Полномочия адвоката в уголовном процессе | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 5 февраля, печатный экземпляр отправим 9 февраля.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №48 (390) ноябрь 2021 г.

Дата публикации: 24.11.2021

Статья просмотрена: 1 раз

Библиографическое описание:

Филимонов, О. В. Полномочия адвоката в уголовном процессе / О. В. Филимонов. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2021. — № 48 (390). — С. 364-366. — URL: https://moluch.ru/archive/390/84928/ (дата обращения: 22.01.2022).



В статье автор проводит анализ правового регулирования полномочий адвоката в уголовном процессе.

Ключевые слова: уголовный процесс, адвокат, полномочия адвоката.

Адвокатура является важнейшим институтом гражданского общества, позволяющим обеспечивать права и законные интересы как всего общества в целом, так и отдельных граждан и юридических лиц. Вместе с тем, сегодня как в средствах массовой информации, так и в доктрине права, высказываются мнения о неэффективности адвокатской защиты в уголовном процессе. Данный вывод складывается из конкретных результатов адвокатской защиты в уголовном процессе. Так, в Российской Федерации исходя из незначительного количества оправдательных приговоров, почти любое дело, которое ведет адвокат, заканчивается обвинительным приговором. Указанное обстоятельство позволяет сделать вывод о системной проблеме полномочий адвоката в уголовном процессе.

Полномочия адвоката урегулированы как специальным федеральным законом «Об адвокатуре», так и Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации.

Согласно статье 6 ФЗ об адвокатуре полномочия адвоката, участвующего в качестве представителя или защитника доверителя в уголовном судопроизводстве, регламентируются соответствующим процессуальным законодательством Российской Федерации. Адвокат вправе:

1) собирать сведения, необходимые для оказания юридической помощи, в том числе запрашивать справки, характеристики и иные документы от органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и иных организаций в порядке, предусмотренном статьей 6.1 настоящего Федерального закона. Указанные органы и организации в установленном порядке обязаны выдать адвокату запрошенные им документы или их копии;

2) опрашивать с их согласия лиц, предположительно владеющих информацией, относящейся к делу, по которому адвокат оказывает юридическую помощь;

3) собирать и представлять предметы и документы, которые могут быть признаны вещественными и иными доказательствами, в порядке, установленном законодательством Российской Федерации;

4) привлекать на договорной основе специалистов для разъяснения вопросов, связанных с оказанием юридической помощи;

5) беспрепятственно встречаться со своим доверителем наедине, в условиях, обеспечивающих конфиденциальность (в том числе в период его содержания под стражей), без ограничения числа свиданий и их продолжительности;

6) фиксировать (в том числе с помощью технических средств) информацию, содержащуюся в материалах дела, по которому адвокат оказывает юридическую помощь, соблюдая при этом государственную и иную охраняемую законом тайну;

7) совершать иные действия, не противоречащие законодательству Российской Федерации [1].

А. Б. Шаповал в своем исследовании указывает, что одной из актуальных проблем уголовного судопроизводства, в частности на стадии предварительного расследования, выступает процесс приглашения и допуска защитника, в ходе которого, особенно с учетом длящейся по сей день пандемии COVID-19, зачастую ущемляются права подзащитного [5].

А. А. Темир-Булатова в своем исследовании выделяет следующую проблему: «наибольшее количество проблем последнего времени связано с формальными отказами в представлении адвокатам сведений со ссылкой на Федеральный закон от 27 июля 2006 г. N 152-ФЗ «О персональных данных». Опрос адвокатов показал, что половина полученных отказов идет со ссылкой на данный Закон, так как в соответствии с его положениями персональные данные — это любая информация, относящаяся прямо или косвенно к определенному или определяемому физическому лицу (субъекту персональных данных). Иначе говоря, персональные данные — это вся информация о любом физическом лице. И такая широкая формулировка закона предоставляет правоприменителям безграничное поле для необоснованных с сущностной точки зрения отказов адвокатам и выборочного применения положений закона — в случае нежелания предоставлять определенные сведения. К сожалению, в статье 1 указанного Закона, где регламентируются обстоятельства, которые не подпадают под действие данного Закона, отсутствует пункт, который позволял бы получать сведения, относящиеся к персональным данным в рамках запроса адвоката, что было бы обоснованно и логично с учетом особого статуса адвоката как субъекта, запрашивающего сведения для оказания помощи. Таким образом, возникает коллизия, согласно которой, с одной стороны, адвокат обладает правом на сбор необходимой информации, направление запросов в целях осуществления своей деятельности, но с другой стороны, большая часть информации охраняется Законом «О персональных данных». В случае если данный вопрос не будет урегулирован в ближайшее время, институт адвокатского запроса может быть практически уничтожен злоупотреблением положениями Закона о персональных данных» [3].

Д. Е. Зайков приходит к выводу, что институт адвокатского запроса представляет собой значимый и эффективный инструмент сбора доказательств в целях реализации адвокатами функции по оказанию квалифицированной юридической помощи. Однако, несмотря на значительный прогресс в его развитии, необходимость дальнейшего совершенствования правового регулирования и практики применения адвокатского запроса остается актуальной задачей [2].

Как утверждают М. Ш. Буфетова и И. В. Демешко, несмотря на то что уголовное судопроизводство де-юре построено на процессуальном равноправии сторон, досудебное производство включает лишь отдельные элементы состязательности. Согласимся с точкой зрения отдельных авторов, согласно которой стадия досудебного производства является сферой преимущественного господства должностных лиц и правоохранительных органов, следовательно, здесь не может идти и речи о равенстве прав участников уголовного судопроизводства (в частности, подозреваемого, обвиняемого, его защитника). В особенности это проявляет себя при обеспечении участников уголовного судопроизводства, выполняющих функцию обвинения (уголовного преследования) или защиты от обвинения, равными возможностями при сборе доказательств по уголовному делу. В частности, неравенство возможностей должностных лиц органов предварительного расследования и защитника, представляющего интересы иных участников уголовного судопроизводства как субъектов доказывания, можно продемонстрировать на примере механизма ознакомления подозреваемого, обвиняемого и его защитника с постановлением о назначении судебной экспертизы [1].

Таким образом, проведенное исследование позволяет сделать вывод о том, что в настоящее время существует необходимость усиления правового статуса адвоката в уголовном процессе. Вместе с тем усиление правового статуса адвоката в уголовном процессе может и не повлечь резкого сокращения обвинительных приговором в Российской Федерации. Это связано с тем, что в суд дела поступают, в большинстве случаев, с качественным обвинительным заключением. Дела, с сомнительным качеством обвинительного заключения, прекращаются на досудебном порядке. Усиление правового статуса адвоката в уголовном процессе позволит осуществлять защиту обвиняемых и подозреваемых на качественно другом уровне, что в большей степени может помочь обвиняемому либо подозреваемому в досудебных стадиях уголовного процесса.

Литература:

1. Буфетова М. Ш., Демешко И. В. Участие защитника при производстве судебной экспертизы: проблемы доказательственного аспекта // Адвокатская практика. 2019. N 1. С. 5–8.

2. Зайков Д. Е. Адвокатский запрос: проблемы правового регулирования и практики применения // Российская юстиция. 2021. N 3. С. 66–68.

3. Темир-Булатова А. А. Актуальные проблемы и практические аспекты получения адвокатом сведений с помощью адвокатского запроса // Адвокатская практика. 2021. N 3. С. 12–18.

4. Федеральный закон от 31.05.2002 N 63-ФЗ (ред. от 31.07.2020) «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ. — 10.06.2002. — № 23. — Ст. 2102.

5. Шаповал А. Б. Проблема допуска адвоката-защитника к подзащитному на стадии предварительного расследования // Адвокатская практика. — 2021. — N 4. — С. 51–56.

Основные термины (генерируются автоматически): уголовный процесс, Российская Федерация, уголовное судопроизводство, юридическая помощь, адвокат, адвокатский запрос, правовой статус адвоката, адвокатская защита, досудебное производство, предварительное расследование.


Ключевые слова

адвокат, уголовный процесс, полномочия адвоката
Задать вопрос