Реализация постмодернистской эстетики в прозе М. Павича | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 5 февраля, печатный экземпляр отправим 9 февраля.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Филология, лингвистика

Опубликовано в Молодой учёный №2 (397) январь 2022 г.

Дата публикации: 17.01.2022

Статья просмотрена: 1 раз

Библиографическое описание:

Васильева, Виктория. Реализация постмодернистской эстетики в прозе М. Павича / Виктория Васильева. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2022. — № 2 (397). — С. 371-374. — URL: https://moluch.ru/archive/397/87656/ (дата обращения: 25.01.2022).



Современный литературный текст — сложная многоуровневая структура, которая не имеет начала и конца и представляет собой «текст, сотканный из цитат». [2, с.25] Подобное построение текста характерно для эстетики постмодернизма. Теоретики постмодернизма — Ж. Делез, Ф. Гваттари, М. Фуко, Ж. Деррида, Р. Барт, Ж. Бодрийяр, Ю. Кристева — в своих работах выделяют следующие черты постмодернистских текстов: «деканонизация» — борьба с традиционными текстовыми центрами, фрагментарность повествования, «игра» с читателем, «смерть» автора, множественность сюжетов — ризома, нелинейность письма. Наиболее полно эстетику постмодернизма отражает литературный гипертекст.

Несмотря на множество определений гипертекста, ученые выделяют ряд характеристик, отличающих его от линейного текста: фрагментарность, нелинейность, бесконечность, разнородность, интерактивность. Фрагментарность или дисперсность структуры заключается в том, что информация представляется в виде небольших фрагментов, «гнёзд», начинать чтение можно с любого звена. «Отправную точку» и траекторию чтения выбирает сам читатель. Фрагментарность становится основой нелинейного восприятия текста. Обычный, линейный текст ограничен одной плоскостью, является двухмерным, гипертекст же предполагает разнонаправленное чтение, тем самым создавая многомерное пространство текста. Именно за счет многомерности пространства создается основное свойство гипертекста — нелинейность. Линейный текст всегда остается двухмерным, как бы мы его не читали. О. В. Дедова пишет «плоская среда приспособлена только для линейного, иерархичного представления информации, мы можем забегать вперёд при чтении, пропускать страницы, многократно перечитывать что-то, но мы не в силах изменить композиционную структуру текста в целом». [1, с.27] Таким образом, такие свойства гипертекста как «нелинейность» и «многомерность» взаимосвязаны и зависимы друг от друга. Из этих свойств исходит еще одно — гипертекст бесконечен. Понятие границы в таком тексте является субъективным, граница определяется читателем, как правило там, где он видит связи между фрагментами или другими единицами информации.

Гипертексту присуща также децентрация. Как и границы, четко заданный центр текста отсутствует и выбирается читателем самостоятельно. Кроме того, нет фокусировки на той или ной проблеме текста, не выделяется ни один из мотивов. Наиболее четко это свойство текста можно охарактеризовать термином «ризома», введенным постструктуралистами Ж. Делёзом и Ф. Гватари. Наглядным примером ризомы выступает запутанная корневая система растения. Согласно Делёзу и Гватари, у ризомы нельзя определить н начала, ни конца, ни центра. Подобным образом представляется гипертекстовая организация повествования. [4]

Разнородность и интерактивность представляют собой еще одну особенность гипертекста. Она заключается в использовании для воздействия на читателя разных средств передачи информации. Если данный текст воспринимается читателем через электронный носитель, то в нем могут содержаться аудио и видео фрагменты, гиперссылки, разные шрифты. Тексту на бумажном носителе также может быть присуще данное свойство. В нем могут содержаться иллюстрации, различные символы, информация может быть выделена различными шрифтами. Таким образом происходит расширение текстового пространства, в тексте появляются новые смыслы.

Еще одной особенностью гипертекста является наличие в нем аллюзий, реминисценций, цитат. Аллюзия — стилистический прием, заключающийся в намеке на общеизвестные факты. Политические события, литературные произведения. Реминисценция представляет собой использование мотивов или каких-либо элементов известных литературных произведений. Данное свойство литературного текста называется «интертекстуальностью». Данный термин был введен постструктуралистом Юлией Кристевой и предполагает «перекличку между литературными текстами». Интертекстуальность, как и нелинейность, является одной из самых ярких особенностей гипертекста. [6]

Данные свойства позволяют в целом создать многомерное пространство текста, реализовать основные принципы постмодернистской литературы.

Таким образом, гипертекст представляет собой такую организацию повествования, в которой нет иерархии и ведущего мотива. Текст многомерен и представляет собой «сад расходящихся тропок». Поэтому, гипертекст является наиболее удачным способом реализации концепции построения текста в постмодернизме.

Одним из образцов гипертекста являются произведения Милорада Павича. «Литература должна приспосабливаться к новой электронной эре», [4] — подчеркивал Милорад Павич, предлагая читателям роман-словарь, роман-кроссворд, роман-пособие по гаданию на картах таро или роман − астрологический справочник. Именно по отношению к его «Хазарскому словарю», который западные рецензенты окрестили «первой книгой XXI века» впервые был употреблен изначально сугубо компьютерный термин — гипертекст.

Ясмина Михайлович, жена Милорада Павича, считает ключом или руководством к книгам своего супруга пособия по компьютерной грамоте. Она же сравнила структуру рассказов Павича с компьютерной игрой: пространство их столь неограниченно, что кажется бесконечным. Наиболее известны романы «Хазарский словарь», «Пейзаж, нарисованный чаем», однако малая проза данного автора также является примером нелинейного построения текста.

В рассказе «Русская борзая» повествование представляется в виде небольших фрагментов, которые хоть и объединены по смыслу, но переносят нас в разные временные рамки, повествование в них ведется от разных лиц: Стевана Михаиловича, его правнука, торговца Евгена Дожа. Также в тексте присутствует несколько основных мотивов: описание и восхищение породой «русская борзая», мотив выбора, рока. Автор не делает центральным ни один из этих мотивов, уходя от центра текста.

Наравне с художественным текстом в повествовании присутствуют выдержки из энциклопедии, в которых даются сведения о породе русских борзых, также текст изобилует фразеологизмами, аллюзиями на фольклор, что позволяет расширить пространство текста и создать разнородную структуру. Для выделения разных фрагментов используется разный шрифт, а также различная стилистика текста. За счет этого текст становится нелинейным и обрастает новыми смыслами. Данный рассказ является примером креолизованного гипертекста.

Рассказ «Пароль» также имеет элементы гипертекстуальности. Как и предыдущий, данный текст переносит нас в разные времена — современный автору мир и военное время. Однако текст расширяется также за счет изменения пространства. Павич фрагментарно описывает события, происходящие с рассказчиком то во сне, то наяву, то в современности, то в прошлом, отрывочно излагаются происходившие события и судьбы различных персонажей. В текст повествования вклинивается отрывок из песни, к которой встречаются отсылки на протяжении всего рассказа: «Сохранит меня нагайка, колечко да балалайка…», а также фразеологизмы, такие как: «Это было давно и неправда», «День как год», «Пропустить птицу через рукав», «Не в ухе тайна!» и др.

Как и в прошлом рассказе, в «Пароле» можно выделить несколько основных мотивов, которые являются равнозначными и децентрируют текст. В целом, каждый небольшой фрагмент текста является законченной мыслью. В связи с тем, что в рассказе отсутсвует центр повествования, присутствует плюрализм мотивов и смыслов, можно говорить о ризоме как способе организации данного текста.

Таким образом, рассказы Милорада Павича являются вариантами гипертекста в литературе, на что указывает их дисперсная структура, разнородность, стилевой синкретизм и нелинейность, которая формируется за счет фрагментарности повествования, ухода от центра, аллюзий и реминисценций. В результате текст становится открытым для множества интерпретаций и смысловой игры с читателем.

Жанр своего романа «Хазарский словарь» определяет, как «Роман-лексикон в 100 000 слов». Объясняя выбор этой «специфической формы», Павич в одном из последних интервью заявлял: «Я не мог написать «Хазарский словарь» до тех пор, пока не понял, что для этого романа мне нужна именно такая структура, как словарь». [5]

Обратимся непосредственно к структуре романа «Хазарский словарь». Роман построен как последовательность трех книг: красной, зеленой и желтой. В центре каждой из книг одно и то же событие — принятие хазарами новой веры. В каждой книге описываемые события дополнены новыми подробностями, что позволяет посмотреть на события с разных сторон. Книги словаря можно читать в любом порядке, за счет этого создается одна из главных особенностей гипертекста — нелинейность. В предисловии Павич дает руководство к чтению книги: «Три книги этого словаря — Желтую, Красную и Зелёную — можно читать в том порядке, какой придёт на ум читателю, например, начав с той страницы, на которой словарь откроется…. «Хазарский словарь» можно читать и по диагонали, чтобы получить срез каждого из трёх источников — исламского, христианского и древнееврейского».

Как видно, уже сам автор считает книги нелинейным текстом, предлагая читателю выбор «маршрута передвижения». Однако, постмодернистская концепция и концепция гипертекста, в частности, предполагает полную свободу читателя. Павич, придерживаясь принципа читательской свободы пишет далее: «Однако, обладателя словаря не должны смущать эти инструкции. Он может со спокойной душой пренебречь всеми советами и читать так, как ест…» [5]

Таким образом, пространство текста расширяется и становится безграничным. Читатель, обратившийся к одной словарной статье, может перейти по указанной ссылке (знаку) и изучить другую словарную статью. В своем труде «Роман как держава» Павич пишет: «Я уже давно пришел к понимаю того, что есть искусство “обратимое” и “необратимое”. Я всегда хотел превратить литературу, необратимое искусство, в обратимое. Поэтому мои книги не имеют ни начала, ни конца в классическом понимании этого слова». [5] Из этого следует, что, как и все творчество М.Павича «Хазарский словарь» представляет собой переплетение сюжетных линий, где ни одна не является центральной. По отношению к «Хазарскому словарю» можно применить термин «ризома». Повествовательные линии переплетаются и текст становится безграничным и бесконечным.

Жанр романа «Пейзаж, нарисованный чаем» М.Павич определяет как роман-кроссворд. В отличие от «Хазарского словаря» этот роман Павича на первый взгляд нельзя назвать гипетекстом. Повествование здесь визуально является линейным и выглядит как привычный нам традиционный текст. Однако, как и все произведения Павича, роман-кроссворд имеет элементы гипертекстуальности. Обратимся к структуре романа.

Эта книга более линейна, из нее мы узнаем историю любви и разлуки двух влюблённых. Также важную роль играют описания Белграда, его исторического прошлого и современности. Несмотря на линейность повествования, данная часть романа имеет элементы гипертекста.

По мнению ученого М. Визеля, в гипертексте всегда можно выделить внешний и внутренний план реализации. Внешний — заметный визуально, внутренний — части гипертекста, заметные лишь при внимательном прочтении. [1, с. 35] Проанализируем сначала внешний план гипертекста. Наиболее заметными являются части текста, выделенные курсивом. Изменение шрифта является одним из любимых приемов Павича, его можно встретить практически во всех текстах писателя. В «Пейзаже…» таким образом автор выделяет притчи, открывающие каждую главу романа. Если читать внимательно, то можно заметить, что в начале глав приведены части одной и той же притчи. Таким образом получается композиция «текста в тексте» и вместо одного романа, автор предлагает читателю два. Каждая часть притчи связана с событиями, описанными в главе и как бы дает читателю намек на содержание, готовит читателя к восприятию дальнейшего текста. Таким образом, происходит соединение внешнего плана гипертекста и внутреннего.

В первой книге романа присутствует характерный для М. Павича способ создания нелинейности — вкрапление в книгу притч, легенд, снов, пословиц, поговорок. Можно найти множество фразеологизмов: «Так вот где зарыта собака» и др., а также фраз, стилизованных под фразеологизмы: «Кто от страха, умирает, у того душа обмирает». Также нелинейность создается из-за сдвига хронотопа, смешения снов и реальности.

Эта часть романа представляет для читателя «относительно свободный» тип чтения. Важную роль для внутренней гипертекстовой части является концовка первой книги, написанная на немецком языке. Данный приём также делает текст нелинейным, а также предоставляет читателю выбор — ознакомиться с немецкоязычным финалом или прочитать только перевод.

Вторая книга романа — «Роман для любителей кроссвордов» — имеет более выраженный внешний план гипертекста. Содержание здесь представлено в двух экземплярах — в виде кроссворда с возможностью читать по горизонтали, и кроссворд для чтения по вертикали. Здесь читателю предоставляется свободный тип чтения. В зависимости от выбора горизонтали или вертикали, читателем будут прочитаны определенные главы. Также в зависимости от выбора способа чтения меняются начало и конец романа, а также сюжет. В своем труде «Начало и конец романа» Павич пишет: «Мой второй роман, «Пейзаж, написанный чаем» (который можно сравнить с кроссвордом), будучи прочитан «по вертикали», выводит на первый план портреты героев книги. Если те же главы читать «по горизонтали» («обычным» способом), на первом плане окажется сюжет романа и его развитие». Конец романа, в таком случае, тоже изменяется.

Что касается внутреннего плана, он также отличается от первой части. Здесь Павич не использует притчи и сводит к минимуму курсив. Вместо притчевых и фольклорных ставок в этой части романа появляются отрывки из записной книжки архитектора Разина, письма от матери архитектора, официальные документы. Текст наполнен различными архитектурными понятиями, описанием нюансов постройки и реставрации зданий. В этой части текста достаточно часто упоминаются исторические и культурные деятели — Достоевский, Император Николай II и др., а фамилия архитектора тоже позаимствована у исторического лица.

Таким образом, автор играет с читателем с помощью приёма интертекстуальности, за счет чего текст становится объемным и обрастает новыми смыслами. Эта книга романа является одновременно и продолжением первой, и самостоятельной книгой. Одним из главных действующих персонажей в романе является Белград. Таким образом реализуется мысль Павича о схожести архитектуры и литературы. «Я высказал когда-то мысль о схожести книги и дома, литературы и архитектуры. У каждого дома — несколько дверей, окон, чердачных отверстий, и из него можно выйти разными способами, как и из моих романов» — пишет Павич.

На основе рассмотренных произведений М. Павича можно выявить основные черты его поэтики и философии. Одним из главных отличительных признаков являются эксперименты с формой произведения. В связи с этим, автор предлагает читателю роман-словарь, роман-кроссворд. Сильна также интертекстуальная составляющая текстов. Произведения Павича — синтез жанров, переплетение сна и реальности, правды и вымысла, мифологии и фольклора. За счет этого во всех рассмотренных текстах образуется плюрализм смыслов, децентрация повествования, бесконечность текста. В связи с этим, тексты М. Павича достаточно трудны для восприятия. В труде «Роман как держава» Павич пишет, что его тексты рассчитаны на подготовленного, искушенного читателя, который готов играть с автором в предложенную им игру. Взамен, автор предоставляет читателю полную свободу: возможность придумать окончание своего романа, читать его в различных направлениях или же читать выборочные фрагменты текста.

Литература:

  1. Бойко, П. Е. Постмодернизм в современной литературе (на примере творчества М. Павича) / П. Е. Бойко, Н. Ю. Лучич. — Текст: непосредственный // Междисциплинарные аспекты лингвистических исследований. — Краснодар: КубГУ, 2017. — С. 27–31.
  2. Дедова, О. В. Лингвистическая концепция гипертекста: основные понятия и терминологическая парадигма / О. В. Дедова. — Текст: непосредственный // Вестник Московского ун-та. Сер. 9, Филология. — 2001. — № 4. — С. 22–36.
  3. Злобина, Ю. И. Гипертекстовость как свойство текста в условиях постмодернизма. / Ю. И. Злобина. — Текст: непосредственный // Мир науки. Культуры и образования. — 2016. — № 6. — С. 320–323.
  4. Нелинейное письмо, как атрибут литературы постмодернизма. — Текст: электронный // Сочинения: [сайт]. — URL: https://studentguide.ru/sochineniya-na-svobodnuyu-temu/nelinejnoe-pismo-kak-atribut-literatury-postmodernizma.html (дата обращения: 05.01.2022).
  5. Павич, М. Роман как держава / М. Павич. — Текст: электронный // Литмир: электронная библиотека: [сайт]. — URL: https://www.litmir.me/br/?b=186672 (дата обращения: 06.01.2022).
  6. Чувильская, Е. А. Гипертекст как явление ситуации постмодернизма / Е. А. Чувильская. — Текст: электронный // Руснаука: [сайт]. — URL: http://www.rusnauka.com/14_APSN_2008/Philologia/32537.doc.htm (дата обращения: 05.01.2022).
Основные термины (генерируются автоматически): текст, читатель, гипертекст, роман, автор, книга, книга романа, линейный текст, образ, часть романа.


Задать вопрос