Проблемные аспекты уголовно-процессуальных правоотношений в современной России | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 29 января, печатный экземпляр отправим 2 февраля.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №1 (396) январь 2022 г.

Дата публикации: 07.01.2022

Статья просмотрена: 4 раза

Библиографическое описание:

Мурашкин, Н. Ю. Проблемные аспекты уголовно-процессуальных правоотношений в современной России / Н. Ю. Мурашкин. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2022. — № 1 (396). — С. 184-186. — URL: https://moluch.ru/archive/396/87658/ (дата обращения: 17.01.2022).



В статье автор проводит обзорный анализ действующего законодательства в сфере уголовно-процессуальных правоотношений. Делается вывод о наличии проблем правового регулирования уголовно-процессуальных правоотношений.

Ключевые слова: Уголовный процесс, уголовно-процессуальные правоотношения.

Уголовно-процессуальные отношения имеют огромное значение для обеспечения уголовной ответственности за совершение преступления. Вместе с тем, уголовно-процессуальные отношения имеют ряд проблемных аспектов, влияющие на эффективность раскрытия, расследования, рассмотрения и разрешения уголовных дел.

Как указывают Н. А. Столбова и В. Р. Столбов, «одним из наиболее сложных, на наш взгляд, является следственное мероприятие — следственный эксперимент. Сложность производства следственного эксперимента заключается в необходимости тщательной предварительной подготовки, а также в производстве и фиксации результатов. Неточность законодательных формулировок влечет за собой определенные трудности при производстве следственного эксперимента. Согласно ст. 181 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (УПК РФ), в целях проверки и уточнения данных, имеющих значение для уголовного дела, следователь вправе произвести следственный эксперимент путем воспроизведения действий, а также обстановки или иных обстоятельств определенного события. При этом проверяется возможность восприятия каких-либо фактов, совершения определенных действий, наступления какого-либо события, а также выявляются последовательность происшедшего события и механизм образования следов. Производство следственного эксперимента допускается, если не создается опасность для здоровья участвующих в нем лиц. Данная формулировка нормы права является довольно широкой и не имеет четких правил и регламентируемых правил производства данного следственного действия. Это положительно влияет на практическое применение данного следственного мероприятия, поскольку каждое отдельно взятое уголовное дело является индивидуальным и обстоятельства совершения преступления непредсказуемы и порой неординарны. Данным следственным мероприятием производится воспроизведение необходимой ситуации, произошедшей по уголовному делу, после чего дается ей оценка и фиксируется следователем и участниками данного следственного действия. Результат данного следственного действия в последующем подлежит оценке судебной системой, выражающейся в приговоре суда» [1].

Л. А. Пупышева приходит к выводу, что «в последующие годы «исторический выбор» был сделан в пользу дифференциации уголовного процесса, чему во многом способствовали объективно существующие факторы. В литературе в этой связи отмечается, что «многообразие фактических обстоятельств конкретных преступлений, особенности расследования и рассмотрения отдельных категорий уголовных дел неизбежно требует определенной дифференциации уголовно-процессуальной формы, различий в порядке осуществления уголовного судопроизводства. Такая необходимость существует объективно и обусловлена как спецификой преступлений, так и личностью подозреваемых, обвиняемых, а также потерпевших и иных участников уголовного процесса». Научная проблематика, отражающая исследование системно-структурных аспектов уголовного процесса, его дифференциации, значительно актуализировалась в связи с принятием и введением в действие УПК РФ. Последний, по большому счету, был сконструирован как комплекс различных уголовно-процессуальных производств, взаимодействующих с основным, общим порядком производства по уголовному делу. Парадигма «естественной дифференциации уголовного процесса», еще несколько десятилетий назад воспринимавшаяся правоведами весьма настороженно или как вовсе неприемлемая, несущая риски лишения участников судопроизводства ряда гарантий, обеспечивающих их права и законные интересы, прочно закрепилась в уголовно-процессуальном законодательстве» [2].

А. Б. Шаповал отмечает, что «наибольшей проблемой в области защиты подозреваемого, обвиняемого является чрезвычайная сложность противодействия незаконному уголовному преследованию, необоснованным мерам пресечения, давлению на подозреваемого, обвиняемого для получения признательных показаний, а также низкая активность стороны защиты по отстаиванию прав доверителей. По мнению автора, такой подход органов государственной власти, осуществляющих правоохранительную функцию, является неприемлемым и подлежит комплексной переработке путем изменения критериев оценки эффективности работы лиц, производящих дознание, следствие, таким образом, чтобы во главу ставилось качество, а не количество. Вероятно, такие изменения позволят устранить мотивацию сотрудников дознания, следствия заполучить признательные показания любыми доступными способами. Видится необходимой проработка вопроса про соотношение надзорных функций прокурора и полномочий органов предварительного следствия. Затрудненность контроля над следствием в процессе расследования уголовного дела приводит к фактической безнаказанности следователей за их процессуальные нарушения со стороны прокуратуры» [3].

Как указывает С. Б. Россинский приходит к выводу, что «среди всего многообразия проблем теории, правового регулирования практики расследования и судебного разбирательства уголовных дел особое место традиционно занимали и продолжают занимать вопросы, связанные с сущностью, предназначением уголовно-процессуальной формы и ее соотношением с иными базовыми категориями уголовного судопроизводства. И здесь нет ничего удивительного, поскольку она имеет универсальный характер, определяет содержание процессуальной деятельности, обусловливает как общие, так и более точные правила поведения органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры, суда, иных участвующих в уголовном деле лиц, выражаясь в возникновении, течении, изменении или прекращении соответствующих правоотношений либо юридических состояний. Иными словами, процессуальная форма является неотъемлемой частью уголовного судопроизводства. А сама потребность в ее существовании обусловливается в первую очередь необходимостью разумного сдерживания и ограничения изобретенных за долгие годы развития человеческого общества средств и методов выяснения неизвестных обстоятельств, то есть направления познавательной деятельности в «правильное» русло, отвечающее политическому климату и социальным ценностям определенного государства в определенный исторический период. Поэтому выработанные в доктрине и отраженные в законодательстве подходы к уголовно-процессуальной форме, сопутствующие ей проблемы, тенденции и перспективы ее развития самым тесным образом переплетены с назначением и принципами уголовного судопроизводства, общими условиями проведения отдельных стадий процесса, полномочиями субъектов уголовной юрисдикции, правами и обязанностями подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, иных заинтересованных лиц и т. д». [4].

Л. Н. Масленникова и А. А. Собенин, исследуя актуальные проблемы обеспечения доступа к правосудию органами расследования на начальном этапе уголовного судопроизводства, приходят к выводу о том, что «проблемы реформирования предварительного расследования в науке уголовно-процессуального права являются актуальными и широко обсуждаемыми. Основные идеи научных исследований сводятся к излишней формализации предварительного расследования, критике современной модели, которая представляет собой искусственно созданный баланс ведомственных интересов правоохранительных органов и путей реформирования этой модели с учетом определения функционального назначения субъектов, наделенных государственно-властными полномочиями» [5].

Таким образом, обзорный анализ проблемных аспектов уголовно-процессуальных правоотношений в современной России позволяет сделать вывод о необходимости их реформирования с целью актуализации современным реалиям общественных отношений.

Литература:

1. Столбова Н. А., Столбов В. Р. Проблемы производства следственного эксперимента в российском уголовном процессе // Российский следователь. — 2021. — № 6. — С. 14–16.

2. Пупышева Л. А. Особые производства в современном дифференцированном уголовном процессе России (постановка проблемы) // Мировой судья. — 2021. — № 6. — С. 17–24.

3. Шаповал А. Б. О некоторых проблемах на стадии предварительного расследования // Адвокатская практика. — 2021. — № 2. — С. 42–48.

4. Россинский С. Б. Уголовно-процессуальная форма: сущность, проблемы, тенденции и перспективы развития // Актуальные проблемы российского права. — 2020. — № 9. — С. 67–79.

5. Масленникова Л. Н., Собенин А. А. Актуальные проблемы обеспечения доступа к правосудию органами расследования на начальном этапе уголовного судопроизводства // Российский следователь. — 2020. — № 8. — С. 23–27.

Основные термины (генерируются автоматически): следственный эксперимент, уголовное судопроизводство, уголовный процесс, следственное действие, следственное мероприятие, уголовно-процессуальная форма, обзорный анализ, предварительное расследование, предварительное следствие, уголовное дело.


Ключевые слова

уголовный процесс, уголовно-процессуальные правоотношения
Задать вопрос