с.

3.                 Белов М. В. «Служебное» славяноведение в России первой половины XIX века / М. В. Белов // Славяноведение. — 2012. — № 4. — С. 53–68.

4.                 Бурдье П. Формы капитала / П. Бурдье // Экономическая социология. — 2005. — Т. 6. № 3. — С. 68–74.

5.                 Век Екатерины II: Россия и Балканы / Отв. ред.: И. И. Лещиловская. — М.: Наука, 1999. — 166 с.

6.                 Внешняя политика России XIX и начала XX в.: Документы Российского МИД: в 8 т. / под ред.: А. А. Громыко. — М.: Госполитиздат, 1960 –1972.

7.                 Внешняя политика России XIX и начала XX в.: Документы Российского МИД: в 6 т. / под ред.: А. А. Громыко. — М.: Политиздат, 1974–1984.

8.                 Григорович В. И. Донесения В. И. Григоровича об его путешествии по славянским землям. — Казань: [Б.и.], 1915. — 281 с.

9.                 Политические и культурные отношения России с югославянскими землями в первой трети XIX века: Документы / Сост.: Е. П. Кудрявцева. — М.: Наука, 1997. — 322 с.

10.             Черногорско-русские отношения 1711–1918 гг.: Русские архивные документы о Черногории (к. XVII — сер. XIX вв.) / Отв. ред.: И. Р. Бойович, И. С. Достян. — М., Подгорица: [Б.и.], 1992. — 430 с.

Основные термины (генерируются автоматически): Балканы, дипломат, четверть XIX века, верификация знаний, российский МИД, Балканский регион, Российская империя, Балканский полуостров, Западная Европа, Османская империя.

Похожие статьи

«Народоведческие» сюжеты истории Балкан в материалах...

Реформирование органов внутренних дел Российской империи в 60 - 80 гг. XIX века.

Формирование взглядов российских дипломатов о Балканах... Первая четверть XIX столетия была во многом определяющей в развитии международных отношений, поведении и практике...

Венская система как политический план Александра I создания...

Для России первая четверть XIX века ознаменовалась большой активностью во внешнеполитических делах и влиянии на международную политику.

Общее собрание акционеров в Российской Империи XIX века.

Участие российской дипломатии в экономическом...

Болгария, Россия, Российская Федерация, отношение, Европейский Союз, энергетическое сотрудничество, болгарское правительство, Европа, российское правительство, Балканский полуостров. Исследование состояния российского рынка многофазных...

Обострение международных отношений в начале XX века...

Зоной особой напряженности стал Балканский полуостров.

Россия, рабочий класс, Германий, Люксембург, мировая война, партия, сепаратный мир, Российская империя, Временное правительство, Тройственный союз.

Российско-болгарские взаимоотношения в энергетической сфере...

Балканский регион во внешнеэкономических связях России занимает особое место. Его значимость определяется как геополитической ролью в современном мире, так и исторически сложившимися контактами между народами Российской империи и Балканского полуострова.

Ухудшение российско-германских отношений при Александре III...

Болгария, Россия, Российская Федерация, отношение, Европейский Союз, энергетическое сотрудничество, болгарское правительство, Европа, российское правительство, Балканский полуостров.

Источники международных конфликтов современности

Балканы являются пороховой бочкой Европы. Это и Сербия, и Косово, и Болгария, и Греция. Регион имеет исключительно важное геополитическое

россия, Европа, вашингтон, Запад, восток, США, Украина, Западная Европа, современный мир, российская внешняя политика.

Раскол между Россией и Западом: истоки и последствия

Еще в 19 веке Данилевский в своей работе «Россия и Европа» ставил вопрос почему Запад

Первый (возглавлявший российский МИД с октября 1990 по январь 1996 гг.) выступал за

Территория полуострова может служить хорошим естественным аэродромом в Черном море...

События русско-турецкой войны 1877-1878 гг. в воспоминаниях...

Интерес к российско-славянской «взаимности» был традиционной чертой общественной мысли в России. Особенно заметно внимание российского общества к положению славян, населявших христианские провинции Османской империи в Европе...

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle

Похожие статьи

«Народоведческие» сюжеты истории Балкан в материалах...

Реформирование органов внутренних дел Российской империи в 60 - 80 гг. XIX века.

Формирование взглядов российских дипломатов о Балканах... Первая четверть XIX столетия была во многом определяющей в развитии международных отношений, поведении и практике...

Венская система как политический план Александра I создания...

Для России первая четверть XIX века ознаменовалась большой активностью во внешнеполитических делах и влиянии на международную политику.

Общее собрание акционеров в Российской Империи XIX века.

Участие российской дипломатии в экономическом...

Болгария, Россия, Российская Федерация, отношение, Европейский Союз, энергетическое сотрудничество, болгарское правительство, Европа, российское правительство, Балканский полуостров. Исследование состояния российского рынка многофазных...

Обострение международных отношений в начале XX века...

Зоной особой напряженности стал Балканский полуостров.

Россия, рабочий класс, Германий, Люксембург, мировая война, партия, сепаратный мир, Российская империя, Временное правительство, Тройственный союз.

Российско-болгарские взаимоотношения в энергетической сфере...

Балканский регион во внешнеэкономических связях России занимает особое место. Его значимость определяется как геополитической ролью в современном мире, так и исторически сложившимися контактами между народами Российской империи и Балканского полуострова.

Ухудшение российско-германских отношений при Александре III...

Болгария, Россия, Российская Федерация, отношение, Европейский Союз, энергетическое сотрудничество, болгарское правительство, Европа, российское правительство, Балканский полуостров.

Источники международных конфликтов современности

Балканы являются пороховой бочкой Европы. Это и Сербия, и Косово, и Болгария, и Греция. Регион имеет исключительно важное геополитическое

россия, Европа, вашингтон, Запад, восток, США, Украина, Западная Европа, современный мир, российская внешняя политика.

Раскол между Россией и Западом: истоки и последствия

Еще в 19 веке Данилевский в своей работе «Россия и Европа» ставил вопрос почему Запад

Первый (возглавлявший российский МИД с октября 1990 по январь 1996 гг.) выступал за

Территория полуострова может служить хорошим естественным аэродромом в Черном море...

События русско-турецкой войны 1877-1878 гг. в воспоминаниях...

Интерес к российско-славянской «взаимности» был традиционной чертой общественной мысли в России. Особенно заметно внимание российского общества к положению славян, населявших христианские провинции Османской империи в Европе...

Задать вопрос