О роли банка в цифровой экономике | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 29 января, печатный экземпляр отправим 2 февраля.

Опубликовать статью в журнале

Авторы: ,

Рубрика: Экономика и управление

Опубликовано в Молодой учёный №50 (392) декабрь 2021 г.

Дата публикации: 11.12.2021

Статья просмотрена: 6 раз

Библиографическое описание:

Семикина, О. П. О роли банка в цифровой экономике / О. П. Семикина, О. С. Рудакова. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2021. — № 50 (392). — С. 476-480. — URL: https://moluch.ru/archive/392/86564/ (дата обращения: 20.01.2022).



В рамках настоящей статьи проведен анализ роли банка в цифровой экономике. Доказано, что современная цифровая экономика смогла трансформировать практически все сферы жизни общества. При этом банковские структуры, как никто другой, ощутили на себе целесообразность внедрения современных технологий в свою деятельность. Безусловно, банк должен перестроиться и стать инновационным. Этому могут поспособствовать экосистемы, которые прочно вошли в стратегии развития российских банков, направленной на клиентоориентированность. Отмечено, что очень важна цифровая экономика на государственном уровне, поскольку поддержка со стороны государства очень важна в период пандемии и в процессе восстановления экономики после снятия ограничений.

Ключевые слова: цифровизация, финтех-компании, экосистемы, пандемия, бизнес-модели, система быстрых платежей

Within the framework of this article, the analysis of the role of the bank in the digital economy is carried out. It has been proven that the modern digital economy has been able to transform almost all spheres of society. At the same time, banking structures, like no one else, felt the feasibility of introducing modern technologies into their activities. Of course, the bank must restructure and become innovative. This can be facilitated by ecosystems that are firmly embedded in the development strategies of Russian banks aimed at customer focus. It was noted that the digital economy at the state level is very important, since support from the state is very important during a pandemic and in the process of economic recovery after the lifting of restrictions.

Keywords: digitalization, fintech companies, ecosystems, pandemic, business models, fast payment system

Введение

Актуальность темы настоящего исследования обусловлена тем, что развитие экономики в условиях цифровизации требует от финансовых институтов выхода на совершенно новый этап своего развития. При этом банковский сектор не стал исключением, поскольку именно банки концентрируют в себе огромный объем денежных операций. В последние десятилетия происходит заметная трансформация всего облика финансовых услуг, в том числе и банковских. Современные банки используют новейшие технологии с целью развития своей деятельности, а цифровизация в экономике в свою очередь перекраивает картину привычной конкуренции, при этом размывая границы между различными секторами экономики. Зачастую банки внедряют современные технологии для того, чтобы привлечь как можно больше клиентов.

Целью исследования является определение роли банка в цифровой экономике.

Объектом исследования является банковский сектор РФ.

Предмет исследования — процессы внедрения и развития инновационных технологий в банковской сфере Российской Федерации и их функционирование в условиях пандемии COVID-19.

В качестве методологической основы исследования были использованы методы обобщения и сравнения, системный подход, метод группировок, методы анализа теоретического и практического материала.

Теоретико-методологической основой и базой исследования являются труды российских ученых, посвященные вопросам развития цифровых технологий в банковской отрасли.

1 Роль цифровизации экономики в банковском секторе

Банковская сфера традиционно выступает финансовым институтом, который непосредственно нацелен на обслуживание как корпоративных, так и розничных клиентов, а также государственных учреждений. Вот уже на протяжении нескольких десятков лет банковский рынок смог аккумулировать внушительные финансовые ресурсы и, тем самым, превратился в ключевой источник перераспределения мировых денежных потоков. Тем не менее, за последнее десятилетие мы можем наблюдать весомые перемены, как в области банковских услуг, так, собственно и в финансовой сфере в целом.

Отметим, что роль наиболее крупных инвестиционных и коммерческих банков, а также других финансовых посредников, как правило, берут на себя различного рода стартапы, общее число которых на глобальном рынке финансовых услуг свыше 12000. Крупнейшие участники иных индустрий, таких, например, как IT, стали полноправными конкурентами традиционным финансовым институтам [1, с. 25].

Главной причиной подобных перемен можно назвать довольно резкое, даже скачкообразное развитие цифровых технологий и повышение их роли в повседневной жизни человека, бизнеса и государства. Благодаря тому, что финансовые услуги — один из основных сегментов для потребителей, которыми они пользуются каждый день, многие технологические инновации возникают по мере развития финансовых продуктов, к примеру системы идентификации. Однако же, новые технологии возникают также извне. Все подобные перемены неизбежно приводят к цифровой трансформации всех участников рынка финансовых услуг, а также смене устоявшихся традиционных бизнес-моделей и основных бизнес-процессов. При этом, чем быстрее банковский сектор начнет перестройку действующих бизнес-моделей и большими IT-технологиями будет обладать, тем выше собственно шанс на удержание текущих позиций на рынке.

2 Современные тренды в развитии банковских экосистем как следствие цифровизации экономики

Одним из решений, согласно которому многие банки уже сейчас готовы реформировать свои бизнес-модели, считается создание экосистем. Экономические аналитики показывают, что 88 % опрошенных банков выделяют экосистему в качестве одного из ключевых методов взаимодействия с клиентами в будущем, а 89 % выступают с тем, что экосистемы, которые непосредственно ориентированы на клиентов, основным драйвером развития новых видов бизнес-ценности в банковской сфере [9].

В отчете McKinsey&Company указано, что направления развития как отечественного, так и мирового банковских секторов в общем совпадают. Цифровые технологии (а именно, открытые API, облачные технологии, машинное обучение, искусственный интеллект, робоэдвайзинг и т. д.), а также развитие интегрированной сетевой экономики безусловно будут способствовать трансформации банковских моделей обслуживания клиентов. В процессе разработки средне- и долгосрочных стратегий отечественные банки так же, как и зарубежные банки, оценивают рост возможностей освоения финансового рынка небанковскими игроками, такими как финтех-компании, а также телекоммуникационные и IT-компании. В подобных условиях крупные и технологически развитые отечественные банки реализуют стратегии построения своих экосистем с целью получения весьма нетрадиционных для финансового рынка источников дохода [10].

Российский финтех-рынок можно охарактеризовать такой особенностью, как сосредоточение технологических компетенций непосредственно в сегменте наиболее крупных банков с мощной ресурсной базой (к таким банкам следует отнести Сбербанк, ВТБ, АК Барс Банк и некоторые другие). При этом банки, выступающие одним из наиболее весомых драйверов развития финтех-отрасли в нашей стране, внедряют различные инновационные технологии, приобретая при этом стартапы, а также формируют стратегические альянсы, создавая акселераторы и инкубаторы. Отметим, что сектор самостоятельных отечественных финтех-предприятий, количество которых достигло примерно трех сотен, развит в значительной степени слабее, что объясняется весьма невысоким интересом инвесторов к отечественным стартапам. Участниками финтех-сектора в России выступают также необанки, то есть онлайн-банки, не имеющие филиальной сети, сформированные «с нуля» на основе новых технологических платформ. Среди них следует назвать Тинькофф Банк, Модульбанк, Точка Банк и др. [5, с. 268]

Проводя анализ ситуации на отечественном финансовом рынке, отметим, что банки, которые стремятся к образованию экосистем, должны полностью соответствовать двум основным критериям, а именно обладать внушительными финансовыми ресурсами и стать высокотехнологичными (иными словами, применять в своей деятельности современные цифровые технологии). Указанным критериям, как нам кажется, удовлетворяют участники Ассоциации развития финансовых технологий.

В будущем на смену такого термина, как «банк», по всей видимости, придет термин «финансовая экосистема», основным звеном которой выступает финансово-кредитная организация, обеспечивающая реализацию и расширение главного набора услуг за счет координации непрофильных бизнесов (кластер); предложение данных услуг на базе платформы (маркетплейса); автоматизацию внутренних процессов и интеграцию бизнесов с помощью финтех-компании (сеть); поиск инноваций за счет организации бизнес-инкубатора, акселератора или проведения хакатонов. В то же время экономическая природа операций по трансформации сбережений в инвестиции остается неизменной. В подобных условиях требования к уровню достаточности капитала и другие пруденциальные нормативы сохранятся.

На основании вышесказанного можно сделать вывод, что отечественный финансовый рынок в настоящее время находится в начале финтеха 2.0 — периода начала сотрудничества банков и финтех-компаний, обусловленного использованием финтех-компаниями и банками программного обеспечения с открытым исходным кодом, что влечет фундаментальную трансформацию всей модели ведения бизнеса на финансовом рынке. При этом функцию образования экономической ценности начинают осуществлять экосистемы на основе налаженных горизонтальных связей между банками, финтех-компаниями и потребителями [6, с. 112].

3 Клиентоориентированность современных банков в условиях цифровой экономики

В период пандемии COVID-19 и после нее многие банки смогли выявить и продолжают выявлять изменения потребностей современного клиента, при этом предпринимая действенные меры по адаптацию к ним. Потребности клиентов идут в направлении цифровизации банковских услуг и достаточно удобного доступа к инновационным банковским продуктам, а также расширения спектра приложений, перехода коммуникаций и клиентского сервиса в цифровое пространство. Согласно оценке аналитиков, онлайн сервисам хотя бы иногда прибегают до 60 % клиентов банков [9].

По мере роста проблем, связанных с пандемией COVID-19, довольно резко вырос уровень взаимодействия посредствам дистанционных каналов связи по различным поводам, среди которых открытие счетов, получение кредитов, справок, выписок, историй операций и т. п. Кроме того, стали все востребованнее услуги с цифровой поддержкой, проведение платежей, получение пенсий, заработной платы, социальной и экстренной помощи посредствам банковских карт и электронных систем. Тем самым, объем наличных расчетов снижался и сократилась потребность современных клиентов в посещении офисов банка. Подобная практика дистанционного цифрового взаимодействия сохранилась в большей степени и уже после завершения строгой изоляции.

Необходимо также отметить, что снижение количества посещений офисов банков клиентами, как правило, выступает фактором оптимизации численности персонала, а также численности отделений и в целом расходов на содержание банковских компаний. Помимо этого, еще одним востребованным средством в условиях довольно резкого ограничения мобильности населения как на работе, так и в быту, выступила Система быстрых платежей (СБП), иными словами, распространение полностью цифровых карт, выпускаемых в мобильном либо же интернет-банке, а далее пользоваться такими картами как обычной картой, привязав ее к сервису Apple Pay либо Google Pay. Так, в марте 2020 года число банковских операций посредствам СБП увеличилось на 9,5 %, а общая сумма банковских операций соответственно на 37,5 % [3, с. 111].

Усовершенствование различных мобильных приложений идет, прежде всего, в направлении довольно широкого внедрения QR-кодов с целью приема платежей посредствам СБП. Наряду с этим, востребована услуга по консультированию корпоративных банковских клиентов при получении различных видов государственной помощи, а также подготовки необходимой документации, благодаря чему банковских процесс упрощается и в определенной мере ускоряется.

Кроме того, в период обострения пандемии COVID-19 ощутимо трансформировалось потребительское поведение домохозяйств. Так, население страны стало предпочитать осуществление покупок продуктов и иных товаров посредствам онлайн платформы, и тем самым при помощи подобных платформ производить платежи. По всей видимости, опробованная в период пандемии практика расчетов все же сохранится как долгосрочная тенденция, при этом придав импульс цифровой трансформации финансового сектора.

Следует также отметить и то, что пандемия коронавируса привела к росту уровня спроса на применение цифровых услуг со стороны физических и юридических лиц, а также государства. А предложение подобных услуг, их ценовые критерии, скорость, качество и эффективность зачастую зависят от развитости цифровой экономики государства в целом и того либо иного банка в частности, а также от оперативности приспособления платежных систем к новым вызовам современности. Такие процессы в банковской сфере в последние годы весьма активно трансформировались. Отметим, что наибольших успехов по данному направлению смогли достичь Тинькофф банк, Сбербанк и некоторые другие банки. Наряду с этим, пандемия COVID-19 с особой силой смогла показать ценность доступа к различным платежным средствам и целесообразность того, чтобы данные способы оплаты были, прежде всего, устойчивыми к более широкому спектру угроз [2, с. 101].

Таким образом, мы видим, что пандемия COVID-19 смогла подтолкнуть современный бизнес к разработке и ускоренному внедрению цифровых технологий, которые позволяют экономике страны «работать на расстоянии вытянутой руки», обеспечивая при этом необходимый уровень безопасности при взаимодействии продавца и покупателя любого товара и услуги, в том числе и банковских продуктов.

Весьма востребованной в последнее время стала идея внедрения биометрических данных и цифровых удостоверений личности как для физических лиц, так и для малых и средних предприятий. В период пандемии требовалось довольно грамотно балансировать интересы более широкого применения цифровых платежей и иных финансовых услуг с более тщательным мониторингом усиливающихся рисков кибербезопасности и опасениями в отношении борьбы с отмыванием денежных средств и финансированием международного терроризма. Отметим, что по мере ускорения темпов цифровизации банкам необходимо сформировать наиболее надежные институциональные, правовые и технические гарантии защиты информации, конфиденциальности и безопасности, беспрерывно корректировать меры, направленные на борьбу с мошенничеством.

Отметим, что на всего 2020 года ключевая ставка Банка России стабильно снижалась, достигнув при этом своего исторического минимума в 4,25 %, тем самым, формируя весьма комфортный уровень для заемщиков, однако же для вкладчиков банков это довольно нежелательная ситуация. Так, только 19 марта 2021 года ключевая ставка немного повысилась до 4,5 %. Некоторые инвесторы обратили свое внимание на финансовый рынок. Пандемия COVID-19 в 2020 году, во-первых, обвалила биржи, однако во-вторых, стала поводом появления в нашей стране настоящего «массового инвестора». Настоящая действительность расширила возможности для предоставления новых инновационных продуктов. К подобным продуктам стоит отнести доступ для довольно широкой аудитории к финансовому рынку посредствам банковских платформ. Во время пандемии в условиях строгих карантинных ограничений произошел многократный рост частных инвесторов. При этом, наиболее активная доля населения страны, имевшая на удаленной работе определенный избыток свободного времени, с одной стороны, и снижение доходов — с другой стороны, решила попытать свое счастья на просторах фондового рынка, а рухнувшие цены на все главные активы помогли им зайти туда с большой экономией [8, с. 69]. В 2021 году аналитики предвидят предпосылки для настоящего бума на финансовом рынке. Прежде всего, это относится к таким секторам экономики, как ритейл, IT, фармацевтика и многие другие.

В настоящее время наступают сроки отмены послаблений для банков, введенные в период обострения пандемии COVID-19 весной 2020 года. Так, с 1 апреля 2021 года кредитным организациям необходимо доначислить резервы по корпоративным ссудам, которые попали под реструктуризацию. МВФ и Всемирный банк предполагают, что имеется реальный риск банковского и финансового кризиса в текущем 2021 году, когда окончательно закончатся послабления для банковского сектора, а для предприятий соответственно отсрочки по налоговым платежам, кредитным выплатам, а также мораторий на банкротства и иные меры поддержки. Экономические эксперты выступают с опасением «цепной волны» банкротств. Однако, со стороны государства готовятся специальные программы по поддержке банковского сектора экономики.

В прошлом 2020 году банковская прибыль, прежде всего, формировалась зачастую благодаря их участию в различных государственных программах поддержки экономики. Отметим, что в 2021 году государство все также продолжит оказывать поддержку как населению, так и бизнес-структурам, однако же в значительно меньших объемах, так, планируется выделить на указанные цели примерно 1 % от ВВП. При этом социальные гарантии сохранятся, предусмотренные социальные статьи расходов будут финансироваться практически так же как и в разгар пандемии COVID-19, а вот современному бизнесу придется научиться жить и функционировать по новым правилам рынка. Главные траты из казны будут направляться на достижение ранее заявленных главой государства национальных целей, а именно улучшение демографии, всестороннее развитие инфраструктуры, рост уровня доступности медицины, а также качественное образование и рост благосостояния граждан. При достижении данных целей далеко не последнее место отведено банковскому сектору [7, с. 239].

Таким образом, ключевая задача, реализуемая банковской системой в период пандемии и после нее — это адаптация к изменившимся потребностям клиентов и трансформация своих услуг согласно новым реалиям цифровой экономики. За время пандемии коронавируса население России привыкло работать и соответственно получать большинство услуг в режиме онлайн, кроме того, коммуникации стали осуществляться, как правило, посредством дистанционных каналов, что привнесло к существенным изменениям в потребительском поведение домохозяйств. Тем самым, пандемия выступила, своего рода, катализатором цифровой трансформации банковских продуктов и клиентского сервиса, максимального использования инновационных технологий.

По мнению некоторых IT-компаний, работающих в сфере банковского сектора, на фоне пандемии как никогда востребованной оказалась именно концепция клиентоориентированности. Максимальное использование своих возможностей и ресурсов непосредственно во благо клиента позволило весьма положительно повлиять на прибыль. Весьма гибкий подход к запросам клиентов, оперативность принятия адекватных шагов, усовершенствование цифровых возможностей безусловно становятся факторами роста конкурентных преимуществ современных банковских компаний. Подобные тенденции, как правило, сохранятся и, тем самым, смогут сформировать совершенно новый тренд на развитие в нашей стране банковского бизнеса [4, с. 97].

Заключение

В современном мире в развитии банковского сектора экономики наблюдается всепоглощающий тренд на процесс цифровизации. Одной из сторон данного процесса выступает взращенная десятилетиями и даже столетиями банковской практики целесообразность продолжения «живого общения» клиента банка непосредственно с банковским служащим.

Финансово-банковские экосистемы год за годом наращивают свое стратегическое значение, в частности посредством полноценной и масштабной идентификации, а также целевому удовлетворению запросов клиентов. Кроме того, банки вполне смогут в полной мере осуществить в реальности присущие исключительно им наиболее сильные стороны и, благодаря этому, обеспечить наиболее устойчивые и достаточно длительные конкурентные преимущества. Следует согласиться, что нет никакой необходимости самостоятельного оказания всех услуг, если для этого можно обратиться к имеющимся партнерам. При этом в будущем решающими станут, прежде всего, такие качества, как, например, выходящее за узкие рамки мышление и концентрация на общих перспективах удовлетворения потребностей клиентов. Посредствам партнерства в экосистеме банки все же смогут отстоять свои позиции на рынке и, тем самым, сохранить их в будущем. Кризис, вызванный пандемией COVID-19, показал банковским структурам о целесообразности наращивания цифрового потенциала для предотвращения возможных негативных последствий и минимизации риска банкротства.

В результате проведенного в рамках настоящей статьи исследования можно сделать вывод о том, что на место обозначившейся в последние годы конкуренции банков и финтех-компаний за клиента постепенно приходит кооперация банков и небанковских организаций. Исторически консервативные кредитные учреждения и новые высокорискованные проекты финтеха начинают весьма успешно взаимодействовать друг с другом. Такая кооперация довольно ярко проявляется, к примеру, в новом для нашего государства явлении — формировании финансово-банковских экосистем.

Литература:

  1. Абдрахманова Г. И., Вишневский К. О., Гохберг Л. М. и др. Что такое цифровая экономика? Тренды, компетенции, измерение: доклад к XX Апр. междунар. науч. конф. по проблемам развития экономики и общества, Москва, 9–12 апр. 2019 г. М.: Издательский дом НИУ ВШЭ, 2019. 82 с.
  2. Авис О. У., Косарев В. Е. Взгляд на взаимодействие традиционных и цифровых инструментов банковского обслуживания // Вестник Астраханского государственного технического университета. Серия: Экономика. 2021. № 1. С. 101–107.
  3. Алырщикова Ю. А. Условиях цифровой индустриализации и кризиса, вызванного пандемией короновирусной инфекции COVID-19 / Под общей редакцией Т. Д. Стрельниковой, О. Ю. Смысловой. 2021. С. 111–115.
  4. Влияние цифровой экономики на финансовые рынки и банки. Монография. / Косарев В. Е. — Москва: Русайнс, 2020. — 296 с.
  5. Ивлева, М. И. Тенденция цифровизации банковской отрасли / М. И. Ивлева. // Молодой ученый. — 2020. — № 2 (292). — С. 268–270.
  6. Кинг Б. Банк 4.0: Новая финансовая реальность / БреттКинг; Пер. с англ. — М.:ЗАО «Олимп-Бизнес», 2020. 215 с.
  7. Пудовкина О. С., Мясникова Е. Б. Перспективы развития банковской системы РФ в условиях пандемии // Вестник Тульского филиала Финуниверситета. 2020. № 1. С. 239–241.
  8. Финансовые рынки: цифровая трансформация. (Магистратура). Монография. / Агеева С. Д., Алифанова Е. Н., Анненская Н. Е., Бочкова С. С., Булгаков А. Л. и др., М — Москва: Русайнс, 2021. — 184 с.
  9. Банки сегодня. Информационно-аналитическое финансовое издание. [Электронный ресурс] — Режим доступа: https://bankstoday.net/last-articles/kak-izmenilisbankovskie-produkty-v-epohu-pandemii-i-posle-neerasskazyvaet-rukovoditel-banka.
  10. Инновации в России — неисчерпаемый источник роста. McKinsey&Company. 2018. URL: https://www.mckinsey.com/~/media/ McKinsey/Locations/Europe %20and %20Middle %20East/Russia/Our %20 Insights/Innovations %20in %20Russia/Innovations-in-Russia_web_lq-1. ashx.
Основные термины (генерируются автоматически): банк, банковский сектор, услуга, финансовый рынок, цифровая экономика, банковская сфера, период пандемии, клиент, пандемия, цифровая трансформация.


Ключевые слова

бизнес-модели, цифровизация, пандемия, финтех-компании, экосистемы, система быстрых платежей
Задать вопрос