Стилистическая функция тропов в тексте произведения Р.А. Анайи «Благослови, Ультима!» | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 24 апреля, печатный экземпляр отправим 28 апреля.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Филология, лингвистика

Опубликовано в Молодой учёный №9 (44) сентябрь 2012 г.

Статья просмотрена: 5045 раз

Библиографическое описание:

Павлова, Д. Д. Стилистическая функция тропов в тексте произведения Р.А. Анайи «Благослови, Ультима!» / Д. Д. Павлова. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2012. — № 9 (44). — С. 194-196. — URL: https://moluch.ru/archive/44/5389/ (дата обращения: 15.04.2021).



В статье рассматривается характер главного героя повести А. С. Пушкина «Выстрел». Акцентируются его многогранности. Особое внимание уделяется манере повествования автора в раскрытии неоднозначного существования человеческого «я» Сильвио.

Ключевые слова: А. С. Пушкин, главный герой, романтический герой, повесть.

Начиная с Белинского, и сегодня многие критики творчества Пушкина рассматривают «Повесть Белкина» как «несерьёзную» прозу, не определившую эмоциональную позицию писателя в эстетическом отношении индивидуальной самоценности персонажей. Причем жизненные ситуации, в которых оказались пушкинские героя находятся на грани между жизнью и смертью, подчас в свете иронического повествования автора и юмористических подробностях изображенного бытия героев. А это значит, что сказочно-побасенный «стиль» «Повестей» носит искусно спрятанный, надуманный конфликт сюжетов, имитирующих замысловатость образного выражения великого художника.

Как известно, в нашей науке практически допустимы различные варианты исследовательской мысли о художественно-эстетической значимости произведений литературы. «Инвариантность» стала распространенным понятием в современном литературоведении, что позволяет расширить гипотетичность суждений как существующих, так и новых аспектах творчества писателя, в частности в структуре цикла «Повести Белкина».

Главный герой «Выстрела» всегда вызывал противоречивую оценку критиков самой «загадочной» повести Пушкина. До сих пор одни рассматривают его как романтического героя, другие видят в нем трагическую безысходность внутренней рефлексии, третьи — злобного неудачника. Как пишет В. М. Маркович, «Сильвио в каких-то отношениях подобен и «мстителю», и «бунтарю», и «герою», но ни одному из этих определений он не равен: все они лишь приближают — с разных сторон и в разной мере — к целостной истине о персонаже, самой этой истины отнюдь не открывая» [1, с. 70].

Действительно, внутренние переживания персонажа Пушкина в какой-то мере перекликаются с душевным разладом романтических героев мировой литературы. Романтика, как и трагизм, утверждает самоценность личностного «я», отстаивающего свою духовную нравственную индивидуальность, обладающую восторженной душой и импульсивностью сильных страстей («Кавказский пленник», «Цыганы). Романтический герой многих произведений Пушкина — это личность в духе байронического разочарования, который «бежит от жизни», проклинает её и ненавидит своё окружение за его примитивное существование. По характеру он бунтарь, не признающий никаких социально-нравственных норм, как ему кажется, мешающих в достижении его высокой цели глобальной гражданской направленности.

Сильвио, в изображении Пушкина, — натура независимая от «чужого мнения», волевая, но не в осуществлении духовно-нравственного престижа и материального благополучия, а в утверждении своего человеческого достоинства в обществе. Эмоциональные амбиции и обостренные чувства стремления к лидерству, по сути, внутренне убеждают его исключительности человеческой природы. Быть «первым» — становится всепоглощающей страстью, которая и определяет его поступки как «возмутителя» общественного умонастроения.

И все-таки, следует заметить, что творческая эстетика в «Выстреле» формируется прежде всего в авторском осмыслении тщетности импульсивных порывов героя, обернувшихся для него ложными ценностями. Деньги, карьера, светская знаменитость, социальное положение в обществе — ничего не стоят. Свидетельством этой мысли является эпилог повести.

А это значит, что чувства и шальные поступки Сильвио, как ни противился этому сам герой, напрямую зависят от «чужого мнения»: сослуживцев, начальства, жён и т. д. И в этом состоит трагический парадокс жизни, «убивший» самобытность индивидуального «я» Сильвио, который попадает в «ловчие сети» своих друзей и «противников».

Пушкинский герой противится таким жизненным обстоятельствам, болезненно переживает неожиданные повороты в своей судьбе (две дуэли). Однако он сам спровоцировал эту ситуацию и должен идти до конца — отомстить, так как «вызов на картель и жест дуэльного противостояния оказываются лишь вынужденной в конечном счете формой подчинения существующему положению вещей» [1, с. 70].

Как пишет Н. Н. Петрунина, «Замкнувшись в идее мщения, Сильвио шаг за шагом порывает свои контакты с живой жизнью. Отставка, добровольное затворничество в неподвижном захолустье <...>, не омытая честь и неизбежная кара за отказ от всего человеческого — единственный отклик ума и сердца на уроки действительности — холодное и ясное сознание превосходства противника и собственной несвободы, родившейся из страсти первенствовать» [2].

Правда, Сильвио — необычный «мститель»: возненавидев и прилюдно оскорбив молодого красавца-графа, он продолжает отдавать должное его красоте, уму, храбрости. В связи с чем дуэль с графом затянулась на годы. Причем он не стремится убить графа, а лишь «проучить его», и тем самым утвердить свой пошатнувшийся в гусарском полку авторитет: оставаться значительным и действующим лицом в глазах бывших товарищей, среди которых он «был первым буяном по армии», и они за это «обожали» его, оборачивается для Сильвио глубокой человеческой драмой.

Герой Пушкина, по-своему душевно восторженный, но честный, открытый и в чем-то наивен в отношении со своим соперником. Доказательством чего является манера поэтической повествовательности текста и композиционное построение сюжета. В повести «Выстрел» много субъективное повествование, эмоционально ощущаемое в индивидуально персонифицированном «я» трех рассказчиков (Сильвио, граф Б, подполковник И. Л. П.). Симметрична композиция повести, как пишет В. Шмид: «Ни в одной другой повести цикла эквивалентность ситуации, персонажей и действий не играет такой большой роли, как в «Выстреле». Уже композиция на макроуровне обнаруживает очевидный параллелизм обеих глав» [4].

Но помимо трёх рассказчиков в тексте «Выстрела» существует и главный повествователь — автор как смыслообразующий субъект, эмоционально нетождественный в своем личном общении с читателем и «видении» главного героя — Сильвио. То есть «образ автора» мыслится и так в сфере художественной (содержательной), и как в сфере, восходящей за её пределы, конкретно-исторической личности, создавшей литературное произведение для читательской аудитории (А. С. Пушкин).

Как правило, в эпических произведениях повествование идет от первого лица, и это основной тип повествования стал главным способом оформления художественных текстов в «Повестях Белкина». В структурном плане здесь нет принципиального различия между понятиями «автор», «повествователь», «рассказчик» — это синонимы одного понятийного ряда — словесно-конструктивного оформления художественного текста. И тем не менее под маской авторского «я» скрывается эмоционально-чувственная индивидуальность психологически и нравственно непохожая на персонажей произведении. А с другой — его личностное мироощущение на жизнь определяет эстетическую сущность всех формообразующих элементов литературного текста не только «Выстрела», но и каждой повести пушкинского цикла «Повести покойного Ивана Петровича Белкина».

Литература:

  1. Маркович В. М. «Повесть Белкина» и литературный контекст // Пушкин: исследования и материалы. Л.: Наука Ленингр. Отд-ние, 1989. Т. 13. С. 63–87.
  2. Петрунина. Н. Н. Проза Пушкина (пути эволюции). Л. 1987. С.146.
  3. Хализев В. Е. Говорящий человек. Диалог и монолог // Теория литературы. М.: «Высшая школа», 2002.
  4. Шмид В. Проза Пушкина в поэтическом прочтении: “Повести Белкина” и “Пиковая дама” / пер. с нем. А. И. Жеребина (I и II части); 2-е изд., исправ. и доп. СПб. 2013. С. 160.
  5. Эсалнек А. Я. Теория литературы. М., 2010. 250 с.
  6. Эсалнек А. Я. Анализ романного текста. М., 2004. 182 с.
Основные термины (генерируются автоматически): метафора, переносное значение, эпитет, сравнение, троп, роман, употребление слова, частотность употребления, авторский стиль, эмоциональная окраска.


Похожие статьи

Функции эпитета в художественном тексте | Статья в сборнике...

Установлена высокая частотность использования оценочных эпитетов в новелле Стефана Цвейга

Ключевые слова: эпитет, оценка, функция, признак, образ, ассоциация, эмотивный

Их употребление в составе метафор приписывает в данном контексте концепту «страх» такие...

Выражение чувств и эмоций автора с помощью языковых средств...

Если эпитет относится к простым тропам, то метафора — это сложный троп.

[3] Слово «дубасить» в данном словосочетании имеет значение «бить, колотить кого-либо с силой» и также относится к разговорной лексике.

Эпитеты, сравнения, метафоры и олицетворения в...

Лексические средства художественной выразительности в повести...

Это эпитеты, метафоры, метонимии, сравнения, олицетворения, гиперболы, литоты, перифразы и иронии.

Количество выявленных сравнений — 38 или 6,2 %. Частотность употребления

Эти тропы помогают передать автору новую смысловую окраску слову.

Особенности перевода образного компонента значения...

Образный компонент значения слова может обладать оттенки, которые достаточно сложно уловить, однако имеющие большое значение в авторской картине мира.

частотность употребления выражений в ИЯ и ПЯ

Метафора и эпитет как средство манипуляции общественным...

Эпитет — образное определение, дающее характеристику предмета (явления) в виде скрытого сравнения.

Метафора как троп представляет собой перенесение свойств одного предмета (явления) на другой по принципу сходства.

Стилистические характеристики предисловий и послесловий...

Согласно таблице, в большинстве англо- и русскоязычных предисловиях и послесловиях эпитет имеет одну из самых высоких частотностей употребления после метафоры, что говорит о его существенных позициях в предисловиях и послесловиях к изданиям художественного стиля...

Компаративные тропы в произведениях У. Б. Йейтса

Тропы — это слова и выражения, используемые в переносном смысле с целью достижения художественной выразительности речи.

«Метафоратроп или механизм речи, состоящий в употреблении слова, обозначающего некоторый класс предметов, явлений и так далее.

Понятие метафоры и способы её выражения в произведениях...

В “Википедии” приводится такое определение метафоры: “Мета́фора (от др.-греч. μεταφορά — «перенос», «переносное значение») — троп, слово или выражение, употребляемое в переносном значении, в основе которого лежит неназванное сравнение предмета с...

Метафора как средство реализации лингво-культурологического...

«В расширительном смысле термин «метафора» применяется к любым видам употребления слов в непрямом значении» [3, с. 296]. При подобной интерпретации он объединяет такие тропы, как иносказания, перифразы, олицетворения и сравнения.

Похожие статьи

Функции эпитета в художественном тексте | Статья в сборнике...

Установлена высокая частотность использования оценочных эпитетов в новелле Стефана Цвейга

Ключевые слова: эпитет, оценка, функция, признак, образ, ассоциация, эмотивный

Их употребление в составе метафор приписывает в данном контексте концепту «страх» такие...

Выражение чувств и эмоций автора с помощью языковых средств...

Если эпитет относится к простым тропам, то метафора — это сложный троп.

[3] Слово «дубасить» в данном словосочетании имеет значение «бить, колотить кого-либо с силой» и также относится к разговорной лексике.

Эпитеты, сравнения, метафоры и олицетворения в...

Лексические средства художественной выразительности в повести...

Это эпитеты, метафоры, метонимии, сравнения, олицетворения, гиперболы, литоты, перифразы и иронии.

Количество выявленных сравнений — 38 или 6,2 %. Частотность употребления

Эти тропы помогают передать автору новую смысловую окраску слову.

Особенности перевода образного компонента значения...

Образный компонент значения слова может обладать оттенки, которые достаточно сложно уловить, однако имеющие большое значение в авторской картине мира.

частотность употребления выражений в ИЯ и ПЯ

Метафора и эпитет как средство манипуляции общественным...

Эпитет — образное определение, дающее характеристику предмета (явления) в виде скрытого сравнения.

Метафора как троп представляет собой перенесение свойств одного предмета (явления) на другой по принципу сходства.

Стилистические характеристики предисловий и послесловий...

Согласно таблице, в большинстве англо- и русскоязычных предисловиях и послесловиях эпитет имеет одну из самых высоких частотностей употребления после метафоры, что говорит о его существенных позициях в предисловиях и послесловиях к изданиям художественного стиля...

Компаративные тропы в произведениях У. Б. Йейтса

Тропы — это слова и выражения, используемые в переносном смысле с целью достижения художественной выразительности речи.

«Метафоратроп или механизм речи, состоящий в употреблении слова, обозначающего некоторый класс предметов, явлений и так далее.

Понятие метафоры и способы её выражения в произведениях...

В “Википедии” приводится такое определение метафоры: “Мета́фора (от др.-греч. μεταφορά — «перенос», «переносное значение») — троп, слово или выражение, употребляемое в переносном значении, в основе которого лежит неназванное сравнение предмета с...

Метафора как средство реализации лингво-культурологического...

«В расширительном смысле термин «метафора» применяется к любым видам употребления слов в непрямом значении» [3, с. 296]. При подобной интерпретации он объединяет такие тропы, как иносказания, перифразы, олицетворения и сравнения.

Задать вопрос