Автор: Мудрова Елена Григорьевна

Рубрика: Спецвыпуск

Опубликовано в Молодой учёный №20 (79) декабрь-1 2014 г.

Дата публикации: 10.12.2014

Статья просмотрена: 4 раза

Библиографическое описание:

Мудрова Е. Г. Якутск в 1920–30-х гг.: изменения в социальном составе и трудовых отношениях горожан // Молодой ученый. — 2014. — №20.2. — С. 29-31.

Революция 1917 г. и гражданская война коренным образом изменили повседневную жизнь россиян. Большевики, придя к власти в октябре 1917 г. приступили к строительству нового быта граждан Советской России.

Политизация и идеологизация затронули все стороны жизни общества. Жизнь отдельного человека подчинялась главной идее — построения нового социалистического общества. Ради этого следовало смириться с тяжелейшими условиями жизни в рабоче-крестьянском государстве. Нищета, дефицит, разруха проникли во все сферы жизни и стали важнейшими факторами зарождения нового типа советского сознания [1].

Изменения, происходившие в повседневной жизни советских городов, не могли не затронуть и отдаленный от центра страны Якутск. Горожане, не сталкивавшиеся раньше с тяготами войн, в период революции и гражданской войны пережили череду смены властей, братоубийственную вооруженную борьбу красных и белых, перегибы политики «красного террора».

Все нововведения Советской власти, хотя зачастую и с некоторым запозданием, доходили и до Якутии, меняя повседневную жизнь горожан.

По данным переписи 1917 года в Якутске проживало 7315 человек, а по данным переписи 1923 года в городе проживало уже 10053 человек. Немалую роль в увеличении численности населения сыграли сосредоточение в городе военных сил, направленных на подавление повстанческого движения, и рост числа беженцев, переселившихся из округов в город в поисках защиты. Постепенное преодоление послевоенной разрухи и восстановление экономики обусловили устойчивый рост городского населения как в целом по стране, так и в Якутии. Миграционные перемещения пришлого населения усилились во второй половине 30-х годов.

По данным переписи 1923 года в Якутске было зафиксировано 24 национальности. Из них русские составляли 54 % всего городского населения. За ними по численности оказались якуты — 30 %. Эти две национальности составляли, как и прежде, подавляющее количество населения — 84,5 %. Далее следовали евреи — 6,3 %, украинцы — 3,7 %, татары — 3,2 %. Остальные представлены одиночками.

Восстановление разрушенного войной городского хозяйства, возрождение промышленности и торговли, введение нэпа не могли не оказать влияние на изменение национального состава населения. Темпы роста горожан различных наций были неодинаковыми. За 1926–1939 года среднегодовые темпы роста количества якутов оставили в Якутске 15,8 %, татар — 15 %, украинцев — 12,1 %, эвенов и эвенков — 44, 5 % [2].

Массовые репрессии 30-х годов, трагедия «сплошной коллективизации», истребление части городского населения привели к значительным деформациям объективных тенденции становлении социальной структуры города. Православное духовенство и казачество, составлявшие до 1920 года значительный слой населения, к 30-м годам ХХ века были обескровлены репрессиями. Всеобщая борьба с религией вылилась в жестокую расправу над священнослужителями. К примеру, 5 ноября 1929 года был арестован настоятель Троицкого кафедрального собора архимандрит Серафим (в миру И. З. Винокуров). По данному уголовному делу было осуждено 16 человек, реабилитированы они были лишь 24 июля 1989 года.

В 30-е годы лишались возможности получения продуктовых талонов, покупки промтоваров сезонные рабочие, лица, лишенные избирательных прав и уволенные из государственного аппарата путем «чистки от чуждых элементов».

В довоенные годы рабочий класс, объявленный ведущей социально-политической силой социалистического общества, стал количественно преобладать. По данным переписи населения в 1939 году в Якутске из 40 тысяч занятых в общественном производстве больше половины, то есть 24 тысячи человек, представляли рабочие. В городе появился новый слой населения — колхозники. Однако их удельный вес был совершенно ничтожен — 5 %. Вторым крупным слоем самодеятельного населения, как и в 1926 году, были служащие, занятые в государственных учреждениях. Необходимо рассматривать этот слой как социальную группу, включающую интеллигенцию, специалистов и, собственно, служащих. Всего эта социальная группа, традиционно именуемая в статистических материалах служащими, состояла из 15 тысяч человек самодеятельного населения [3].

Большое значение в трудовой жизни имеют профсоюзы. «Обязательное участие в составлении и разработке производственных программ, непременное участие в работе бюджета, своего производства и предприятия, своевременный учет доли зарплаты в бюджете» — так определялись их экономические задачи. Кроме этого они могли защитить рабочих от увольнения, большое внимание уделяли их социальному страхованию [4]. Нередки в газетах 1920–30-х годов статьи о такой работе профсоюзов. Например, в № 5 Автономной Якутии от 7 января 1925 г.: «Недавно в Трудовой сессии Нарсуда 1-го уч. г. Якутска разбиралось дело о невыплате жалования НКПЗвом учительнице II ступени, на необходимости чего настаивал союз Рабпроса.

Обстоятельства дела таковы: НКЗдрав уволил учительницу, не согласовав этот вопрос с союзом Рабпрос, и не написал соответствующего приказа, а с августа с. г. по декабрь не стал выплачивать ей жалование, хотя РКК НКПЗдрава предложила это сделать.

…На этом деле, Союз Рабпроса показал, что он крепок и может отстаивать интересы своих членов» [5].

Лабиринт

Народный комиссариат труда стал уделять значительно большее внимание условиям труда женщин и подростков. Так, например, обязательным постановлением о предельных нормах переноски и передвижения тяжестей подростками и женщинами определялось, что подростки до 18 лет и женщины ни в коем случае не должны назначаться на работы, заключающиеся исключительно в переноске или передвижении тяжестей выше 10 фунтов (4,1 кг). Переноска и передвижение тяжестей подростками обоего пола и женщинами… допускается лишь в тех случаях, если она непосредственно связана с выполняемой подростком и женщиной постоянной профессиональной работой и занимает не более 1/3 их рабочего времени [6].

Здоровье рабочих и служащих подлежало обязательному страхованию через Страхкассы. С 1922 года началось страхование и домашней прислуги, однако, наниматели не проявляли инициативы в этом деле, чтобы не платить страховые взносы: «В Страхкассе страхуется лишь 15–16 человек домашней прислуги. А разве ее столько по городу, почти в любом доме то няня, то «одной прислугой», то вроде кучера кто-то.

…Соцстраху или Упртруда надо за дело это взяться решительно путем ли обхода домов и выяснить, выполняется ли жильцами распоряжение о регистрации и страховании домашней прислуги. Нарушителей примерно наказать» [7].

Однако страна трудящихся, стараясь обеспечивать рабочих всевозможными благами, в свою очередь и требовала от них повсеместной самоотдачи. Для полноценного использования всех имеющихся «трудовых ресурсов» были созданы комиссии по освобождению от трудовой повинности (правтруд), Комиссия по борьбе с дезертирством (Труддезертир) и комиссия по привлечению в принудительном порядке к трудовой повинности (Трудпривлеч). 3 октября 1920 года они были реорганизованы в одну комиссию по борьбе с трудовым дезертирством, привлечению к трудовой повинности и в принудительном порядке контроля за использованием рабочей силы. Ежедневно эта комиссия составляла списки разыскиваемых труддезертиров [8]. Делалось это на основании подобного рода записок: «Доводим до Вашего сведения, что наборщик Гостипографии Константин Шафран вчера 28 сентября отказался посещать службу, мотивирую следующим: якобы у него нет обуви в то время как наб. Шафран имеет собственные новые ботинки. Стоя на своем посту строго преследуем подобный саботаж, а потому заседанием Тарифно — Расценочной комиссии от 28 сентября за № 13 постановили: упомянутого выше саботажника наб. Шафрана отправить в комтруд. В чем и просили принять надлежащие меры т. е. наказание с отнесением служебных обязанностей, так как Шафран является незаменимым работником» [9].

С начала 1930-х гг. возникает движение за «ударный» труд. Почетное звание ударника присваивалось тем работникам, которые «на все сто процентов выполняют производственную, общественную работу, участвуют активно в общественной жизни коллектива» [10]. Это позволило сформировать имидж истинно советского работника и, тем самым, используя стремление к достижению звания «ударника», добиться большей производительности труда. Для тех же целей использовались соцсоревнования.

В городе существовала ячейка «эльвистов» — так сокращенно называли членов «Лиги времени». Тех, кто старался беречь драгоценные минуты и секунды и продвигал в Стране Советов научную организацию труда. Всего в 1924 году в городе было порядка 70 «ловцов времени». Ячейки организации были в Госторге, комсомоле, Наркомфине, Доме Советов и в школе второй ступени [11].

При Наркомтруда ЯАССР существовала биржа труда, которая была призвана бороться с безработицей: горожан не имеющих работы ставили на учет, выдавали безработный билет и пособие, помогали с трудоустройством. Нередко безработных объединяли в трудовые артели, в том числе и в артели инвалидов, снабжали их средствами производства, кредитами. Так, например, Наркомтруда ЯАССР в 1926 году была организована Портняжная мастерская из коллектива безработных. Мастерская принимала всевозможные заказы по выполнению мужских и дамских костюмов. Членам профсоюза при приеме заказа предоставлялись льготы. Мастерская была расположена по Советской улице дом № 14 [12].

Артели организовывались из семи и более человек для совместной организации и предоставления в наем их физического или интеллектуального труда по определенному производственному признаку и принимали на себя выполнение работ исключительно по своей специальности. У каждой артели был устав и права считаться юридическим лицом [13].

Большие изменения происходят в трудовой жизни населения. Для максимального напряжения всех имеющихся трудовых ресурсов создавались различные комиссии — Труддезертир, Правтруд, Трудпривлеч. Но при этом, государство проявляло заботу, ограничивая труд женщин, подростков.

 

Литература:

1.    Российская повседневность: Вторая половина ХIХ — начало ХХI века: учебное пособие / Под ред. Л. И. Семенниковой. — М.: КДУ, 2009, с. 52.

2.    Петров П. П. Население Якутска: прошлое и настоящее// Город Якутск: История. Культура. Фольклор. — Якутск: Бичик, 2007, с. 92.

3.    Петров П. П. Население Якутска: прошлое и настоящее// Город Якутск: История. Культура. Фольклор. — Якутск: Бичик, 2007, с. 92.

4.    Автономная Якутия, 7 января 1925 г., № 5.

5.    Дудкин. Союз вышел победителем // Автономная Якутия, 1 января 1925 г., № 1.

6.    НА РС (Я), ф. 61, оп. 1, д. 73, л. 143.

7.    Автономная Якутия, 9 января 1925 г., № 7.

8.    НА РС (Я), ф. 61, оп.1, д. 105, л. 58–60.

9.    НА РС (Я), ф. 61, оп.1, д. 105, л. 62.

10.                       НА РС (Я), ф. 62, оп. 17, д. 27, л. 92.

11.                       Арбугин Я., Рожко Я. 1924 год. // Якутск Вечерний, 26 ноября 2010 г.

12.                       Автономная Якутия, 1926 г., № 13.

13.                       НА РС (Я), ф. 62, оп. 3, д. 8, л. 1–2.

 

Основные термины (генерируются автоматически): данным переписи, городского населения, самодеятельного населения, данным переписи населения, тяжестей подростками, рост городского населения, значительный слой населения, в увеличении численности населения, части городского населения, к трудовой повинности, слоем самодеятельного населения, в трудовой жизни населения, перемещения пришлого населения, 30-х годов, национального состава населения, трудовых отношениях горожан, домашней прислуги, к трудовой повинности и в, социалистического общества, повседневную жизнь горожан.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle
Задать вопрос