Актуальные проблемы квалификации преступлений против собственности | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 5 февраля, печатный экземпляр отправим 9 февраля.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №1 (396) январь 2022 г.

Дата публикации: 05.01.2022

Статья просмотрена: 53 раза

Библиографическое описание:

Лукина, К. А. Актуальные проблемы квалификации преступлений против собственности / К. А. Лукина. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2022. — № 1 (396). — С. 175-179. — URL: https://moluch.ru/archive/396/87617/ (дата обращения: 26.01.2022).



В статье дано понятие преступлений против собственности. Рассмотрены трудности, возникающие при квалификации преступлений против собственности. Выявлены проблемы квалификации преступлений против собственности.

Ключевые слова: собственность, хищение, квалификация хищений, преступления против собственности, квалификация преступлений.

При квалификации преступного деяния возникают трудности, связанные с тем, что совершенное деяние часто подпадает под признаки одновременно нескольких составов преступлений, предусмотренных нормами Особенной части Уголовного кодекса.

В теории уголовного права такие случаи часто называют конкуренцией уголовно-правовых норм. При определении преступных деяний недопустимо использовать несколько конкурирующих норм, поскольку следует использовать нормы, которые наилучшим образом отражают социально-правовую природу совершаемого общественно опасного поведения.

По мнению многих ученых в уголовном законодательстве, существует только один вид уголовного права, регулирующий конкуренцию — это конкуренция между общими нормами и специальными нормами. Это может быть достигнуто за счет того, что одна из норм является более конкретной, чем другая. Однако в некоторых случаях используется конкуренция части и целого, что большей степени отражает сложность данных составов преступлений. Это происходит, когда критерием квалификации является степень общественной опасности при совершении составных преступлений [7, с. 51].

Целью статьи является рассмотрение проблем квалификации преступлений против собственности.

Основным правилом квалификации преступного деяния при конкуренции части и целого является то, что возникает необходимость применения тех норм, которые с наибольшей полнотой отражают признаки присущие совершенному деянию [7, с. 51].

Теория квалификации преступлений представляет собой совокупность научных взглядов, идей, воззрений, концепций относительно правил уголовно-правовой оценки общественно-опасных деяний, установления соответствия общественно-опасного деяния составу или составам преступлений, предусмотренным уголовным законом.

Законодательной основой для квалификации преступления является состав преступления, т. е. система установленных уголовным законом объективных и субъективных признаков, характеризующих общественно-опасное деяние как преступление, которые являются необходимыми и достаточными для признания лица совершившим определенного рода преступление [3, с. 54].

Понятие собственности заключает в себе философское, экономическое и правовое начало, являясь одним из наиболее значимых институтов, связанных с современной организации общественной и частной жизни. Она означает определённую степень власти над вещью со стороны кого-либо, а также связанное с этим отношение по вопросу осуществления затрат, которые обусловлены властью над определенной вещью [4, с. 49].

Собственность как объект защиты представляет собой достаточно сложное явление, которое рассматривается сегодня как важнейшее социально-экономическое направление и требует не просто эффективной, но и разносторонней защиты.

В связи с этим, противоправное посягательство на отношения собственности в любом качестве — как экономической, так и правовой категории — образует состав уголовно-наказуемого деяния. То есть, нельзя, причиняя ущерб отношениям собственности, как экономической категории, не причинить вреда отношениям собственности, как категории правовой.

Защита собственности уголовным правом остается одним из наиболее актуальных и, возможно, наиболее глубоко разработанных фундаментальных вопросов в теории уголовного права. Изучению этого феномена посвящено несколько докторских, кандидатских диссертаций, а также множество монографий и учебников. Количество статей по этому вопросу даже трудно сосчитать. В то же время в недрах теории и практики уголовной ответственности за посягательство на собственность (имущественное преступление) существует множество спорных и горячо обсуждаемых вопросов. Некоторые из них затрагивают эмпирический уровень проблемы и предполагают комментирование требований уголовного законодательства, в то время как другие поднимаются на более высокий и, следовательно, более сложный уровень иерархии всех аспектов проблемы [8, с. 133].

По уголовному законодательству РФ преступлениями против собственности, являются общественно опасные деяния, которые нарушают права владения, пользования и распоряжения собственниками имуществом или иным способом причинения собственникам имущественного ущерба [6, с. 30].

Объектом преступления против собственности являются общественные отношения собственности, в том числе владение, пользование, распоряжение имуществом, и права законного владения собственностью [1].

Что касается классификации преступлений против собственности, то она традиционно ставится в зависимость от классифицирующего критерия. Одним из значимых критериев, наиболее часто используемых в научных работах, посвящённых исследованию преступлений против собственности, является такой критерий, как наличие признаков хищения.

Также, в качестве ещё одного классифицирующего критерия можно использовать использование насилия. В таком случае, преступления против собственности можно разделить на насильственные и ненасильственные [4, с. 50].

Хищение определено законодательно в примечание ст. 158 УК РФ. Под хищением понимается совершенное с корыстной целью противоправное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившие ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества. В приведенном выше понятие отражается родовой состав хищения, который характерен для всех форм хищения. Любое понятие состоит из основополагающих признаков. Понятие хищения не является исключением. Противоправность является признаком хищения, как и во всех остальных общественно-опасных деяниях. Основным элементом данного преступления выступает предмет хищения, что также является его признаком. К объективной стороне хищения относятся действия, направленные на безвозмездное изъятие чужого имущества и (или) обращение имущества в пользу виновного лица или других лиц. Корыстная цель выступает признаком хищения, которая относятся к субъективной стороне преступления [9, с. 35].

По общему правилу хищение состоит из двух элементов — изъятия имущества у собственника или иного владельца и обращения его в пользу виновного или других лиц. Однако в некоторых случаях изъятия нет, например, при присвоении и растрате, когда имущество уже находится во владении виновного, причём на законных основаниях. Первый элемент хищения может отсутствовать, именно этим объясняется наличие союза «или» в законодательном определении хищения.

Изъятие, как правило, предполагает противоправное физическое извлечение и перемещение имущества, то есть представляет собой активное действие. Обращение имущества в свою пользу либо в пользу другого лица тоже, как правило, выражается в активных действиях, но может выражаться и в бездействии, например, при присвоении, когда присваиваемое имущество не возвращается собственнику, иногда — при мошенничестве. Поскольку противоправное действие по смыслу гражданского законодательства не влечёт перехода права собственности, поэтому грубой ошибкой будет говорить об обращении виновным имущества в свою собственность или в собственность других лиц.

Обязательным элементом хищения являются общественно опасные последствия, которые выражаются в причинении ущерба собственнику или иному владельцу имущества. Кроме того, между противоправными действиями виновного (изъятием, обращением имущества) и общественно опасными последствиями (ущербом собственника или иного владельца) должна быть причинная связь (хотя она, как правило, очевидно), поэтому все составы преступлений, связанные с хищением (за исключением разбоя), являются материальными. Если толковать определение буквально, то хищение должно признаваться оконченным после того, как похищенное имущество было изъято у потерпевшего, и ему причинён материальный ущерб. Однако судебная практика признаёт хищение оконченным только после того, как виновный получит реальную возможность распорядиться похищенным имуществом. Если действия пресечены до этого момента, после изъятия имущества при попытке его скрыть (вынести, вывезти), такие действия квалифицируются как покушение [9, с. 36].

Ущерб, причиняемый хищениями, исчисляется миллиардами рублей. Причем этот ущерб — результат как хищений в крупных и особо крупных размерах, так и многочисленных хищений вещей и предметов небольшой стоимости. Это обусловило дифференциацию ответственности в действующем законодательстве за хищения в зависимости от различных обстоятельств совершения преступления.

Квалификация преступлений против собственности на практике вызывает ряд трудностей, которые связаны как с не в полной мере проработанной законодательной базой, так и с высоким темпом развития технологий в мире, оказывающим непосредственное влияние на способы совершения преступлений.

Рассмотрим проблемы квалификации преступлений против собственности.

  1. При мошенничестве часто в судебной практике сложность вызывает определение наличия корыстного мотива непосредственно в момент завладения чужим имуществом. Если, к примеру, лицо берет имущество в долг, искренне собираясь его возвратить, но по прошествии некоторого времени приходит к мнению его не возвращать хозяину имущества, признаки хищения будут отсутствовать, т. к. нет корыстного мотива при получении имущества. Такая ситуация часто встречается при получении кредитов в кредитной организации [2, с. 73].
  2. Совершение преступлений с использованием компьютерных технических средств.

Киберпреступления совершаются дистанционно, и злоумышленники чувствуют себя в безопасности. У них непосредственно создается иллюзия полной защищенности от уголовного преследования. К тому же мягкие, зачастую условные сроки наказания, которые предусматривались старыми редакциями рассматриваемых статей УК РФ, лишали их страха ответственности.

Например, если хищение чужого имущества путем вмешательства в функционирование компьютерных технических средств или сетей осуществляется с участием лица, воспринимающего искаженную информацию как истинную (фишинг, смс и прочее), то это надо квалифицировать как мошенничество в сфере компьютерной информации. В случае осуществления хищения без непосредственного участия человека содеянное следует квалифицировать как кражу.

Выявление новых мошеннических приемов на основе непосредственно позволяют сформулировать содержательную и объемную дефиниции «обман» и «злоупотребление доверием», которые, будучи законодательно закрепленными, очевидно снимут все актуальные проблемы правоприменительной практики [6, с. 32].

  1. В целях правильной уголовно-правовой оценки исследуемых отношений перед сотрудниками полиции при расследовании уголовных дел по кражам, связанным с находкой, зачастую встаёт закономерный вопрос: какое имущество следует признавать находящимся в обладании?

Незаконные действия находчика, направленные на изъятие и обращение чужого имущества в пользу виновного, следует квалифицировать в качестве кражи в случае, когда собственник похищенного имущества оставил его в известном ему месте или забыл по своей неосмотрительности. Если же имущество потеряно собственником, и он не может определить его местонахождение, то следует говорить об отсутствии объективной стороны преступления в соответствии со ст. 158 УК РФ, так как имущество уже выбыло из обладания его законного владельца.

В то же время на практике сложно определить, была ли вещь забыта собственником либо просто потеряна, так как владелец имущества зачастую не может с точностью вспомнить всех обстоятельств его пропажи. В связи с этим правоприменителю затруднительно доказать направленность корыстного умысла находчика именно на кражу этого имущества, так как предполагается, что вещь уже выбыла из обладания собственника вследствие его собственных неосмотрительных действий. В данном случае виновное лицо может необоснованно избежать привлечения к уголовной ответственности в соответствии со ст. 158 УК РФ [5, с. 129].

Выводы:

  1. Уголовно-правовая защита собственности приобретает особое значение в условиях огромного размаха корыстной преступности. Современное состояние криминогенной ситуации в России характеризуется сохранением негативных тенденций и процессов, связанных с преступностью. Можно отметить, что преступления против собственности являются наиболее распространенными, они совершаются чаще всего и ущемляют интересы значительного числа лиц.

Проблемы имущественной безопасности были и остаются наиболее острыми, поскольку количество посягательств на права собственников не снижается. Собственность является одним из ключевых достижений цивилизации, и государство стремится обеспечить права ее обладателей. Конституция Российской Федерации не только провозглашает легитимность всех видов собственности, но и закрепляет обязанность государства по его охране.

  1. Тенденции изменений уголовного законодательства в регулировании вопросов, связанных с защитой прав собственности, стали последовательными с точки зрения изменения социально-правового курса РФ, в которой общественные отношения в области охраны частной собственности, получили новый вектор развития, и вполне логичными и обоснованными с позиции эффективности использования тех средств, которыми сфера уголовного права в настоящее время располагает.

Литература:

  1. Уголовный кодекс Российской Федерации: Федеральный закон от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ (ред. от 1 июля 2021 г. № 293-ФЗ) // Собрании законодательства Российской Федерации. — 1996. — 17 июня.
  2. Акулинина Р. М. Правовой анализ проблем квалификации преступлений против собственности // Наука и общество в условиях глобализации. — 2019. — № 1 (6). — С. 70–74
  3. Иванцова Н. В., Прыгунова Е. В. Вопросы квалификации преступлений против собственности, совершаемых путем обмана или злоупотребления доверием // Марийский юридический вестник. — 2017. — № 1 (20). — С. 54–60
  4. Рудакова О. В., Шульгина Е. С. Особенности преступлений против собственности по действующему российскому законодательству // Духовная ситуация времени. Россия XXI век. — 2021. — № 1 (24). –С. 49–52
  5. Рябинин Н. А., Филипсон К. Ю. Соотношение кражи и находки: вопросы теории и практики // Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России. — 2021. — № 3 (91). — С. 121–130
  6. Сальник, В. А. Проблемы квалификации преступлений против собственности / В. А. Сальник // Теория и история права и государства; История учений о праве и государстве — Вопросы экономики и права. — 2018. — № 11. — С. 29–32.
  7. Хайдаков М. К., Ахмедханова С. Т. Актуальные проблемы квалификации преступлений против собственности при конкуренции уголовно — правовых норм // COLLOQUIUM-JOURNAL. — 2019. — № 27–10 (51). — С. 51–53
  8. Хилюта В. В. Кража и присвоение найденного: проблемы соотношения и выявления разграничительных признаков // Журнал российского права. –2019. — № 2 (266). — С. 132–143
  9. Хорьков, С. А. Понятие и признаки хищения в соответствии с УК РФ / С. А. Хорьков, Д. А. Свиридова, А. В. Ваганов // Новый юридический вестник. — 2019. — № 4 (11). — С. 35–36.
  10. https://cyberleninka.ru/article/n/prestupleniya-protiv-sobstvennosti-realnost-i-perspektivy
  11. https://cyberleninka.ru/article/n/nekotorye-problemy-kvalifikatsii-hischeniy
Основные термины (генерируются автоматически): собственность, чужое имущество, преступление, УК РФ, хищение, квалификация преступлений, обращение имущества, отношение собственности, польза виновного, уголовное законодательство.


Задать вопрос