Роль модели принципал-агента для анализа конфликта интересов (на основе методологии О. Уильямсона) | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 29 января, печатный экземпляр отправим 2 февраля.

Опубликовать статью в журнале

Авторы: ,

Рубрика: Экономика и управление

Опубликовано в Молодой учёный №47 (389) ноябрь 2021 г.

Дата публикации: 19.11.2021

Статья просмотрена: 13 раз

Библиографическое описание:

Шевчук, В. В. Роль модели принципал-агента для анализа конфликта интересов (на основе методологии О. Уильямсона) / В. В. Шевчук, И. А. Бондаренко. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2021. — № 47 (389). — С. 124-127. — URL: https://moluch.ru/archive/389/85771/ (дата обращения: 17.01.2022).



Новейшим направлением в трудах изучения политической коррупции на данный момент является неоинституциональная экономика, часть из которой приходится на теорию принципала-агента. В данной статье рассматривается и анализируется модель коррупции «принципал-агент», которая действует по двум принципам: один агент, который развращает, и один агент, который развращен. Поведение этих принципалов и агентов зависит от рациональности затрат и выгод, связанных с различными действиями. Модель применима к политической коррупции в представительных демократиях, показывая, что, вопреки распространенному мнению, использование моделей принципал-агент не ограничивается бюрократической коррупцией. Также в данной статье разобрана критика О. Уильямсона насчет модели принципала-агента в современной экономике.

Ключевые слова: модель, экономика, принципал-агент, оппортунизм, коррупция.

Модель принципал-агент имеет кардинальные отличия от модели, описывающей в литературе об агентах, однако суждения те же: между принципалом и агентом присутствуют различия в интересах, действия агента в полной мере не определяют конечный результат, и директор не может контролировать эти действия бесплатно. В преобладающей модели считается, что директор занимается «мониторингом», который охватывает несколько видов деятельности, и иногда ожидается, что агент будет «связан», например, тем, что получит заверения от начальства о том, что оно не будет предпринимать никаких действий, которые нанесут ему вред [2]. Однако происходят случаи, когда наблюдается нелояльное отношение работников к своей работе. Этот факт в теории институциональной экономики называется проблемой «главного агента». Для раскрытия актуальности проблемы следует определить понятия «принципал» и «агент».

Принципал заинтересован в результатах деятельности компании, то есть он является собственником компании. Его доходы зависят от результатов компании.

Агент является управляющим компании. Он, как и собственник, заинтересован в высоких результатах компании, в которую его наняли. Собственник дает задание, а агент-управляющий их исполняет.

В роли собственника-директора может выступить как частное лицо, так и целая компания, и государство. Отношения агентов — это такие отношение, в ходе которых один из участников (собственник) передает полномочия на управления другому (агенту). В ходе исполнения работы могут возникать конфликты интересов. Конфликт возникает по той причине, что владелец (принципал) стремится к максимизации, увеличению прибыли, а целью менеджера (агента) является спокойное и достойное существование [2].

По факту, главная проблема агента — это теоретическая модель экономики, разработанная с целью анализа ситуации управления, в которой участвуют субъекты отношений, обладающие в разной мере информацией о состоянии объекта управления. Зачастую директор находится на высшей ступени иерархической структуры в компании и ждет действий компании в своих интересах. В то же время, лицо, выполняющее задачу, располагается на ступень ниже по иерархической структуре, но располагает большей информацией, чем директор. Агент может использовать эту информацию в интересах принципала или в своих личных интересах.

Одним из способов решения данной проблемы, предложенным экономистами, является установление доверительных отношений между сторонами отношений.

Теория главного агента была разработана и развита американскими экономистами М. Дженсеном и У. Меклингом [3]. Теория получила широкое распространение в области экономики. Ее суть основывается на суждении, что директор и агент имеют зависимость друг от друга в деловых отношениях. Директор дает распоряжение, чтобы агент правильно его выполнил. Важным показателем в этой теории является асимметрия (неравномерность) информации.

Проблема директора и агента актуальна как во внутренней среде организации (внутрифирменные отношения), так и во внешней среде, которая включает поставщиков, подрядчиков и посредников.

Задача агентства состоит в том, чтобы минимизировать агентские расходы, которые представляют собой сумму: — расходов на мониторинг, понесенных директором; — расходов на связь, понесенных агентом; — остаточных потерь, например, в результате потери благополучия директора, с учетом определенного объема мониторинга и связи.

Минусом этой модели является то, что она объединяет разных людей. Затраты на мониторинг и остаточные затраты являются основными расходами. Расходы по присоединению несет агент. Некоторые утверждают, что расходы на связь являются расходами директора, поскольку агент, скорее всего, покроет расходы на связь, используя гонорар, который он получает от директора. Но если исполнитель расходует эти ресурсы или если он использует другие ресурсы для оплаты этих затрат на связь, это не имеет значения: они бесполезны для агента.

Исходя из критики становится неясно, к кому относится «проблема агентства»: к директору или агенту? Большая часть литературы предыдущих агентов была посвящена нормативным аспектам взаимоотношений директора и агента с принципиальной точки зрения. В этой литературе показано, как структурировать отношения директор-агент, чтобы агент мог принимать решения, которые максимизируют выгоду директора, учитывая существование неопределенности и несовершенный мониторинг [4].

Эта более поздняя литература о позитивном агентстве не отражала первоначальное заблуждение, возникающее, когда мы хотим объяснить поведение агента. В то время как директор должен минимизировать сумму своих затрат на мониторинг и их остаточных потерь, модель не предлагает такого компромисса для агента. Являетесь ли вы агентом только для того, чтобы минимизировать свои расходы на связь?

Зачем ей с ним связываться? Коммуникацию воспринимают только как средство, помимо прочего, отвлечения агента, который сталкивается с возможностью потери благополучия в результате управляющих действий своего принципала. Вот почему в нашей базовой модели директор-агент у нас есть две стороны, которые сравнивают цели и действия друг друга.

Одна из этих сторон— директор, имеет то преимущество, что он может устанавливать условия оплаты труда. Он может применять правила для управления агентом. Агент может воспользоваться тем фактом, что директор сталкивается с недостатком информации о действиях агента и неопределенностью в отношении взаимосвязи между этими действиями и результатами [1].

О. Уильямсон изучает появление доверительных отношений между сторонами в качестве основной предпосылки возникновения «ассоциативной атмосферы» в компании. Эта среда оказывает содействие отказу от оппортунизма как стратегии максимизации полезности: «повышение производительности происходит благодаря чувству ответственности за справедливый вклад в общее дело». Формой существования компании как коалиции на практике является автономная компания [5].

Функционал директора посменно исполняют агенты, происходит ротация агентов. Данная структура получила название «колесная сеть». Она имеет ряд преимуществ. Это уменьшает мотивы для передачи недостоверной информации, служит укреплением доверительных отношений и способствует созданию «ассоциативной среды» (О. Уильямсон). Это приводит к сокращению затрат на контроль, появлению выгод от сотрудничества благодаря командной работе.

В действительности заключение полного контракта может потребовать внушительных затрат, что делает его практически невозможным. Предыдущие теории компании не принимали во внимание этот факт, поэтому в рамках институционализма была изучена необходимость адаптации заключения контракта к непредвиденным изменениям и условиям. При данных действиях компания представляет собой договор подряда, и ключевое значение придается властным межличностным отношениям.

Этот подход связан с именем О. Уильямсона, который, рассматривая компанию как способ организации сделки, акцентирует внимание на ограниченную рациональность ее субъектов, неполноту контрактов между ними и роль конкретных активов в выборе типа контракта и способа организации сделки (рынок, иерархия, гибридная форма), что позволило ответить на вопрос об ограничениях компании. Французский ученый Жан Тироль назвал этот вопрос «тайной О. Уильямсона». Организацию сложного производственного процесса осуществляют:

1) с участием множества автономных компаний,

2) крупное, вертикально интегрированное предприятие, обладающее всеми необходимыми производственными мощностями.

По словам О. Уильямсона, их возможно преодолеть, используя политику выборочного вмешательства, то есть транслируя функционирование рынка внутри самой компании, и менеджеры могут только в особых случаях вмешиваться в функционирование этого механизма. Однако на практике политика выборочного вмешательства, несмотря на положительные эффекты повышения гибкости и адаптивности, имеет свои пределы, проявляющиеся в снижении стимулов для улучшения работы, выполняемой на всех уровнях [2].

Творение стимулов, сравнимых со стимулами автономных организаций в рамках гигантской интегрированной компании, не представляется возможным, а контроль и организация системы поощрений и наказаний без каких-либо дополнительных затрат также ограничены. Преимущества подхода О. Уильямсона:

1) учитывается ограниченная рациональность экономических операторов;

2) учитываются издержки, связанные с оппортунистическим поведением, и необходимость его предотвращения;

3) определяются характер и основные факторы, влияющие на величину транзакционных издержек между двумя компаниями, которые не связаны с интеграцией.

Проблема принципала-агента возникает, когда принципал делегирует действие другому лицу (агенту), но у принципала нет полной информации о том, как будет вести себя агент. Во-вторых, интересы принципала расходятся с интересами агента, а это означает, что результат менее желателен, чем ожидает принципал.

Например, акционер имеет желание увеличить прибыль для своей организации. Он нанимает управленца для ведения бизнеса. Однако из-за агентских расходов акционер не может в полной мере знать, насколько усердно работает агент и в какой степени менеджер выполняет контракт. Кроме того, в этой ситуации менеджер не разделяет ту же заинтересованность в максимизации прибыли, что и владелец [6].

Проблема принципала и агента может привести к провалу рынка, потому что агент преследует свои собственные интересы, а не интересы принципала, и бизнес может вестись неэффективно. В крайних случаях взаимовыгодное действие может не произойти из-за недостатка информации у принципала.

Проблема принципала-агента также может привести к неблагоприятному отбору — неправильному выбору, основанному на асимметричной информации. Именно здесь агент получает личную информацию до того, как будет заключен контракт. Например, ленивый работник получает работу, потому что работодатель не знает, что он ленив.

Требования проблемы принципала-агента

Несколько участников, у которых разные цели (например, акционеры против работников).

Асимметричная информация (у агента больше информации, чем у принципала). Акционер может видеть некоторые статистические данные, такие как прибыль, но только менеджер точно знает, насколько усердно он работал.

Выводы:

В той или иной степени компании сталкиваются с проблемой основного агента в процессе реализации инвестиционного проекта. В основе проблемы принципала-агента в институциональной экономике лежит угроза манипулирования основным агентом в процессе выполнения его предписаний и приказов.

Проблема принципала-агента возникает, когда право пользования и распоряжения активами принципала передается юридическому или физическому лицу-агенту.

Литература:

  1. В. М. Шарапова, И.А Борисов, Н.В Шарапова. Построение эффективного механизма найма в условиях асимметрии информации и проблемы принципал-агент В.М Шарапова, И.А Борисов, Н.В Шарапова — Экономика и предпринимательство, 2017 — elibrary.ru
  2. М. И. Китиева, Л. М. Баркинхоева. Проблема «Принципал-агент» и ее роль в экономике — экономика и бизнес: теория и практика, 2020.
  3. М. Дженсен, У. Меклинг. Теория фирмы: управленческое поведение, агентских издержек и структуры собственности, 1976.
  4. Г.В Королёв, Ю.М Брюханов. Перспективная модель решения​ проблемы взаимоотношений «принципал-агент» в инновационном менеджменте. — Colloquium-journal, 2018.
  5. И. А. Ольшански. Совершенствование корпоративного управления компании через оптимизацию отношений принципал-агент. И. А. Ольшански — Радиоэлектроника, электротехника и энергетика, 2018
  6. А.Н Хорин, А. В. Бровкин. Агентская проблема и возможные пути ее решения. А.Н Хорин, А. В. Бровкин — Экономика и предпринимательство, 2020
  7. О. И. Уильямсон. Экономические институты капитализма. Фирма, рынки, отношенческая контрактация, 1996.
  8. К. Менар. Экономика организаций, 1996.
Основные термины (генерируются автоматически): агент, директор, принципал, интерес принципала, компания, отношение, проблема принципала-агента, расход, асимметричная информация, выборочное вмешательство.


Ключевые слова

модель, коррупция, экономика, принципал-агент, оппортунизм
Задать вопрос