Разграничение составов преступлений, предусмотренных п. «г» ч. 3 ст. 158 УК РФ и ст. 159.3 УК РФ | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 5 февраля, печатный экземпляр отправим 9 февраля.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №48 (390) ноябрь 2021 г.

Дата публикации: 24.11.2021

Статья просмотрена: 65 раз

Библиографическое описание:

Медведева, Д. А. Разграничение составов преступлений, предусмотренных п. «г» ч. 3 ст. 158 УК РФ и ст. 159.3 УК РФ / Д. А. Медведева. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2021. — № 48 (390). — С. 292-294. — URL: https://moluch.ru/archive/390/85882/ (дата обращения: 22.01.2022).



В рассматриваемой статье анализируются нормы, которые предусматривают ответственность за хищение электронных денежных средств.

Большой интерес вызывают правонарушения, связанные с п. «г» ч. 3 ст. 158 Уголовного Кодекса Российской Федерации и ст. 159.3 Уголовного Кодекса Российской Федерации (далее — УК РФ), так как составы перечисленных статей относятся к разновидности информационных правонарушений. С помощью проведенного анализа сформулированы практические предписания, отвечающие интересам правоприменителя при квалификации преступлений связанных с использованием безналичных денежных средств и преступлений, связанных с электронными платежами.

Ключевые слова: мошенничество, информационные преступления, кража, безналичные деньги, электронные деньги.

Ч. 3 ст. 158 УК РФ дополнилась пунктом «Г» (Федеральный закон от 23.04.2018 № 111-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации» [1]). Указанный пункт включает в себя признак хищения денежных средств с банковского счета, иначе можно сказать хищение электронных денежных средств. Стоит сразу отметить, что указанный признак применяется при отсутствии признака деяния, предусмотренного ст. 159.3 УК РФ.

Помимо указанного законодатель внес изменения в ст. 159.3 УК РФ, которая теперь также предусматривает ответственность за мошенничество с использованием электронных средств платежа.

В связи с внесенными изменениями наказание за совершения преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 159.3 УК РФ, ужесточено до трех лет лишения свободы, ранее санкция статьи предусматривала два года лишения свободы.

После внесенных изменений закономерно возникает вопрос о том, как правильно квалифицировать преступления, связанные с электронными денежными средствами предусмотренные п. «г» ч. 3 ст. 158 и нарушения, предусмотренные ст. 159.3 УК РФ?

К преступным деяниям информационного характера можно отнести общественно опасные преступления, обязательным предметом которых является информация, объектом нарушения будут являться отношения, связанные с информационной защищенностью, а метод совершения включает в себя информационное влияние на потерпевшего [7, с. 56].

Из анализа п. «Г» ч. 3 ст. 158 УК РФ можно сделать вывод о том, что преступление должно совершаться дистанционно, с помощью каких-либо информационных операций.

Из редакции п. 18 ст.3 Федерального закона от 27.06.2011 № 161-ФЗ «О национальной платёжной системе» [2] можно сделать вывод том, что деньги должны быть похищены исключительно с использованием электронных средств платежа.

Исходя из вышеуказанного можно констатировать, что преступное совершается при помощи дистанционного доступа, что предполагает под собой использование компьютерной техники. Объектом указанного преступления подпадающего под воздействие злоумышленника является информация, при помощи которой можно причинить имущественный вред другому лицу.

Таким образом правонарушение, предусмотренное п. «г» ч. 3 ст. 158 УК РФ можно отнести к преступлениям информационного характера.

Советским районным судом г. Томска вынесен приговор № 1–309/2020 от 30.07.2020 в отношении подсудимого классифицировав его действия по п. г ч. 3 ст. 158 УК РФ. Подсудимый, действуя с корыстной целью, совершил тайное хищение денежных средств с не принадлежащей ему банковской карты, используя банкомат ПАО «Сбербанк России» с целью распоряжения похищенными денежными средствами на свое усмотрение [4].

При рассмотрении состава преступления, предусмотренного ст.159.3 УК РФ и учитывая изложенное ранее, можно резюмировать, что законодатель видит повышенную общественную опасность в указанных статьях по сравнению с традиционным составом мошенничества.

Ведь наказание, указанное в ч. 1 ст. 159 составляет два года лишения свободы, в то время как по ч.1 ст.159.3–3 года лишения свободы.

Хотя по ч.2–4 обоих указанных составов преступных деяний наивысшее наказание в виде лишения свободы идентичны, что немного не сходится в предложенной логике.

Нельзя назвать причину неоднозначности подобного решения, по какому же принципу состав выделен в отдельную статью состав правонарушения, предусмотренный ст.159.3 УК РФ.

В рассматриваемой ситуации возможны два варианта по отдельности либо в сочетании. Во-первых, в силу повышенной социальной угрозы, во-вторых, в силу распространённости указанного нарушения в реальной жизни.

Из указанного можно сделать вывод о том, что рассматриваемые преступления относятся к компьютерным преступлениям в широком смысле.

Под электронным средством платежа понимается средство или метод, позволяющий заказчику оператора управлять денежными средствами, начислять, передавать распоряжения для осуществления перевода денег в рамках безналичных расчетов с помощью компьютерных технологий, платежных карт, а также иных технических устройств.

В современном мире человек каждый день сталкивается с использованием технических устройств для осуществления электронных платежей.

Согласно предложенному определению, все технические устройства, связанные с переводом денежных средств, в большинстве случаев можно отнести к компьютерной технике.

Относительно наказания по п. «г» ч.3 ст. 158 УК РФ (при отсутствии признаков преступного деяния, предусмотренного статьей 159.3 настоящего Кодекса), то оно составляет 6 лет.

Все также остается вопрос относительно мнения законодателя при определении наказания в столь схожих признаках преступлений: 3 года — за ч.1 ст.159.3 УК РФ, 6 лет — за п. «г» ч.3 ст.158.

Схожесть составов заключается в совершении операций с применением электронных средств платежа. К электронным денежным средствам относятся деньги, в отношении которых лицо может передавать распоряжения, но исключительно с применением электронных средств платежа. Представляется, что данное понятие подлежит последующем обсуждению и устранению [5].

При всей схожести рассматриваемых статей стоит обратить внимание на их различия. В первую очередь, для квалификации по ст.159.3 УК РФ нужен обман либо злоупотребление доверием.

Приговором Кировского районного суда г. Томска вынесен приговор по делу № 1–28/2019 от 13.02.2020 в отношении В., которым его действия были квалифицированы по ч. 2 ст. 159.3 УК РФ. Подсудимый, найдя банковскую карту на чужое имя, решил похитить денежные средства. В торговом центре путем обмана работников торговых организаций, умолчав о незаконности владения картой, В. осуществил расчет за приобретаемый товар с помощью прикладывания банковской карты к терминалу [3].

Для понимания сущности состава правонарушения необходимо ответить на вопрос можно ли отнести преступление, предусмотренное п. «Г» ч.3 ст. 158 УК РФ, компьютерным преступным деянием в широком смысле.

Учитывая то, что отношения безналичных денежных средств напрямую сопряжены с применением компьютерной техники, то в преступлениях, связанных с хищением средств с банковского счета, все не так просто, ведь замысел законодателя не до конца ясен.

Таким образом, можно сказать, что законодатель уравнивает средства на счете и безналичные средства, но различие все-таки заключается в том, что в последнем случае деньги находятся у оператора без открытия счета.

Из вышесказанного можно сделать вывод, что преступление, предусмотренное п. «Г» ч.3 ст. 158 УК РФ, относится к компьютерным преступным деяниям в широком смысле.

Из анализа научной литературы следует, что разграничение составов, предусмотренных ст. 159.3 УК РФ и п. «Г» ч.3 ст.158 УК РФ, следует проводить с тем, что по ст. 159.3 УК РФ определяет хищение с помощью обмана, введения в заблуждение потерпевшего либо лица, которое совершает финансовые операции с электронными денежными средствами. В иных случаях деяние следует квалифицировать по п. «Г» ч.3 ст. 158 УК РФ или п. «в» ч. 3 ст. 159.6 УК РФ [6].

Остается спорным вопрос о квалификации мошенничества в случаях с совершением финансовых операций с электронными денежными средствами при введении в заблуждение другого лица. Предполагаю, что, с учетом вышеизложенного в рассматриваемой ситуации усматриваются признаки другой формы хищения — кражи.

К квалификации преступлений по ст. 159.3 УК РФ относятся такие способы совершения правонарушения, которые включают в себя подлог или злоупотребление доверием, т. е. направлены на информационное влияние на сознание человека, а еще хищение денег с помощью использования компьютерной техники. В случае с применением компьютерной техники не важно кто осуществляет операцию злоумышленник или сам пострадавший.

К таким случаям можно отнести такие жизненные ситуации как:

– ситуации, когда мошенники с использованием телефонных звонков заставляют потерпевшего совершать операции с компьютером, по завершению которых происходит списание денежных средств.

– ситуации, когда мошенники с помощью подставных банкоматов, несуществующих интернет-магазинов, когда потерпевший заблуждается относительно свойств банкомата, либо лицо совершает операции по переводу денег на счет ненастоящего магазина.

К мошенническим действиям не относятся деяния, совершаемые по телефону или же являющиеся скиммингом, когда преступник обманным путем добывает данные кредитной карты, хоть преступление происходит лишь через какое-то время, в данном случае это содержит в себе признаки тайного хищения чужого имущества.

Не так давно освещался новый метод мошенничества, который, по моему суждению, подпадает под ст.159.3 УК РФ. Он заключается в том, что преступник, стоя в очереди в банкомат перед потерпевшим, вводит в банкомат определённые данные, но не заканчивает операцию. В случае если следующий за ним человек подходит к банкомату и при помощи своей карты в течение недлительного времени завершает её, не сориентировавшись в ситуации, то с его карты списываются денежные средства.

По п. «г» ч.3 ст. 158 УК РФ, следует квалифицировать деяния, которые имеют признаки тайного хищения чужого имущества. К некоторым типичным ситуациям подобного рода можно отнести использование похищенных банковских карт.

Литература:

  1. Федеральный закон «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации» от 23.04.2018 N 111-ФЗ

2. Федеральный закон «О национальной платежной системе» от 27.06.2011 N 161-ФЗ

  1. Приговор Кировского районного суда г. Томска от 13.02.2020 по делу № 1–28/2020
  2. Приговор Советского районного суда г. Томска от 30.07.2020 по делу № 1–309/2020
  3. Мирончик А. С., Суслопаров А. В. — Хищения в электронной среде как разновидность информационных преступлений: проблемы разграничения и квалификации // Юридические исследования. — 2019. — № 9.
  4. Огородникова Н. А., Цалоева А. Г. Мошенничество с использованием платёжных карт или в сфере компьютерной информации: к вопросу о разграничении.2019
  5. Суслопаров А. В. Компьютерные преступления как разновидность преступлений информационного характера: дис. канд. юрид. наук. Красноярск, 2010.
Основные термины (генерируются автоматически): УК РФ, средство, компьютерная техника, электронное средство платежа, лишение свободы, преступление, банковская карта, Российская Федерация, тайное хищение, Уголовный кодекс.


Ключевые слова

мошенничество, электронные деньги, кража, безналичные деньги, информационные преступления
Задать вопрос