Правовое регулирование трубопроводного транспорта | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 5 февраля, печатный экземпляр отправим 9 февраля.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №51 (393) декабрь 2021 г.

Дата публикации: 14.12.2021

Статья просмотрена: 23 раза

Библиографическое описание:

Кузнецов, П. В. Правовое регулирование трубопроводного транспорта / П. В. Кузнецов. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2021. — № 51 (393). — С. 222-223. — URL: https://moluch.ru/archive/393/86830/ (дата обращения: 22.01.2022).



Ключевые слова: энергетическая безопасность, трубопроводный транспорт нефти, нефтедобыча, Казахстан, международное право.

В марте 2020 года Всемирной организацией здравоохранения объявлена пандемия коронfвируса COVID-19 и введены ограничительные меры. Это событие повлекло значительное сокращение производств, в следствии снижения экономической активности, по всему миру. Сокращение производства в свою очередь привело к снижению объема экспортируемых Российской Федерацией энергоносителей, таких как нефть и газ.

Скоординированные действия Всемирной организации здравоохранения, различных и государств, направленные на улучшение санитарно-эпидемиологической ситуации, дают основания полагать, что в ближайшие несколько месяцев возможно надежное и устойчивое движение к восстановлению глобальной экономики, возвращение к прежним объемам производства, а следовательно, и потребления энергоресурсов.

Поэтому в настоящее время у России существует возможность вывести объем добычи и переработки нефти на уровень 2018–2019 годов, тем самым увеличив свой экспортный потенциал для Европы и Америки, в очередной раз выступив надежным долгосрочным партнёром и ключевым игроком в обеспечении энергетической безопасности Запада. Впрочем, речь идет не только о Западе. Очевидный интерес к качественным подвижкам в сотрудничестве в сфере экспорта российских углеводородов проявляют дальневосточные соседи. [1]

Самым эффективным, безопасным и быстрым способом доставки энергоносителей конечному потребителю, особенно если транспортировка является трансграничной, является прокачка по трубопроводу.

Более 75 % нефтепроводов в России построены более 20 лет назад — это значительный срок для эксплуатации, к тому же большая часть проложена подземным способом, и технологий антикоррозионной защиты, предлагаемых современными реалиями, раньше попросту не существовало. Средний возраст действующих трубопроводов в России — 27–30 лет. [1]

Однако в спорах по поводу темпов и маршрутов развития экспортной инфраструктуры возникает существенный вопрос о правовом регулировании трубопроводного транспорта. Ситуация правовой неурегулированности деятельности магистрального трубопроводного транспорта представляется весьма серьезной проблемой и служит тормозом в экономическом развитии России. [2]

Решение этого вопроса напрямую зависит от создания правовой системы регулирования деятельности по транспортировке нефти и нефтепродуктов магистральным трубопроводным транспортом. Аналогичные отрасли, значение которых также велико для экономики нашей страны, такие как газовая, железнодорожная, энергетическая, автодорожная обладают правовым регулированием, которое осуществляется отдельными законодательными актами, что несомненно положительно сказывается на инвестиционной привлекательности проектов в данных отраслях.

При этом и в условиях правовой неурегулированности имеются примеры проектов по строительству трансграничных нефтепроводов. В основе проекта строительства нефтепровода Тенгиз-Новороссийск лежит международное соглашение между Россией, Казахстаном и Султанатом Оман, которой в июле 1993 года было ратифицировано Российским парламентом. Это и придает данному проекту правовой иммунитет, так как нормы международных соглашений имеют приоритет над федеральными законами.

Результатом упомянутого международного соглашения явилось создание международной акционерной компании «Каспийский трубопроводный консорциум», в состав акционеров которой входят Российская Федерация, Республика Казахстан, а также в консорциум вошли восемь крупнейших международные нефтегазовые компаний. Протяжённость нефтепровода, который соединяет месторождения Западного Казахстана (Тенгиз, Карачаганак) с российским побережьем Чёрного моря (терминал Южная Озереевка около Новороссийска) в данный момент составляет 1580 км.

Каспийский трубопроводный консорциум является отличным примером, демонстрирующим возможность, а главное необходимость сотрудничества Российской Федерации с другими государствами и международными компаниями с использованием систем трубопроводного транспорта.

Но очевидно, что далеко не каждый подобный инвестиционный проект может получить статус проекта, защищенного международным договором, ратифицированного правительствами двух или более государств. Поэтому судьба подавляющего большинства новых нефтетранспортных проектов будет зависеть от дальнейшего создания и принятия проекта закона о магистральных трубопроводах. [1]

Отсутствие системы правового управления сферой трубопроводной транспортировки нефти создает так же несколько серьезных проблем в данной сфере. Первая это возможность компании-оператора системы трубопровода самостоятельно определять партнеров, допуская возможность дискриминации. Вторая проблема — отсутствие специальной системы требований к промышленной и экологический безопасности, как на этапе строительства, так и на этапе эксплуатации.

В ходе создания и функционирования магистральных трансграничных трубопроводов возникает ряд как практических, так и теоретических правовых вопросов, с некоторыми из которых юристы-международники сталкиваются впервые. Часть вопросов носят комплексный характер и для их разрешения требуются необходимы усилия экологов, экономистов и даже политиков.

Примером гармонизации правового регулирования сферы транспортировки энергоносителей трубопроводным транспортом, может служить Модельного закона СНГ «О трубопроводном транспорте» принятый в 2001 году Межпарламентской Ассамблеей государств-участников Содружества Независимых государств. [4]

Данный модельный закон закрепляет понятие ряда основополагающих терминов, употребляемых в сфере трубопроводного транспорта нефти и газа, основных принципов государственной политики стран СНГ в данной сфере. Несмотря на отсутствие у данного модельного закона обязательной юридической силы, он служит методическим документом. В частности, при определении норм, регулирующих отношения в сфере трубопроводного транспорта и, в частности, трансграничных трубопроводов, рекомендует руководствоваться нормами международного права, при этом принимая во внимание нормы и внутригосударственного права.

Литература:

  1. Каграманов, Азер, Каграман Международно-правовое регулирование строительства и эксплуатации трубопроводного транспорта: специальность 12.00.10 «Международное право»: диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук / Каграманов Азер Каграман оглы; Московская Государственная юридическая академия. — Москва, 2016. — 199 c. — Текст: непосредственный.
  2. Мария, Боброва Состояние трубопроводов в России: старое против нового / Боброва Мария. — Текст: электронный // https://dprom.online: [сайт]. — URL: https://dprom.online/oilngas/sostoyanie-truboprovodov-v-rossii-staroe-protiv-novogo/ (дата обращения
  3. Борисов, Н. Н. Роль государственного регулирования в экономике нефтепроводного транспорта России. / Н. Н. Борисов. — 1. — Москва: ОЛМА-ПРЕСС, 2000. — 111 c. — Текст: непосредственный: 12.12.2021).
  4. Постановление Межпарламентской Ассамблеи государств—участников Содружества Независимых Государств от 19 апреля 2001 г. № 17–5 «О модельном законе «О трубопроводном транспорте». — Текст: электронный //: [сайт]. — URL: https://docs.cntd.ru/document/901926154 (дата обращения: 13.12.2021).
Основные термины (генерируются автоматически): трубопроводный транспорт, Россия, Казахстан, Всемирная организация здравоохранения, магистральный трубопроводный транспорт, правовое регулирование, Российская Федерация, сфера, трубопровод, трубопроводный транспорт нефти.


Задать вопрос