Перспективы совершенствования методики определения признаков преднамеренного и фиктивного банкротства | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 5 февраля, печатный экземпляр отправим 9 февраля.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №47 (389) ноябрь 2021 г.

Дата публикации: 21.11.2021

Статья просмотрена: 8 раз

Библиографическое описание:

Горскова, Т. Н. Перспективы совершенствования методики определения признаков преднамеренного и фиктивного банкротства / Т. Н. Горскова. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2021. — № 47 (389). — С. 173-176. — URL: https://moluch.ru/archive/389/85605/ (дата обращения: 24.01.2022).



В статье анализируются методологические, правовые и финансово-экономические аспекты выявления признаков фиктивного и преднамеренного банкротства. Рассматривается необходимость введения конкретных показателей финансовых коэффициентов с регулярным обновлением в соответствие с текущей экономической ситуацией и с учетом отраслевых особенностей. Выдвигается предложение о проведении инвентаризации с участием арбитражного управляющего в период наблюдения.

Ключевые слова: фиктивное и преднамеренное банкротство, финансовый анализ, платежеспособность должника, коэффициент абсолютной ликвидности.

The article analyzes the methodological, legal and financial aspects of the signs of fictitious and premeditated bankruptcy. The article considers the need to introduce specific indicators of financial coefficients with regular updating in accordance with the current economic situation and taking into account industry specifics. A proposal is put forward to conduct an inventory with the participation of the arbitration manager during the observation period.

Keywords: bankruptcy fraud, premeditated bankruptcy, financial analysis, the solvency of the debtor's solvency restoration, the cash ratio

Банкротство — специфический инструмент для участников гражданского оборота. С одной стороны банкротство позволяет остановить зашедшую в тупик деятельность хозяйствующего субъекта, причиняющую контрагентам и самому должнику только убытки, при этом осуществляя контрольную проверку всех сделок и активов общества, арбитражный управляющий совершает «работу над ошибками», оспаривая незаконные сделки, собирая конкурсную массу, расторгая в одностороннем порядке невыгодные обществу длящиеся сделки и восстанавливает максимально возможную по справедливости ситуацию для всех кредиторов должника, успевших включиться в реестр требований.

С другой стороны, банкротство прекращает существование юридического лица, общество теряет в результате реализации все принадлежащее ему имущество, тогда как одним из четырех обязательных признаков юридического лица является наличие обособленного имущества, для физического же лица банкротство является оздоравливающей процедурой в любом случае, поскольку позволяет «начать жизнь с чистого листа».

В любом случае, банкротство для юридического лица — это не типичная процедура, которая позволяет вмешаться в будничную деятельность общества.

Для подачи заявления о банкротстве достаточно иметь просроченную на 3 месяца задолженность в размере трехсот тысяч рублей и более, для большинства предприятий на рынке это достаточно небольшая сумма в обороте, а трехмесячный срок просрочки может быть вызван непредвиденными обстоятельствами, которые при этом не являются обстоятельствами непреодолимой силы (как, к примеру, пандемия новой коронавирусной инфекции), которые все же не являются критичными для общей финансовой картины. Между тем, недобросовестные кредиторы могут воспользоваться такой возможностью и подать заявление о банкротстве, выдвинув «свою» кандидатуру временного управляющего, получив таким образом доступ ко всей внутренней документации общества, к деталям бухгалтерских операций.

Должник может воспользоваться процедурой банкротства также для оспаривания сделок, которые по каким-то причинам вдруг стали ему невыгодны, стряхнуть с себя «бремя» длящихся невыгодных сделок (к примеру, найден более платежеспособный арендатор недвижимого имущества), получить отсрочку или рассрочку долговых обязательств, остановить все исполнительные производства, списать долги, сохранив при этом некоторые активы (выведя имущество или деньги на третьих лиц) и т. д. Должник может даже шантажировать своих кредиторов банкротством, чтобы выбить отсрочку или рассрочку платежей, снижения неустойки, указывая, что в противном случае в процедуре банкротства кредиторам вообще ничего не достанется.

Для кредиторов среди других недостатков банкротных процедур совершенно несправедливой и причиняющей особый ущерб будет ситуация, когда общество попытается списать долги при реально имеющейся финансовой возможности их погашения или ситуация, когда должника намеренно довели до потери платежеспособности, то есть, ситуации фиктивного или преднамеренного банкротства.

С экономической точки зрения реальное и преднамеренное банкротство отражают действительную неплатежеспособность должника, фиктивное банкротство — фактическую платежеспособность. Однако категория платежеспособности — комплексное понятие, являющееся частью общего финансового состояния должника, поэтому вывод о неплатежеспособности, сделанный на основе отдельных показателей и без учета специфики отрасли предприятия вряд ли может быть целесообразным.

Арбитражные управляющие при составлении заключения о наличии признаков фиктивного или преднамеренного банкротства руководствуются Временными правилами и действуют в 2 этапа [2].

На первом этапе арбитражный управляющий осуществляет анализ значений и динамики коэффициентов, отражающих состояние платежеспособности должника за конкретный период.

Если арбитражный управляющий фиксирует 2 и более существенно ухудшающихся показателя, то приступает ко второму этапу: анализ сделок, которые имеют отношение к «проблемным» коэффициентам.

При этом признак существенности ухудшения коэффициентов считается такое снижение за квартал, при котором темп снижения превышает средний темп снижения значений данных показателей в этот же период.

Временные правила не закрепляют какие-то конкретные критерии признака существенности снижения коэффициентов, при этом понятие превышения среднего темпа сложно рассматривать как четкий и обоснованный признак. Представляется, что при любой динамике изменения платежеспособности темп изменения отдельных показателей будет превышать средний темп, в противном случае дефиниция среднего темпа вряд ли несло самостоятельную смысловую нагрузку.

На практике можно увидеть иллюстрации обозначенных методологических проблем. К примеру, в одном из дел арбитражный управляющий указывает на значение коэффициента абсолютной ликвидности 0,17 при нормативном значении 0,2 и указывает на тенденцию снижения указанного показателя за 1,5 исследуемых года, на основании чего делает вывод о неплатежеспособности должника без анализа темпа снижения показателя в сравнении со средним темпом снижения значения показателя [4].

Однако, как указывалось ранее, ни Временные правила [2], ни Правила проведения финансового анализа [3] не содержат конкретных значений показателей платежеспособности и суд основываясь на анализе арбитражного управляющего, предполагая его компетентность, кладет в основу вынесенного решения указанные доводы, поскольку сам экспертными знаниями не обладает, и ни одно лицо, участвующее в деле, не оспорило анализ арбитражного управляющего и/или не заявило о назначении судебной экспертизы наличия признаков фиктивного или преднамеренного банкротства в порядке п. 2 ст. 34 Закона о банкротстве [1].

Также следует отметить, что вывод арбитражного управляющего о наличии признаков преднамеренного банкротства должен делаться только при установлении причинно-следственной связи между действиями руководства и увеличением неплатежеспособности должника, а не только исходя из наличия отклонения двух и более финансовых коэффициентов.

Е. В. Басалаева обоснованно указывает на необходимость нормативных значений финансовых показателей, причем целесообразно их формировать в зависимости от экономической конъюнктуры, к примеру, с учётом «хронической убыточности» или «кредитного бума» в макроэкономике [5, с.36].

В. В. Котов выдвигает предложение о регулярном обновлении таких нормативных значений финансовых показателей, причем с учетом отраслевой специфики, т. е. для каждой из основных экономических отраслей отдельно [6, с. 25].

Помимо указанного особняком стоит вопрос достоверности документации, изучаемой арбитражным управляющим при составлении заключения о наличии признаков фиктивного или преднамеренного банкротства. Поскольку в настоящий момент законодательно арбитражные управляющие не производят инвентаризацию в период наблюдения, тогда как исходя из самой правовой природы фиктивного и преднамеренного банкротства мы понимаем, что о достоверности бухгалтерской и иной документации говорить о не приходится, вряд ли отчет арбитражного управляющего будет соответствовать реальной ситуации должника.

Безусловно, аналитика продолжается арбитражным управляющим и далее, однако для участников гражданского оборота очень важным ресурсом является время и чем скорее будет выявлен криминальный характер банкротства, тем лучше для всех.

Таких условиях инвентаризация активов должника с участием арбитражного управляющего сможет более полно отразить текущее финансовое состояние должника, а значит, позволит всем участникам банкротного дела более эффективно использовать инструментарий, данный законодательством о банкротстве на более раннем этапе банкротной процедуры, что увеличит ее эффективность в целом.

Литература:

  1. Федеральный закон от 26.10.2002 № 127-ФЗ (ред. от 02.07.2021) «О несостоятельности (банкротстве)» // СПС КонсультантПлюс. URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_39331/ (дата обращения: 10.11.2021).
  2. Временные правила проверки арбитражным управляющим наличия признаков фиктивного и преднамеренного банкротства (утв. постановлением Правительства от 27.12.2004 № 855) // СПС КонсультантПлюс. URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_51004/f5707a19acab62f1f6eaeeff303c72d8c4a002cc/ (дата обращения: 10.11.2021).
  3. Постановление Правительства РФ от 25.06.2003 № 367 «Об утверждении Правил проведения арбитражным управляющим финансового анализа» // Российская Бизнес-газета, № 26, 08.07.2003.
  4. Постановление Арбитражного суда Центрального округа от 25 марта 2015 г № Ф10–2448/2013 по делу № А64–316/2013 // СПС Гарант. URL: https://base.garant.ru/40106219/ (дата обращения: 10.11.2021).
  5. Басалаева Е. В. Инновации в экономическом анализе, бухгалтерском и управленческом учете как формирование нового подхода к финансовому менеджменту // Международный бухгалтерский учет. 2015. № 24 (366). С. 34–45.
  6. Котов В. В. О совершенствовании методики определения признаков фиктивного и преднамеренного банкротства // Вестник МФЮА. 2017. № 2. С. 21–31.
Основные термины (генерируются автоматически): преднамеренное банкротство, управляющий, банкротство, наличие признаков, юридическое лицо, абсолютная ликвидность, гражданский оборот, противный случай, регулярное обновление, финансовый анализ.


Ключевые слова

финансовый анализ, фиктивное и преднамеренное банкротство, платежеспособность должника, коэффициент абсолютной ликвидности
Задать вопрос