Автор: Садокова Анастасия Рюриковна

Рубрика: 9. Культура отдельных стран и народов

Опубликовано в

III международная научная конференция «Культурология и искусствоведение» (Санкт-Петербург, июль 2017)

Дата публикации: 04.06.2017

Статья просмотрена: 22 раза

Библиографическое описание:

Садокова А. Р. История формирования образа «кошки с поднятой лапкой» (манэки-нэко) в японской культуре [Текст] // Культурология и искусствоведение: материалы III Междунар. науч. конф. (г. Санкт-Петербург, июль 2017 г.). — СПб.: Свое издательство, 2017. — С. 34-37.



Среди традиционных японских символов счастья особое место занимает кошка с поднятой передней лапкой. Сегодня это, пожалуй, самый знаменитый японский символ счастья. Более того, в последние годы керамическую кошечку с поднятой лапкой можно встретить чуть ли не в любой стране мира. Ее везут из Японии как милый сувенир и называют «кошкой, призывающей счастье».

Однако при этом надо помнить, что образ кошки в японской традиции всегда был весьма неоднозначным. С одной стороны, кошки издавна воспринимались в Японии как важные и очень дорогие животные. Так, например, в эпоху Эдо (1603–1867) кошка считалось «предметом роскоши» и держать ее в доме для борьбы с крысами и мышами не могли позволить себе даже многие состоятельные люди. Связано это было, прежде всего, с невероятной дороговизной кошек. Сохранились сведения, что в префектуре Иватэ стоимость одной кошки достигала пяти монов, в то время как лошадь стоила всего один мон. А в те годы, когда количество мышей и крыс увеличивалось, кошки дорожали еще больше. Известно, что в префектурах Аити и Эхимэ стоимость кошек в некоторые годы поднималась до семи монов [4, с. 83].

При этом те, кто не мог позволить себе такую роскошь как настоящая кошка, могли ограничиться покупкой специальной картины, на которой кошка была нарисована. Известно, что в эпоху Эдо появилось несколько художников, которые специализировались на рисовании кошек. Это были бродячие художники, которые предлагали за умеренную плату нарисовать картину с кошкой и сделать на ней магическую надпись — такая картина должна была отгонять мышей и, как утверждали сами художники, вполне заменяла настоящую кошку. Имена некоторых из этих художников сохранились, хотя сами картины сегодня уже увидеть нельзя. Одним из наиболее известных был монах по имени Хакудэн, который пришел в столицу с тушью и кистями и за плату рисовал кошек и тигров всем желающим. Он утверждал, что это благое дело он осуществляет с «благословения» Храма кошек в Акита. Сегодня этого храма уже нет и не очень ясно, существовал ли он там вообще. Однако в те времена истинность слов монаха сомнению не подвергалась, и во многих чайных домиках Эдо, особенно в районе Уэно, можно было встретить его картины с изображением кошки или тигра [4, с. 125].

Дороговизна кошек определялась также и тем, что они, как полагали японцы, могли без труда предсказывать погоду и даже влиять на жизнь людей. В японском фольклоре сохранилось большое количество самых разных примет и суеверий, связанных с кошкой. Например, такие как: «Если кошка умывается, быть дождю», «Кто не держит кошку, останется бобылем», «Если кошка съест подношение божеству, слепой прозреет» и много-много других [3, с. 460–462].

С другой стороны, в Японии с древности сохранялось представление о том, что кошки обладают демонической силой и напрямую связанны с потусторонним миром. Особую опасность представляли так называемые трехцветные кошки, которые, по поверьям, являлись оборотнями и могли принимать любой облик, в том числе и антропоморфный. Широко бытовало и представление о том, что высоко в горах стоит Дворец кошек, где они собираются в день праздника Сэцубун в начале февраля. В фольклорных текстах называется даже месторасположение дворца — на одной из вершин огненной горы Асо — действующего вулкана с несколькими кратерами, который находится на границе префектур Кумамото и Оита. Эта вершина действительно известна как Нэкодакэ, что значит «Кошачья гора». Самое страшное, как гласит народная молва, это поддаться уговорам кошек, принявших вид неземных красавиц, и омыться в прохладном источнике во владениях Королевы кошек — тогда тело покроется шерстью, и человек навсегда останется в свите королевы.

Что же касается создания первых игрушечных керамических кошек, то оно относится в Японии к концу XVIII в. Это была эдосская керамика имадо. И первоначально никакой «счастливой» символикой эти кошки не обладали, как и не имели поднятой лапки. Это были обычные грелки: в спине у керамических кошек находилось небольшое отверстие, куда насыпали тлеющие угольки и подносили посетителям чайных домиков, чтобы те, обняв кошку, могли согреть руки зимними холодными вечерами.

Превращение же кошки в благопожелательный символ во многом было связано с появившимися с эпоху Эдо «необычными рассказами», повествующими о чуде, совершенном кошкой. Среди них сохранилось, и в свое время было чрезвычайно популярным, народное предание (известное в нескольких, довольно сильно отличающихся друг от друга вариантах) о некой старушке, торговавшей на дороге к буддийскому храму в районе Асакуса в городе Эдо (Токио) глиняными кошками с поднятой лапкой. При этом, как считается, лапку кошке сделали поднятой с единственной целью — чтобы удержать баланс игрушечной фигурки. Эта некая старушка, согласно одному из вариантов предания, стала делать своих глиняных кошек после того, как однажды ночью любимая кошка старушки пришла к ее изголовью и в мгновение ока превратилась в глиняное изваяние. Старушка восприняла такое чудесное превращение как знак судьбы и стала почитать принявшую новый облик кошку как божество, приносящее удачу [1, с. 92]. Вскоре эта история облетела весь Эдо, и у старушки, начавшей мастерить кошек по образцу своего домашнего изваяния, не было отбоя от покупателей.

Однако на право считаться «родиной манэки-нэко» претендовал и другой район старого Эдо — район Сэдагая, где до сих пор находится известный буддийский храм Готокудзи. События, связанные с этим храмом, относятся к первой половине XVII в., когда на этом месте стоял небольшой храм Котокуан. Рассказывают, что однажды владелец здешних мест Ии Наотака (1590–1659) — в свое время видный политический и военный деятель Японии — возвращаясь с охоты, проезжал со своими друзьями мимо уединенного храма Котокуан. Около храма сидела кошка — любимая кошка настоятеля, которую звали Тама. Завидев всадников, она подняла лапу, как бы приглашая их остановиться. Все удивились такому поведению кошки, но значения не придали. А кошка вновь и вновь стала поднимать лапу, настойчиво приглашая всадников. Сочтя это за знак свыше, Наотака велел зайти в местный храм. И едва они вступили на порог, начался страшный тайфун, тут же сломавший большие деревья, под которыми только что ехал Наотака с друзьями.

В благодарность за свое неожиданное спасение Наотака стал всемерно покровительствовать храму, который очень скоро превратился в один из самых процветающих не только в округе, но и во всем Эдо, получив новое название. На его территории была похоронена позднее и кошка Тама. Место ее погребения называют теперь «Холм кошки»; там находится отдельный, небольшой, но очень почитаемый храм, рядом с которым принято выставлять купленных в храмовой лавке глиняных кошек с поднятой лапкой. Можно написать на спинке кошки свое имя и таким образом обратиться к духу Тама с просьбой.

На храмовом кладбище покоится и сам Наотака. К его могиле ведут указатели, но и без них найти ее не трудно: это самое посещаемое место храма. Народные предания утверждают, правда, что сначала Наотака хотели похоронить в горах Хаконэ, откуда происходил его род и где находились семейные захоронения. Однако когда траурная процессия проезжала мимо храма, где уже к тому времени покоилась кошка Тама, началась гроза, а потом появился страшный огненный вихрь. Напуганные люди не могли двигаться дальше, и тогда, по просьбе настоятеля храма, было решено похоронить Наотака именно здесь, сочтя, что это требование самой Тама. Гроза, говорят, тут же прекратилась [2, т. 5, с. 128].

Сегодня храм Готокудзи все также прячется в тени огромных деревьев и трудно поверить, что он находится почти в центре Токио. Храм занимает большую территорию с прекрасным тихим парком, и, судя по всему, по-прежнему процветает: несколько лет назад там построили новую роскошную пятиярусную пагоду… Сегодня все знают его как «Храм кошки», и в выходные там много японских туристов, которые совершают краеведческие экскурсии по старому Эдо. Они непременно идут поклониться могиле Наотака и «Холму кошки», и еще — обязательно оставляют на специальной стойке керамическую кошечку со своим именем. В этом храме вам непременно скажут, что именно их манэки-нэко и является самой «правильной».

Однако история утверждения «идеала» была весьма длительной. К концу XIX в. керамических кошек с поднятой лапкой изготовляли уже в самых разных районах Японии, в известных центрах по производству керамики: фусимияки (Киото), якутанияки (преф. Исикава), сэтояки (преф. Аити). Но кроме этих школ кошками заинтересовались и менее именитые центры, и очень скоро культ кошки с новой силой охватил всю страну.

Однако восприниматься, как Бог счастья керамическая кошка стала совсем недавно — только после войны, в середине 40-х годов прошлого века, когда центр по изготовлению керамики токонамэяки в преф. Аити поставил производство этих игрушек на поток. В условиях послевоенного кризиса, как считает японский этнограф Кандзаки Норитакэ, необходим был всеобщий эталон счастья, каким и стала кошка с поднятой лапкой [1, с. 93].

Позднее, уже в 50–60 гг. XX в., именно кошка керамики токонамэяки была признана общенациональным стандартом. Однако с созданием визуального стандарта тогда полностью не завершилось оформление этого образа необходимыми магическими атрибутами. Но поскольку культ кошки имел Японии чрезвычайно давние и богатые традиции, наполнение нового образа старыми народными представлениями произошло чрезвычайно быстро.

Сегодня культ манэки-нэко — это целая магическая система с элементами гадания и предсказания судьбы. Любой, кто хоть раз был в японском синтоистском или буддийском храме наверняка обратил внимание на ящички с надписью о-микудзи, из которых за небольшую плату можно достать маленький сверточек. В нем обязательно окажется рассказ-предсказание судьбы, а иногда и крохотное медное изображение какого-либо символа счастья. Предполагается, что так вы можете сразу узнать все о своем ближайшем будущем. Если же вы не очень хорошо осведомлены о значении счастливых символов, это — не беда: что означает каждая из вещиц, написано тут же над ящиком с о-микудзи. Так вот в некоторых храмах в маленьких сверточках лежат только кошки манэки-нэко: в левыми и правыми поднятыми лапками, красные, желтые, белые… И надо правильно прочитать свою судьбу, помня, что все детали в этих, казалось бы, почти одинаковых изображениях имеют свой особый смысл.

Прежде всего, цвет. Черная кошка отгоняет невзгоды и несчастья, красная — спасает от болезней и несчастных случаев, желтая кошка означает скорые перемены в личной жизни, а также призывает деньги, но только в том случае, если кошку повернуть мордочкой к западу. Белая — приглашает удачу, золотая — дарует деньги и процветание бизнеса. В последнее время к этому набору добавилась еще и кошка розового цвета — своего рода цветовое нововведение. Считается, что вместе с кошкой столь непривычного для японской традиции цвета обязательно придет любовь. Как видно, цветовое разнообразие весьма велико, хотя следует отметить, что традиционными все-таки считаются манэки-нэко черного, белого и золотого цветов.

В облике любой из перечисленных кошек есть и другие важные детали. Кошка с поднятой правой лапой (независимо от цвета) приглашает в дом деньги и достаток. Если же у кошки поднята левая лапа, то значит, она приглашает людей — посетителей и друзей. Именно таких кошек можно увидеть в Японии и в витринах больших магазинов, и на пороге небольших торговых лавочек и кафе. Но бывает, что у кошки подняты обе лапы — тогда она приглашает в дом и деньги, и посетителей, и вообще старается принести своим хозяевам полное счастье. Тут, правда, возникает вопрос: сколько будет этого счастья и откуда оно возьмется? Если обе лапки подняты выше ушей кошки, считают японцы, то счастья будет много-много. А вот если одна лапка поднята ждет вас поблизости, а другая — вот-вот придет издалека.

Японцы очень любят манэки-нэко и продолжают покупать амулеты в храмах, вешать сувенирные брелки на мобильные телефоны и сумки, класть бумажные изображения кошки в кошелек. А что касается других стран, то, похоже, манэки-нэко постепенно становится таким же символом Японии как сакура и гора Фудзи.

Литература:

  1. Кандзаки Норитакэ. Энги ёмихон. Кайун (Поворот к лучшему. Книга о счастливых символах). — Токио, 2000.
  2. Нихон-но дэнсэцу (Легенды Японии). В 18-и тт. — Токио, 1980.
  3. Судзуки Тодзо. Нихон дзокугэн дзитэн (Словарь японских народных примет). — Токио, 1982.
  4. Яцуива Мадока. Нэкогами-сама сампомити (Прогулки с кошками-божествами). — Токио, 2005.
Основные термины (генерируются автоматически): поднятой лапкой, кошка Тама, эпоху Эдо, любимая кошка, керамических кошек, «Если кошка, культ кошки, счастья керамическая кошка, любимая кошка старушки, храма сидела кошка, глиняных кошек, любимая кошка настоятеля, «Если кошка съест, настоящая кошка, кошка керамики токонамэяки, кошка розового цвета, желтая кошка, Черная кошка, кошки поднята левая, кошки издавна.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle
Задать вопрос