Авторы: Кобилов Анвар Эщпулатович, Хайдарова Малика Шакиржановна

Рубрика: Экономика и управление

Опубликовано в Молодой учёный №14 (94) июль-2 2015 г.

Дата публикации: 14.07.2015

Статья просмотрена: 600 раз

Библиографическое описание:

Кобилов А. Э., Хайдарова М. Ш. Человеческий капитал как определитель роста // Молодой ученый. — 2015. — №14. — С. 261-266.

Всемирный экономический форум определяет национальную конкурентоспособность как набор институтов, политики и факторов, которые влияют на производительность [Сала-и-Мартин 2009]. За последние несколько десятилетий, определяющие факторы экономического роста были проанализированы в обоих исследованиях: теоретических и прикладных.

Эндогенная теория роста составляет значительную парадигму в модели роста. По своей сути, модель подчёркивает роль человеческого капитала и инноваций для экономического роста страны [Петракос, Арванитидис и Павлеас 2007]. Многие учённые, в том числе, Барро [1991] считают что человеческий капитал является ключевым элементом, который позволяет устойчивое экономическое развитие. Научно-исследовательские цели данной статьи: ответить на некоторые из ключевых вопросов, относящихся к человеческому капиталу как детерминант роста и оценки образования в виде умной силы.

В контексте данной статьи, термины образование и человеческий капитал, в определенной степени, становятся взаимозаменяемыми. Неплотное соединение между двумя терминами раскрывается в ряде определений человеческого капитала. Например, Организация Объединенных Наций определяет человеческий капитал как производителя богатства, воплощенного в труде, навыки и знании [ОЭСР]. В целом к человеческому капиталу относится приобретение навыков в области образования; следовательно, многие учённые для определения качества человеческого капитала использовали тесты, связанные с образованием [Петракос, Арванитидис и Павлеас 2007]

Как утверждал Коулман [1998], один из самых важных событий в экономике образования за последние 30 лет была концепция физического капитала. Автор утверждает, что если физический капитал облегчает производство, человеческий капитал, в котором накапливается навыки людей, вносит свой вклад в инновационный процесс.

Человеческий капитал часто определяется как часть интеллектуального капитала или нематериальных ресурсов фирм и стран [Джохансон 2004]. К примеру, человеческий капитал может включать в себя инновационный потенциал, креативность, ноу-хау и опыт работы, способность к обучению и образованию. Хотя основное внимание в этой статье уделяется человеческому капиталу, который, тесно связан с концепцией социального капитала. Как утверждал Коулман [1998], термин социальный капитал связан с человеческим капиталом и был создан путем внесения изменений в отношениях между людьми, которые облегчали их содействия. По сравнению с другими видами капитала, социальный капитал является менее ощутимым и поэтому его анализировать очень сложно. Тем не менее, идея о ее важности в содействии продуктивной деятельности растет в академических кругах.

Понятие человеческого капитала многогранно и по мере развития общества включало в себя те или иные компоненты. Однако ключевыми факторами, формирующими человеческий капитал с точки зрения перехода к инновационной экономике, являются образование, наука и инновации. В большинствe развитыx стран эти компоненты рассматриваются как взаимосвязанные, поскольку именно комплексное и пoследовательное их развитие способно обеспечить динамичный и устойчивый экономический рост и занятость населения.

Дебаты по поводу отношений между образованием и развитием уже давно признаны в литературе развития [Гйимах-Бремпонг 2011]. Образование является ключевой задачей для национальных и неправительственных организаций по всему миру. При этом если система образования является фундаментом наращивания человеческого капитала, то дальнейший его рост и использование происходит в сфере НИОКР. Это является фокусной точкой второй Цели тысячелетия ПРООН и один из центральных целей ЮНЕСКО. Многие исследователи утверждают, что человеческий капитал накапливается путем получения знаний, навыков и играет важную роль в достижении экономического роста [Номура, 2007]. Многие ученые нашли положительные корреляции между образованием и экономическим ростом, среди них Барро [1991], Ромер и Вейл [1992], Барро и Ли [1993], Крюгер и Линдаль [2001] и др. Барро утверждал, что темпы экономического роста страны и ВВП на душу населения были тесно связаны со школьным образованием. Между тем, Ромер [1990] утверждает, что качество человеческого капитала является необходимым для последующего технического прогресса и экономического роста.

Запрос на более образованную рабочую силу требует повышения затрат на все виды системы непрерывного образования, а также на науку. Такие затраты называются инвестиции в образовании и они влияют на другие факторы развития. Некоторые страны делают ставку на увеличение инвестиций в высшее образование, другие больше инвестируют в среднее профессиональное и дошкольное образование. Гoсударственные расходы на образование в Узбекистане являются высокими. За последние несколько лет они постоянно превышали 10 % ВВП, а в 2009 году составили 10,8 %, что является самым высоким не только в Центральной Азии, но и в Европе. Однако в структуре затрат преобладающую долю составляют расходы на финансирование общеoбразовательных школ, что связано с высокой долей детей в структуре населения, а также со 100-процентным охватом школьным образованием [ПРООН]. Объемы зарубежной технической помощи: Азиатский банк развития выделил около 290 миллионов долларов США, правительство Южной Кореи — свыше 110 миллионов, Всемирный банк — 33 миллиона, Фонд ОПЕК, Саудовский фонд, Исламский банк развития — 42 миллиона долларов США, что говорит о пристальном внимании, уделяемом образованию в Узбекистане [bdm.uz].

Гйимах-Бремпонг [2011] считает, что образование положительно влияет на рост доходов, состояния здоровья, политической стабильности в государстве, и даже участие женщин в национальной политике. Келлер утверждает, что образование, влияет помимо на рост, но и косвенно влияет на многие другие факторы развития, такие, как рождаемость, капитальные вложения, открытость торговли и политических прав. Естественно, взаимосвязь между образованием и экономическом ростом не является простым или линейным. Кроме того, оценка отношения между инвестициями в образованием и развитием может помочь понять сложные социальные процессы по-новому. Например, оценка инвестиций в человеческий капитал может быть полезным в попытках понятия неравенство в доходах между людьми [Беккер, 1962].

Расхождения в результатах исследования часто возникают из разных переменных такие как, и занятость и др. Например, Беккер [1962] заявил, что самым важным фактором является рентабельность или норма доходности, но мало внимания уделяется факторам, определяющим объем инвестиций в человеческий капитал. Последние изменения показывают, что результаты исследования в этой области могут быть предвзятым из-за ошибки измерения в исследованиях [Крюгер и Линдахл 2001]. Авторы утверждают, что образование положительно коррелирует с экономическим ростом, когда погрешность измерения тоже рассматривается. Некоторые авторы, такие как Де Ла Фуэнте и Доменек пересмотрели ранние работы и представили обновленную оценку. Например, авторы пересмотрели иследование Барро и Ли [1996] на котором рассматриваются данные 21 стран из стран ОЭСР. В результате рассмотрения измерений ранее неиспользованные параметры, они успешно устранили ошибку [Портела, Aлесси и Tеулингс 2010]. Портела, Aлесси и Tеулингс, используя технические доказательства, широко оценили ошибки в измерении отношения между образованием и ВВП страны, и сделали вывод, что:

" Погрешность измерения в образовании признается как важный источник в регрессии роста. [Например] в среднем, данные Барро и Ли недооценивают рост образования примерно на одну пятую за год на пятилетний период. Наши результаты показывают, что дополнительный год образования имеет только умеренное влияние на ВВП около 4 % -7 % в краткосрочной перспективе, но и огромный эффект около 50 % -60 % в долгосрочной перспективе ".

Пермани [2009] также считает, что эмпирические данные о взаимосвязи между образованием и экономикой неоднозначны из-за эконометрических и модельных спецификаций задач.

Сакура и Мартинс [2008] утверждают, что когда население на уровне среднего образования является параметром измерения, имеем положительное влияние образования при широком выборе стран. Авторы позже обнаружили, что такие факторы, как безработица негативно влияют на рост возможностей [Сакура и Мартинс, 2008].

Другой вопрос, который приводит к противоречиям является подбор стран. Во многих исследованиях оцениваются отношения между человеческим капиталом и экономическим развитием в развитых странах мира [Ситана 2008]. Между тем, существуют различные факторы, влияющие на экономическую динамику между развитыми и развивающимися странами мира [Петракос, Aрванитидис и Павлеас 2007]. В частности, в соответствии с Перло, Фримена и Уэббер [2009], бедные страны не могут выбрать для роста и улучшения уровня жизни, без особого внимания к образованию. Можно утверждать, что это простая необходимость изучения случаев развивающихся стран, а также, их системы образования. Обзор ранних исследований показывает, что приведенных случаев на примере развивающихся стран очень мало. Один из них, был завершен в 2008 году [Ситана], в нём было исследовано эмпирическую связь между образованием и экономическими показателями для 40 африканских стран за двацатилетний период, используя статические и динамические методы анализа панельных данных. Полученные результаты показывают, что образование стимулирует экономический рост посредством усиления эффективности рабочей силы и возможности заработка. Исследование также утверждает, что образовательные реформы должны иметь косвенные выгоды и, таким образом, имеют жизненно важное значение для развивающихся стран.

Другим фактором, который также вносит свой вклад в это является расхождение различных уровней образования. Гйимах-Бремпонг [2011] утверждает, что различные уровни образования влияют на результаты развития по-разному, заявив, что первичный и вторичный уровень зачастую более значимый. Тем не менее, автор отмечает, что некоторые факторы, такие как рост доходов влияет на события в системе высшего образования.

Теория эндогенного роста, которая подчеркивает человеческий капитал и инновации, является существенной моделью в неоклассической экономике, однако, для того, чтобы лучше понять сложность развития, необходимо очертить другие теории роста. А теория экзогенного развития, как правило, стоит в оппозиции к неолиберальной модели эндогенных. Предшественник экзогенной модели была модель Домара Харрода. В их модели учитывается только капитал в качестве единственного фактора роста. Этот фактор как бы синтезирует в себе функционирование всех остальных факторов. Предполагается, что задействованы все факторы; прирост спроса равен приросту предложения.

Модель Харрода-Домара служит вспомогательным инструментом при рассмотрении проблемы экономического роста в долгосрочном периоде. Чем больше величина чистых сбережений, тем больше размер инвестиций, а значит и выше темп роста. Чем выше капиталоемкость тем ниже темп экономического роста. Используя данные об основных экономических параметрах, можно прогнозировать ожидаемые темпы экономического роста на перспективу.

Традиционные детерминанты роста включают в себя общие экономические политики, таких, как торговля в макроэкономических условий. По словам Фишера [1993] макроэкономические условия необходимы для экономического роста, но не достаточны. Между тем, стабильная макроэкономическая среда может уменьшить экономические риски и способствовать экономическому росту.

Важным направлением исследований является изучение возможности стабилизации размера экономики за счет изменения роли или относительной важности ключевых переменных [таких, как потребление, инвестиции, государственные расходы и т. д.] в пределах базовой макроэкономической модели. Примером исследования такого рода является работа канадского экономиста Петера Виктора [Peter A. Victor]. В ней предложена интерактивная модель, позволяющая исследовать потенциал для достижения стабильной, но не растущей экономики. Модель откалибрована с использованием статистических данных, касающихся ключевых макроэкономических переменных канадской экономики: уровней производства и потребления, государственных расходов, инвестицй, уровня занятости и т. д. Исходя из этих данных и предположений о будущем, модель дает оценки национального дохода, вычисляет фискальный баланс и отслеживает государственный долг на 30-летний период до 2035 года. Модель также позволяет вычислить уровень безработицы, выбросы парниковых газов и уровень бедности. Она может быть использована для разработки различных сценариев будущего канадской экономики, а также иллюстрирует экологические и социальные последствия их реализации.

ПИИ часто подчеркивается в качестве основной движущей трансфер технологий, глобализации экономической деятельности и экономического роста. Тем не менее, неэкономические факторы роста также могут играть важную роль. Например, экономическая социология фокусируется на социально культурных факторах, таких как этническая принадлежность, демография, язык, религия и культурное разнообразие [Кнэк и Кифер, 1995]. А Гэллоп, Сакс и Уолтер [1999] подчеркиваеют значимость географических факторов. Политические факторы могут стать значительным, так как государственная политика может либо стимулировать или подавлять развитие. Отношения между демократией и экономическим ростом сложные, но, в зависимости от каналов, первый усиливает последнего [Алезина др., 1994]. Состояние учреждений часто рассматривается в качестве важнейшего фактора экономического развития. Мамун и Муршед [2009: 445] отметили, что экономическое развитие «сложное явление, которое охватывает множество социальных, экономических, политических и научных детерминант».

Таким образом, экономическое процветание страны является многогранной и факторы развития являются взаимозависимыми. Как утверждал Родрик [2000], регулирующие институты имущественных прав являются прямыми детерминантами факторов роста, которые впоследствии влияют на человеческий капитал.

Кроме того, Эрнан де Сото [2004] утверждает, что защита прав собственности будет способствовать притоку капитала и накоплению богатства. Это, возможно, свидетельствует о необходимости для оценки двух теорий человеческого капитала и теории эндогенного вместе, а не по отдельности.

В мировой экономике знаний, высшие учебные заведения являются важными факторами для различных трансграничных отношений и непрерывных глобальных потоков людей, информации, знаний, технологий, продуктов и финансового капитала [Маргинсон и Ван-Дер-Венде 2007]. Мир сталкивается с новой парадигмой где творчество и знания все чаще признаются мощным двигателем экономического роста и содействия развитию в условиях глобализации в мире. Страны всего мира хотят иметь высокую стоимость, высоко квалификацированных специалистов и они понимают, что первым шагом к достижению этой цели является хорошая система образования [Броун, Лаудер и Эштон, 2008]. Эмпирические исследования подтвердили, что кадровые вопросы очень важны для конкурентоспособного корпоративного управления [Броун, Лаудер и Эштон, 2008].

Креативный подход к экономике позволяет использовать человеческий потенциал, во многом обеспечивает новые экономические возможности такие как, возможность на долгосрочные глобальные отношения [Сеньёр 2012]. Креативная экономика стала ведущим компонентом экономического роста и социальной сплоченности [ЮНКТАД, 2010]. Кроме того, обмены по образованию связаны с утечкой мозгов.

При оценке этого процесса с нейтральной точки зрения можно предположить, что странам, из которых происходит утечка специалистов, наносится весьма значительный экономический, культурный, а иногда и политический ущерб, и напротив, страны, принимающие и обеспечивающие специалистов-эмигрантов, приобретают огромный и дешевый интеллектуальный капитал. Данная тенденция способствует созданию глобального рынка высокоразвитого человеческого капитала [www.UNESCO.org/education]. Наиболее вероятными участниками современного глобального рынка труда являются люди с высшим образованием.

С целью привлечения и удержания наиболее подготовленных специалистов, страны предлагают возможности послевузовской подготовки и исследовательской работы, поощряют набор выпускников вузов и молодых специалистов. Так, примерно 25 % лиц, обучающихся в аспирантурах США по научно-техническим специальностям, составляют иностранцы. В численном выражении это означает, что от 50 до 100 тыс. выпускников вузов из других стран выходят на американский рынок высокоразвитого человеческого капитала. В целом же за последние 25 лет уровень мобильности студентов вырос на 300 %7. По оценкам некоторых экспертов, к 2025 году число студентов, обучающихся за рубежом, возрастет более чем вдвое, достигнув 4,9 млн. чел (UNESCO 2009 World Conference on Higher Education Trends in Global Higher Education: Tracking an Academic Revolution, p.14–15].

Таким образом, в условиях нарастания международной конкуренции за интеллектуальные ресурсы человеческий капитал становится одним из ключевых факторов экономического роста. При этом глобальные вызовы предъявляют принципиально новые требования к особенностям формирования человеческого капитала и его качеству. На первый план выходит творческий элемент не просто накопление новых знаний и навыков в процессе трудовой деятельности, но умение их творчески применить, то есть вырабатывать новые ноу-хау. В этой связи необходим критический анализ качества человеческого капитала страны, а также систем их формирующих.

Следует отметить, что в стране соxраняется достаточно высокий общеобразовательный уровень экономически aктивного населения: почти четверть работников, занятых в разных сферах человеческой деятельности, имеют высшее и среднее специальное образование, что позволяет с оптимизмом говорить о перспективах развития нациoнальной экономики и oбщества.

 

Литература:

 

1.                  Alesina, A. and Rodrik, D., 1994. Distributive politics and economic growth. Quarterly Journal of Economics, 109: 465–490.

2.                  Armitage, R. L. and Nye, J. S. Jr., 2007. CSIS Commission on Smart Power. A smarter, more secure America. Center for Strategic and International Studies. [pdf]

3.                  Barro, R., 1990. Government Spending in a Simple Model of Endogenous Growth. Journal of Political Economy, 98, S103-S125

4.                  Barro, R., 1991. Economic Growth in a Cross Section of Countries. Quarterly Journal of Economics, 106(2): 407–43.

5.                  Barro, R. J., and Lee, J., 1993. International Comparisons of Educational Attainment. Journal of Monetary Economics, 32(3): 363–394.

6.                  Barro, R., and Lee, J., 1996. International Measures of Schooling Years and Schooling Quality. American Economic Review, 86 (2), 218–223.

7.                  Becker, G.S., 1962. Investment in Human Capital: A theoretical analysis. The Journal of Political Economy, 70(5), [pdf]

8.                  Brown, P., Lauder, H., and Ashton, D., 2008. Education, Globalisation, and Knowledge Economy. A Commentary by Teaching and Learning research Programme. The Economic and Social Research Council, [pdf]

9.                  Coleman, J.S., 1998. Social Capital in creation of human capital. The American Journal of Sociology, 94, [pdf]

10.              De la Fuente, A., and Domenech, R., 2006. Human Capital in Growth Regressions: How Much Difference Does Data Quality Make? Journal of the European Economic Association 4 (1): 1–36.

11.              Gallup, J., Sachs, J. and Mellinger, A., 1999. Geography and Economic Development, International Regional Science Review, 22(2), pp. 179–232.

12.              Greiner, A., 2012. Human Capital Formation, Learning by Doing and the Government in the Process of Economic Growth. Scottish Journal of Political Economy 59 (1): 71-

13.              Gyimah-Brempong, K., 2011. Education and Economic Development in Africa. African Development Review, 23 (2): 219–236.

14.              Heidrick & Struggles, Inc., 2007. Mapping Global Talent: Essays and Insights. Global Talent Index, developed in co-operation with the Economist Intelligence Unit, [pdf]

15.              Johanson, U., 2004. A human resource perspective on intellectual capital. Perspectives on Intellectual Capital: Routledge, 95–106 [pdf]

16.              Keller, K. R. I., 2006. Investment in Primary, Secondary, and Higher Education and the Effects on Economic Growth. Contemporary Economic Policy, 24 (1): 18–34.

17.              Krueger, A. and Lindahl, M., 2001. Education for growth: why and for whom? Journal of Economic Literature XXXIX: 1101–36.

18.              Marginson, S. and M. van der Wende, 2007). Globalisation and Higher Education, OECD Education Working Papers, No. 8, OECD Publishing. http://dx.doi.org/10.1787/173831738240 accessed April 2014

19.              Monteils, M., 2004. The Analysis of the Relation Between Education and Economic Growth. Compare: A Journal of Comparative Education, 34 (1): 103–115.

20.              Nomura, T., 2007. Contribution of education ad educational equality to economic growth. Applied Economics Letters, 14: 627–630.

21.              Permani, R., 2009. Role of Education in Economic Growth in East Asia: a survey. Asian-Pacific Economic Literature: The Australian National University and Blackwell Publishing Asia.

22.              Petrakos, G., Arvantidis, P. and Pavleas, S., 2007. Determinants of Economic Growth: The Experts View. DYNREG 20.

23.              Portela, M., Alessie, R. and Teulings, C., 2010. Measurement Error in Education and Growth Regressions. The Scandinavian Journal of Economics, 112 (3): 618–639.

24.              Rodrik, D., 2000. Institutions for High-quality Growth: What they are and How to Acquire them. Studies in Comparative International Development 35: 3–31.

25.              Sala-I-Martin, X., Blanke, J., Drzeniek Hanouz, M. Geiger, T., and Mia, I. (2009) The Global Competitiveness Index 2009–2010: contributing to long- term prosperity amid the global economic crisis. The Global Competitiveness Report 2009–2010.

26.              Seetanah, B., 2009. The Economic Importance of Education: Evidence from Africa using Dynamic Panel Data Analysis. Journal of Applied Economics 12 (1): 137–157.

27.              Senior, A., 2012. New opportunities for external relations — nurturing cultural exchange and economic development through the creative economy. EF European Cultural Foundation and More Europe, [online] Available at: http://moreeurope.org/sites/default/files/me_amsterdam_input_paper_a_senior.pdf [accessed on 5 July 2014]

28.              Sequeira, T.N., 2007. Human Capital Composition, Growth and Development: and R&D Growth Model Versus Data. Empirical Economics, 32: 41–65.

Основные термины (генерируются автоматически): человеческий капитал, экономического роста, человеческого капитала, экономического роста страны, темпы экономического роста, качества человеческого капитала, инвестиций в человеческий капитал, Человеческий капитал, высокоразвитого человеческого капитала, факторы экономического роста, и экономического роста, социальный капитал, человеческий капитал с точки, Барро и Ли, человеческий капитал и инновации, в достижении экономического роста, роста и оценки образования, экономического роста в долгосрочном, человеческого капитала и инноваций, образование и человеческий капитал.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle
Задать вопрос