Библиографическое описание:

Комарова Е. В., Милотаева О. С. Стихотворение А.-Ч. Суинберна «Рококо» в переводах Н. А. Васильева и Г. Е. Бена // Молодой ученый. — 2014. — №18. — С. 813-815.

 

Данная статья посвящена анализу стихотворения А.-Ч. Суинберна «Рококо» в переводах Н. А. Васильева и Г. Е. Бена. Проведенное исследование позволяет утверждать, что данные переводы далеки от совершенства.

Ключевые слова: А.-Ч. Суинбёрн, поэтический перевод, русско-английские литературные связи, компаративистика, художественная деталь, межкультурная коммуникация.

 

В 1909 г. Н. А. Васильевым было переведено стихотворение А. –Ч. Суинберна «Рококо», известное также в позднейшем переводе Г. Е. Бена, напечатанном в ранней редакции в 1977 г. в сборнике, выпущенном в тель-авивском издательстве «Время и мы» [см.: 3, с. 20–22], а затем, в переработанном виде, в книге переводов Г. Е. Бена из Суинбёрна «Сад Прозерпины» [см.:4, с. 24–26]. Если Суинбёрн в данном произведении использовал аллитерацию, желая подчеркнуть ощущение тяжести расставания («Take hands and part with laughter; / Touch lips and part with tears» [1, p. 132] [Возьмемся за руки и расстанемся со смехом; / Коснемся губами и расстанемся со слезами]), то Н. А. Васильев и Г. Е. Бен делали акцент на параллельных конструкциях, причем первый из переводчиков оставлял без внимания контрастность чувств: «Расстанемся без смеха; / Расстанемся без слез» (Н. А. Васильев; [2]) — «Расстанемся, рыдая, / Расстанемся, смеясь» (Г. Е. Бен; [4, с. 24; 3, с. 20].

Каждая нечетная строфа английского оригинала заканчивается вариацией на тему «удовольствия» («pleasure») и «боли» («pain»), причем в первой, пятой и седьмой октавах можно видеть характерную красную («sanguine» («кроваво-красный»), «blood-red» («кроваво-красный»), «purple» («красный»)) тональность при прорисовке ассоциаций с вином или кровью: «Nor crush the lees of pleasure / From sanguine grapes of pain / <…> / Foams round the feet of pleasure / The blood-red must of pain / <…> / Throbs through the heart of pleasure / The purpler blood of pain» [1, p. 132] [Не выдавим остатки удовольствия / Из кроваво-красного винограда боли / <…> / Пена вокруг стоп удовольствия, / Кроваво-красное виноградное сусло боли / <…> / Пена вокруг стоп удовольствия, / Кроваво-красное виноградное сусло боли]. Сохраняя условную антитезу «наслажденья» и «тоски» (Н. А. Васильев), «наслажденья» и «скорбей» (Г. Е. Бен), русские переводчики, вместе с тем, существенно ослабляли колористический фон описания: «И дрожжи наслажденья / Не жать из лоз тоски / <…> / Из сердца наслажденья / Струится кровь тоски» (Н. А. Васильев; [21]); «И не добыть нам в ней <любви> / Напитка наслажденья / Из солода <в ранней редакции — месива> скорбей / <…> / Течет вокруг ступней / Из гроздьев наслажденья / Кровавый сок скорбей / <…> / И в жилах наслажденья / Струилась кровь скорбей» (Г. Е. Бен; [4, с. 24–25; ср.: 3, с. 20–22]). Концовки третьей и девятой октав Суинберн строит на параллелизме конструкций, сопровождающемся анафорой («Asingle sob of pleasure, / A single pulse of pain» [1, p. 133] [Единственный всхлип удовольствия, / Единственный импульс боли]) или антонимической оппозицией («Andearlier leaf of pleasure, / And latter flower of pain» [1, p. 134] [И раньше лист удовольствия, / И позже цветок боли]), что полностью утрачено и у Н. А. Васильева, и у Г. Е. Бена, передавших лишь общее содержание приведенных фрагментов: «Ни капли наслажденья / И ни волны тоски / <…> / Из почки наслажденья / Растет бутон тоски» (Н. А. Васильев; [2]); «Старались в нетерпенье / Мы выцедить скорей / Всю горечь наслажденья / Усладу <в ранней редакции — И сладость> всех скорбей / <…> / И треплет суховей / Тычинки наслажденья / И пестики скорбей» (Г. Е. Бен; [4, с. 24–26; ср.: 3, с. 20–22]).

Для концовок четных строф английского подлинника существенна игра слов «remember» («помнить») / «forget» («забыть»), причем во второй, четвертой и шестой строфах противопоставляются месяца: осенние — весенним (ноябрь — апрелю, сентябрь — марту), а зимние — летним (декабрь — июню): «Forget them till November, / And dream there’s April yet; / Forget that I remember, / And dream that I forget/ <…> / Say March may wed September, / And time divorce regret; / But not that you remember, / And not that I forget/ <…> / But rose-leaves of December / The frosts of June shall fret, / The day that you remember, / The day that I forget» [1, p. 132–134] [Забудь их <богов> до ноября, / И мечтай, что все еще апрель; / Забудь, что я помню, / И мечтай, что я забыл / <…> / Скажем, март и сентябрь могли пожениться, / И о времени развода сожалеть; / Но не о том, что ты помнишь, / И не о том, что я забыл / <…> / Но лепестки роз декабря / Морозы июня потреплют, / День, что ты помнишь, / День, что я забыл]. Недосказанность, свойственная данному фрагменту, позволила переводчикам совершенно по-разному интерпретировать эпизоды, но при этом и Н. А. Васильев, и Г. Е. Бен, сохранив акцент на концептах «remember» («помнить») / «forget» («забыть»), обошли связь с сезонами года: «Печаль всегда бездомна, / У радости нет крыл. / Забудьте, что я помню, / И грезьте: он забыл / <…> / Поверь, что страсть огромна / И есть без дыма пыл, / Но помни, что я помню. / Забудь, что я забыл» (Н. А. Васильев; [2]); «Забудь, что тяжело мне, / Мечтай беспечно жить; / Забудь, что я все помню, / Желай мне все <в ранней редакции — Мечтай, что смог> забыть / <…> / Но лишь не смей твердить, / Что ты страдаешь, помня, / А я сумел забыть / <…> / Но сможет полдень темный / Свет полночи убить, / Коль всё <в ранней редакции — Когда> ты будешь помнить, / А я смогу забыть» (Г. Е. Бен; [4, с. 24–25; ср.: 3, с. 20–21]).

Нельзя не отметить и несколько ключевых моментов суинбёрновского лирического описания, оставшихся вне поля зрения русских переводчиков либо привлекших недостаточное внимание. Так, Суинбёрном введено обращение к героине, названной Джульеттой в символическом значении молодой возлюбленной, в чем проявились и известный пристрастный интерес английского поэта к Шекспиру, и романтическое понимание юношеской любви: «Dismantle and dismember / Men’s days and dreams, Juliette; / For love may notremember, / But time will notforget» [1, p. 134] [Разрушь и разорви / Людские дни и сны, Джульетта; / Ибо любовь может не помнить, / Но время не забудет]. Н. А. Васильев полностью опустил обращение («Разоблачим нескромно / Сон дорогих могил — / И то, что я не помню, / И то, что я забыл» [2]), Г. Е. Бен же сохранил его, ослабив, однако, значимую ретардацию в прошлое и не совсем оправданно заменив утверждение «любовь может не помнить» на «любовь не может помнить»: «Жюльетта, ничего мне / Назад не возвратить: / Любовь не может помнить, / А время — позабыть» [4, с. 25]. При интерпретации стихов «Lightlovesextinguishedember, / Let one tear leave it wet / For one that you remember / And ten that you forget» [1, p. 135] [Светлая любовь — гаснущие тлеющие угли, / Позволь одной слезе остаться / Ради одного, что ты помнишь, / И десяти, что ты забыла] русские переводчики обошли вниманием полную символики метафору Суинбёрна, ассоциирующую угаснувшую любовь с тлеющими углями, и тем самым значительно упростили понимание фрагмента: «Ты плачешь, плачешь томно, / Я слезы осушил, / Одну из них запомню, / А десять позабыл» (Н. А. Васильев; [2]); «(Мол, так тому и быть!) / И две слезинки вспомни, / Чтоб десять позабыть <в ранней редакции — слез забыть>» (Г. Е. Бен; [4, с. 26; ср.: 3, с. 22]).

 

Литература:

 

1.         Swinburne A.-Ch. Poems and Ballads. — L.: Edward Moxon & Co, 1866. — 296 p.

2.         Васильев Н. А. Сад Прозерпины; На северном море; Рококо // http://www.vekperevoda.com/1855/vassiliev.htm

3.         Суинбёрн А.-Ч. Anima anceps; Рококо; Гермафродит; Сад Прозерпины; Интерлюдия; На спуск корабля «Ливадия» в России // Изменчивость: Поэты Англии и Америки в переводах Георгия Бена. — Тель-Авив: Время и мы, 1977. — С. 18–32.

4.         Суинбёрн А.-Ч. Сад Прозерпины: Стихи / Перевод, предисл. и примечания Г. Е. Бена. — СПб.: Изд-во Пушкинского фонда, 2003. — 104 с.

 

 

 

Основные термины (генерируются автоматически): <в ранней редакции —, Стихотворение А.-Ч, of pleasure, and dreams, and part with, of pain», Суинберна «a watch, And dream that, And not that, виноградное сусло боли, And ten that, Кроваво-красное виноградное сусло, day that, hands and part, lips and part, «Ave atque vale, And latter flower, And time divorce, And dream there, «Dismantle and dismember.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle
Задать вопрос