Эрих Нойманн о роли «козла отпущения» в формировании конфликта | Статья в журнале «Молодой ученый»

Автор:

Рубрика: Психология

Опубликовано в Молодой учёный №13 (72) август-2 2014 г.

Дата публикации: 08.08.2014

Статья просмотрена: 271 раз

Библиографическое описание:

Рахматуллин Р. Ю. Эрих Нойманн о роли «козла отпущения» в формировании конфликта // Молодой ученый. — 2014. — №13. — С. 235-237. — URL https://moluch.ru/archive/72/12320/ (дата обращения: 18.10.2018).

А козла, на которого вышел жребий для отпущения, поставить живого пред Господом, чтобы совершить над ним очищение и отослать его в пустыню для отпущения.

Библия. Левит, 16:10

Среди множества талантливых учеников К. Г. Юнга Эрих Нойманн (1905–1960) выделяется открытием нового конфликтогена — психического феномена, названного им «козлом отпущения». Как явствует из приведенного выше эпиграфа, термин был заимствован им из Ветхого завета. Но не только сам термин, но и обстоятельства, лежащие в основании этого феномена. Механизм формирования и эффекта «козла отпущения» был изложен в фундаментальной работе Нойманна «Глубинная психология и новая этика», опубликованной в 1949 году [1]. Ранее мы писали об основных идеях автора, раскрывающих суть исследуемого феномена [2; 3; 4]. Возвращение к этой теме обусловлено активизацией межэтнических и межконфессиональных противоречий в России, усилением конфронтационных настроений в стране, доминированием в средствах массовой информации антизападного дискурса. К сожалению, ряд политиков и журналистов, заинтересованных в решении своих не всегда праведных задач, нередко используют для этого принцип «Разделяй и властвуй!», способствуют поляризации общества на «своих» и «чужих». Главным инструментом реализации этого принципы служит феномен «козла отпущения»

Э. Нойманн исследовал этот феномен как фактор формирования межличностных конфликтов, не проецируя его в область политики. Он рассматривает его как явление, особенно ярко проявляющимся в молодежной среде и относительно изолированных от общества сообществах — военных коллективах, местах лишения свободы и т. п., где один или несколько человек становятся объектом неприязни, унижения, оскорблений, а иногда и систематического физического насилия. Нойманн рассматривает его в качестве независимого от исторических условий и культуры явления, которое является одним из источников конфликтов в коллективе, иногда приводящих даже к трагическому исходу. К примеру, в местах лишения свободы, в молодежных коллективах он нередко является причиной суицида.

Однако анализ данного явления показывает его глобальный характер: этот феномен существует в разных вариантах повсеместно, включая общество в целом, где роль «козла отпущения» может играть какой-либо народ, обычно представляющий национальное меньшинство (евреи, цыгане, чеченцы и т. д.), раса, каста, религия, политическое движение, партия и т. п. В местах лишения свободы сложился даже целый социальный слой «козлов отпущения» — так называемые «опущенные». Нередко он становится источником социальных конфликтов — войн, революций, геноцида и других социальных потрясений со значительными историческими последствиями. Это заставляет относиться к феномену «козла отпущения» со всей серьезностью и сделать его предметом тщательного научного анализа.

Психолого-методологические основы исследования этого конфликтогена содержатся в работах учителя Нойманна — Карла Густава Юнга [5; 6]. Юнг считал, что психика человека содержит так называемую «Тень» — качества, интересы, стремления, которые воспринимаются самим индивидом отрицательно, оценивается им как несовместимые с его личностью. «Тень», по сути, есть анти-личность.

Получается, что человек состоит как бы из двух начал — положительного («Самости», по Юнгу) и отрицательного. Согласно основателю глубинной психологии «Тень» образуется в результате подавления и вытеснения из сознания всего того, что не поощряется личностью и её социальным окружением, противоречит социальным установкам и идеалам, значимым для жизни в данном обществе. В результате вытеснения из сознания, «Тень» перемещается в область бессознательного, проявляя себя лишь в сновидениях, и человек, как правило, не догадывается о её существовании. Но, как замечает Нойманн, развивая эту тему, «изгнанные из сознательной психики силы накапливаются и создают в сфере бессознательного напряжение, которое носит отчетливо деструктивный характер» [1, c. 48]. Для нейтрализации разрушающего влияния «Тени» психика в процессе эволюции выработала один из фундаментальных механизмов — проекцию (термин, веденный в психологию Юнгом). Она (проекция) представляет собой процесс переноса бессознательных компонентов психики на внешний объект, в качестве которого, как правило, выступает другой человек или чужой народ. «Бессознательные формы всегда получали выражение в защитных и целительных образах и тем самым выносились в лежащее за пределами души космическое пространство», — писал Юнг [7, c. 138].

Подобные утверждения мы встречаем у другого ученика Юнга — Герхарда Адлера: «Общим правилом является то, что каждое неизвестное содержимое нашего бессознательного проецируется на другого человека или даже предмет» [8, c. 32]. Мы писали о тождестве этого свойства психики с явлением интенциональности, составляющим важное положение феноменологии Э. Гуссерля [9, c. 44–46].

Исследуя феномен «козла отпущения», Нойманн обнаружил его в Древней Иудее, где для разрядки негативной психической энергии использовали козла, на которого проецировали все свои недостатки и под улюлюканье изгоняли в пустыню: «А козла, на которого вышел жребий для отпущения, поставить живого пред Господом, чтобы совершить над ним очищение и отослать его в пустыню для отпущения» [10]. В современных условиях объектом проекции почти всегда становится отдельный человек или группа. Нойманн пишет, что эту роль, как правило, выполняют:

а) чужак (отдельный человек или люди другой национальности, расы, вероисповедания, социальной ориентации);

б) не адаптированная к данной социальной общности личность (деревенский житель в городе, правопослушный гражданин в криминальной среде и т. д.);

в) незаурядная личность, не вписывающаяся в силу своих выдающихся качеств в «серую» массу [1, c. 51–54].

Видимо, существуют и другие категории людей, служащие объектом проекции. Во всех этих случаях феномен «козла отпущения» является потенциальным источником конфликта.

Нужно ли бороться с указанным феноменом, если он служит оздоровлению психики? Когда в качестве «козла отпущения» выступает настоящий козел, или забрасываемые камнями или сжигаемые идолы, то это не несет никакой угрозы человеку и обществу. Но если в качестве «козлов отпущения» выбирают евреев, мигрантов, «лиц кавказской национальности», храмы и памятники культуры, священные писания, то отрицательные последствия такого «изгнания дьявола» очевидны. Нам представляется, что использование в политических или иных целях лозунгов типа «Россия для русских!», «Долой жидов!», «За православную Русь!», «Бей черных!» и т. п., является осознанным или неосознанным применением феномена «козла отпущения» для достижения трех целей: а) укрепления чувства «мы» с целью привлечения недальновидными политиками определенной части населения в свою партию или движение (в российских условиях это особенно характерно для лидеров ЛДПР); б) для канализации накопленной негативной энергии той части населения, которая не удовлетворена условиями своей жизни; в) отвлечения внимания граждан от их насущных проблем.

Как правило, для этого используются отдельные СМИ, искусно подставляющие неискушенному в политике населению «козла отпущения», который якобы и является причиной всех его бед. В нынешних условиях такая близорукая политика явно направлена на раскол государства, разжигание национальной и религиозной нетерпимости и вражды.

Как можно избавиться от этого явления? Юнгом и Нойманном были предложены принципы, на основе которых может быть разработана конкретная методика решения указанной задачи. Они предлагают помочь осознать человеку, что «козел отпущения» — это предметная объективация его собственной «Тени», т. е., по сути, это он сам в своей наиболее нелюбимой ипостаси. «С точки зрения новой этики, морально приемлемой личностью можно назвать только того человека, который признал реальность своей теневой проблемы, т. е. осознал теневую сторону своей психики» [1, c. 93]. Нужно отказаться от высокомерия, чувства принадлежности к народу, которому предназначена «мессианская» роль в истории, исключительности и непогрешимости, признать «Тень» своей неотъемлемой частью, постараться интегрировать в сознание то содержание, которое связано с теневой стороной своей жизнедеятельности. Как пишет Нойманн, «встреча и примирение с «Тенью» является непременным условием формирования подлинно терпимого отношения к другим людям, группам, формам и уровням культуры» [1, c. 99]. Очевидно, что кроме такой психотерапевтической работы, нужны меры политического и правового характера, жестко пресекающие попытки решения политических задач при помощи нагнетания межэтнической, межконфессиональной или иной напряженности.

Интересно, что рекомендации Юнга и Нойманна полностью согласуются с психотехникой суфизма, где формирование «совершенного человека» (суфийский термин) осуществляется путем осознания своей несовершенности, даже нелюбви к себе, борьбы с тщеславием. Учителя суфизма не рекомендуют своим ученикам занимать руководящие должности и даже выступать в качестве имама (ведущего) при совершения молитвы. Они говорят, что труднее всего добиться просветления людям, осознающим свою значимость, зараженных вирусом тщеславия. В суфизме запрещена критика других, все усилия суфия должны быть направлены на изменение собственной природы. «Изменись сам, и изменится мир», говорят они [11; 12; 13].

Литература:

1.                  Нойманн Э. Глубинная психология и новая этика. СПб.: Академический проект, 1999.

2.                  Рахматуллин Р. Ю. О двух психологических причинах этнической враждебности // European Social Science Journal. 2013. № 11–1 (38).

3.                  Рахматуллин Р. Ю., Семенова Э. Р. Феномен «козла отпущения» как источник конфликтов в коллективе // Научное обеспечение инновационного развития АПК. Материалы Всероссийской научно практической конференции. Уфа: БГАУ, 2010.

4.                  Рахматуллин Р. Ю., Семенова Э. Р. Этническая враждебность: психологический аспект // Россия и ее регионы в поисках гражданского единства и межнационального согласия. Материалы Всероссийской научно-практической конференции. Уфа: БАГСУ, 2011.

5.                  Юнг К. Г. Структура психики и процесс индивидуации. М.: Наука, 1996.

6.                  Юнг К. Г. Отношения между Я и бессознательным // Психология бессознательного. М.: Канон, 1994.

7.                  Юнг К. Г. Об архетипах коллективного бессознательного // Вопросы философии. 1988. № 1.

8.                  Адлер Г. Лекции по аналитической психологии. М.: «Рефл-бук», К.: «Ваклер», 1996.

9.                  Рахматуллин Р. Ю. Онтологизированные образы в научном познании: генезис и функции: дисс.... д-ра филос. наук. Уфа, 2000.

10.              Библия. Левит. 16:10.

11.              Рахматуллин Р. Ю. Модель человека в суфизме // Вестник ВЭГУ. 2014. № 3 (71).

12.              Рахматуллин Р. Ю. Суфийская антропология // Исламоведение. 2013. № 1.

13.              Юсупова А. А. Сущность человека в суфизме // Молодой ученый. 2014. № 9 (68).

Основные термины (генерируются автоматически): место лишения свободы, глубинная психология, козел, отдельный человек, отпущение, Россия, часть населения, Юнга.


Похожие статьи

Исторические аспекты исследования особенностей личности...

Скачать электронную версию. Скачать Часть 4 (pdf). Библиографическое описание

преступление, место лишения свободы, изучение личности человека, эмоционально-волевая сфера

Психология свободы личности: анализ научных трудов XX — начала XXI века.

Принудительные работы как вид наказания в российском...

Суд может заменить реальное лишение свободы принудительными работами, если посчитает реальной возможность исправление осуждённого без реального отбывания наказания в местах лишения свободы.

Соблюдение прав человека в Федеральной службе исполнения...

осужденный, РФ, Российская Федерация, исправительное учреждение, Европейский Суд, место лишения свободы, уголовно-исполнительная система, Конституция РФ, лишение свободы, Россия.

Мотивы поведения осужденных | Статья в журнале...

Многие проводят большую часть своей жизни в местах заключения. (Как правило, это люди, которые имеют не первую судимость).

В целом в местах лишения свободы 20–25 % осужденных имеют психические аномалии. Наблюдение за отдельными лицами, которые...

Недобровольное лечение и реабилитация зависимых от алкоголя...

РФ, принудительное лечение, медико-социальная реабилитация, медицинская помощь, наркологическая помощь, больной, место лишения свободы, трудовая занятость, медицинская часть, осужденный.

Проблема трудоустройства лиц, имеющих (имевших) судимость

Согласно полученным от предприятий сведениям, по состоянию на 01.07.2015 года в счет квоты на предприятиях и организациях района работают 19 человек из числа освободившихся из мест лишения свободы.

Положительный опыт функционирования пенитенциарных...

Например, даже террористу Андерсу Брейвику, лишившему жизни свыше семидесяти человек и приговоренному к 21 году лишения свободы

Основная часть населения говорит и пишет на букмоле, около 20 % используют нюнорск.

Побегов из мест лишения свободы нет, тюрьмы...

Особенности реализации свободы вероисповедания в местах...

Согласно социологическому опросу от 24 марта 2015 года подавляющее большинство преступивших закон людей (85 %) относят себя к числу верующих [3]. Приобщение осужденных к вере благотворно влияет на их поведение в местах лишения свободы.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle

Похожие статьи

Исторические аспекты исследования особенностей личности...

Скачать электронную версию. Скачать Часть 4 (pdf). Библиографическое описание

преступление, место лишения свободы, изучение личности человека, эмоционально-волевая сфера

Психология свободы личности: анализ научных трудов XX — начала XXI века.

Принудительные работы как вид наказания в российском...

Суд может заменить реальное лишение свободы принудительными работами, если посчитает реальной возможность исправление осуждённого без реального отбывания наказания в местах лишения свободы.

Соблюдение прав человека в Федеральной службе исполнения...

осужденный, РФ, Российская Федерация, исправительное учреждение, Европейский Суд, место лишения свободы, уголовно-исполнительная система, Конституция РФ, лишение свободы, Россия.

Мотивы поведения осужденных | Статья в журнале...

Многие проводят большую часть своей жизни в местах заключения. (Как правило, это люди, которые имеют не первую судимость).

В целом в местах лишения свободы 20–25 % осужденных имеют психические аномалии. Наблюдение за отдельными лицами, которые...

Недобровольное лечение и реабилитация зависимых от алкоголя...

РФ, принудительное лечение, медико-социальная реабилитация, медицинская помощь, наркологическая помощь, больной, место лишения свободы, трудовая занятость, медицинская часть, осужденный.

Проблема трудоустройства лиц, имеющих (имевших) судимость

Согласно полученным от предприятий сведениям, по состоянию на 01.07.2015 года в счет квоты на предприятиях и организациях района работают 19 человек из числа освободившихся из мест лишения свободы.

Положительный опыт функционирования пенитенциарных...

Например, даже террористу Андерсу Брейвику, лишившему жизни свыше семидесяти человек и приговоренному к 21 году лишения свободы

Основная часть населения говорит и пишет на букмоле, около 20 % используют нюнорск.

Побегов из мест лишения свободы нет, тюрьмы...

Особенности реализации свободы вероисповедания в местах...

Согласно социологическому опросу от 24 марта 2015 года подавляющее большинство преступивших закон людей (85 %) относят себя к числу верующих [3]. Приобщение осужденных к вере благотворно влияет на их поведение в местах лишения свободы.

Задать вопрос