Деятельное раскаяние и его уголовно-правовое значение | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 29 января, печатный экземпляр отправим 2 февраля.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №47 (389) ноябрь 2021 г.

Дата публикации: 10.11.2021

Статья просмотрена: 142 раза

Библиографическое описание:

Аббасходжаева, К. В. Деятельное раскаяние и его уголовно-правовое значение / К. В. Аббасходжаева. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2021. — № 47 (389). — С. 147-151. — URL: https://moluch.ru/archive/389/85349/ (дата обращения: 17.01.2022).



Рассматриваемая статья посвящена теоретическим нормам определения критериев истинности раскаяния виновного при принятии правоприменителем правильного решения на стадии производства по уголовному делу. В данной статье освещаются гипотезы и критерии, обозначаются общие вопросы в данной сфере. Верное понимание и выявление обозначенных критериев позволит правоприменителю адекватно оценивать личность преступника и принимать решение на стадии производства по уголовному делу.

Ключевые слова: деятельное раскаяние, уголовная ответственность, уголовное законодательство, смягчающее обстоятельство, уголовное освобождение.

На протяжении многих лет отечественный и зарубежный опыт уголовной юстиции постоянно убеждал, что одними мерами ужесточения наказания не добиться снижения числа совершаемых преступлений и не обеспечить их раскрываемость. Научная новизна с позиции уголовно-правового стимулирования состоит в положительном посткриминальном поведении лица в действующем уголовном законодательстве. Следует отметить следующие тенденции в развитии уголовного законодательства о деятельном раскаянии в советский период: в самом начале формирования советского государства и права не существовало единого уголовного закона, а уголовно-правовые отношения регулировались постановлениями, распоряжениями и другими нормативными актами советских органов власти. Так было и с нормами о деятельном раскаянии, которые появлялись в некоторых правовых документах в зависимости от потребностей.

Если рассматривать исторический аспект, то деятельное раскаяние имело важное значение в период войны и первые послевоенные годы, роль военно-политического и экономического инструмента, необходимость его законодательного наделения и реализации определялась вершинами политической власти, но не интересами членов общества, пострадавших в результате преступления. Конкретная направленность рассматриваемых норм: особое внимание уделялось нормам деятельного раскаяния, реализуемым в отношении лиц, совершивших преступления, связанные с уклонением от дезертирства и взяточничества. Развитие норм деятельного раскаяния как основания освобождения от ответственности или прощения вины было направлено на реабилитацию и восстановление в правах отдельных категорий советских граждан (в послевоенные годы (1946–1952)). Именно в этот исторический период стало чаще появляться выражение «освобождение от ответственности», а не «освобождение от наказания», как раньше, что положило начало формированию самостоятельного уголовно-правового института освобождения от ответственности в целом и послужило толчком для развития деятельного раскаяния как предпосылки освобождения от уголовной ответственности, в частности. На протяжении всего советского периода до 1958 года не существовало общей нормы о деятельном раскаянии как обстоятельстве, смягчающем наказание. С момента законодательного закрепления деятельного раскаяния как обстоятельства, смягчающего наказания, оно реализовано законодателем с учетом двух аспектов: во-первых, оно рассматривается как уголовно-правовая категория, во-вторых, закрепляется морально-психологический признак — искренность раскаяния. Деятельное раскаяние как обстоятельство, смягчающее ответственность, получило возможность дальнейшего развития как самостоятельный институт, поскольку его содержательная часть была конкретизирована, а на законодательном уровне были прописаны предпосылки, наступление которых должно быть обязательным при учете его в качестве данного обстоятельства. Общая норма, содержащая положение о деятельном раскаянии, не появилась в уголовном праве советского периода. Однако, начиная с ноября 1917 года, успешно применялась практика законодательного закрепления специальных оснований освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием за различные виды преступлений. В то же время активно росло количество статей, содержащих упоминание о деятельном раскаянии.

Активное противодействие в постсоветском уголовном законодательстве России (1 января 1991 года — настоящее время), системная дезинтеграция в социально-экономической, социокультурной, политической и правовой сферах, приведшая к распаду СССР, вызвала приостановку функционирования правовых институтов, что в свою очередь потребовало разработки нового законодательства и новой политики в новообразованном государстве, в том числе и уголовного права. Это привело к началу интенсивной работы над проектом Уголовного кодекса Российской Федерации, который должен был учитывать положения и принципы Конституции Российской Федерации, принятой в декабре 1993 года. Президент России 19 октября 1992 года внес первый проект Уголовного кодекса РФ в Верховный Совет Российской Федерации. В нем был широко закреплен институт деятельного раскаяния. Так, статья 57 проекта содержала перечень смягчающих обстоятельств в виде «признания вины, чистосердечного раскаяния, активного содействия раскрытию преступления», а основание для деятельного раскаяния в виде «предотвращения вредных последствий совершенного подсудимым преступления» отсутствовало. Кроме того, впервые в истории российского уголовного права появилась формулировка названия статьи, придающая деятельному раскаянию как основанию освобождения от уголовной ответственности самостоятельное значение, а затем принятая за основу в действующем УК РФ (ст. 70 Проекта — «Освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием лица»). Часть 1 данной статьи предусматривала, что лицо может быть освобождено от уголовной ответственности, если деяние совершено им впервые, преступление не представляет большой общественной опасности (уголовный проступок) или является менее тяжким, после совершения преступления лицо призналось в содеянном и возместило причиненный ущерб. Вторая часть статьи 70, в отличие от первой части, предусматривала, помимо общего освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием, особое условие, изложенное в примечаниях к статьям особенной части. Однако, несмотря на представление такого проекта Президентом, шла активная работа над альтернативными вариантами Уголовного кодекса. Так, в октябре 1994 года в Государственную Думу Российской Федерации были внесены два проекта: президентский и парламентский. Первый из них был разработан на основе проекта 1992 года, второй — на основе альтернативных проектов. Это вызвало необходимость согласования представленных предложений с целью получения единого проекта, отвечающего интересам обеих сторон. Результатом этой работы стали: Во-первых, создание единого Уголовного кодекса Российской Федерации, состоящего из двух частей: общей и особенной. Во-вторых, в качестве оснований деятельного раскаяния как обстоятельства, смягчающего наказание, были закреплены: «явка с повинной, активное способствование раскрытию преступления, изобличению других участников преступления и розыску имущества, приобретенного в результате преступления; оказание медицинской и иной помощи потерпевшему непосредственно после преступления; добровольное возмещение или устранение материального и морального вреда, причиненного преступлением, иные действия направленные на заглаживание вреда, причиненного потерпевшему». Из этого видно, что законодателем детализировано способствование раскрытию преступления путем перечисления его форм (изобличение соучастников, розыск имущества, добытого преступным путем), а также из заглаживания вреда выделено в самостоятельный элемент. По сравнению с Проектом 1992 года существенно изменилось содержание статьи Общей части «Освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием». Увеличилось число статей Особенной части, содержащих примечания со специальным видом освобождения от уголовной ответственности на основании деятельного раскаяния. После длительного обсуждения и согласования, 13 июня 1996 года был принят Уголовный кодекс Российской Федерации. Его ст. 61 содержала перечень обстоятельств, смягчающих наказание, среди которых к деятельному раскаянию можно отнести такие, как явка с повинной, активное способствование раскрытию преступления, изобличению других участников преступления и розыску имущества, добытого в результате преступления (п. «и»); оказание медицинской и иной помощи потерпевшему непосредственно после преступления, добровольное возмещение имущественного ущерба и морального вреда, причиненного преступлением, иные действия, направленные на заглаживание вреда, причиненного потерпевшему (п. «к») По сравнению с Проектом 1992 г. в данный перечень был внесен ряд изменений: способствовало не только раскрытию преступления, но и его расследованию, а также способствование не только изобличению других соучастников, но и их уголовному преследованию (п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ). В статье 75 УК РФ деятельное раскаяние было закреплено как самостоятельное основание освобождения от уголовной ответственности. В ч. 1 ст. 75 УК РФ сформулированы основания освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием: преступление совершено впервые, категория преступления относится к небольшой тяжести. Выполнение ряда действий после совершения преступления: явка с повинной, способствование раскрытию преступления, возмещение причиненного ущерба или иное заглаживание вреда, ч. 2 ст. 75 УК РФ выводила действие института деятельного раскаяния за пределы его Общей части, закрепляя возможность освобождения от уголовной ответственности и за преступления иной категории «при наличии условий, предусмотренных ч. 1 настоящей статьи, и только в случаях, специально предусмотренных соответствующими статьями Особенной части настоящего Кодекса». С момента вступления УК РФ в законную силу и по настоящее время редакции п. «и» ст. 61 и ст. 75 претерпевали изменения и дополнения. Федеральным законом от 08.12.2003 № 162-ФЗ расширена сфера действия части 1 статьи 75 на преступления средней тяжести, а также закреплено новое основание деятельного раскаяния. Позднее, Федеральным законом от 29.06.2009 № 141-ФЗ такое основание деятельного раскаяния, предусмотренного ч. 1 ст. 75 УК РФ как «способствование раскрытию преступления» было заменено на «способствование раскрытию и расследованию преступления». До настоящего времени количество и содержание оснований деятельного раскаяния, предусмотренного ч. 1 ст. 75 УК РФ, более не изменялись. Были внесены лишь стилистико-лингвистические поправки в виде изменения формулировки такого основания деятельного раскаяния как «возмещение ущерба и заглаживание вреда». В действующей редакции ч. 1 ст. 75 УК РФ указанное основание изложено следующим образом: «возместило ущерб или иным образом загладило вред, причиненный этим преступлением». Изменения коснулись лишь ч. 2 ст. 75 УК РФ единожды. Федеральным законом от 27.07.2006 № 53-ФЗ из нее была исключена формулировка «при наличии условий, предусмотренных ч.1 настоящей статьи» (что, на наш взгляд, расширило сферу действия данной статьи), а также диспозитивная норма была заменена императивной, так как законодатель предусмотрел обязательный характер освобождения от уголовной ответственности в соответствии с ч. 2 ст. 75 УК РФ, заменив словосочетание «может быть освобождено» на «освобождается». Проанализировав содержание примечаний об освобождении от уголовной ответственности к статьям Особенной части УК РФ, мы пришли к выводу, что в настоящее время более 30 из них содержат специальное основание освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием. При этом важно отметить, что большое количество составов с подобными примечаниями было введено законодателем за последние несколько лет. В настоящем Уголовном кодексе закреплена норма (ст. 75), предусматривающая освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием. Лицо, впервые совершившее преступление небольшой тяжести, может быть освобождено от уголовной ответственности, если после совершения преступления: 1) добровольно явилось с повинной, 2) способствовало раскрытию преступления, 3) загладило причиненный в результате преступления вред.

Некоторые составы преступлений предусматривают смягчение ответственности и освобождение от нее для лиц, являющихся с повинной, возмещающих причиненный ущерб, способствуют выявлению и изобличению других участников преступления, и розыску имущества, добытого преступным путем. В данном случае, деятельное раскаяние относится к одному из видов положительного, поощряемого законом поведения лица, совершившего преступление. Из этого следует, что одним из условий результативного применения новых для нашего уголовного закона норм является исследование персонального поведения лиц, совершивших преступление. Рассматриваемое поведение лица может быть либо преступным, либо правомерным как до его, так и после совершения.

Вместе с этим значение деятельного раскаяния и сущность его, причины его возникновения и механизмы, особенности методики доказывания и оценки юридически значимого обстоятельства по уголовным делам изучены не в полной мере и недостаточно детально освещены в профессиональной литературе.

Не имея научно обоснованных рекомендаций, следователи и прокуроры в большинстве случаев испытывают затруднения в доказывании и правовой оценке деятельного раскаяния, допускают тактические ошибки при выявлении психологических и нравственных мотивов деятельного раскаяния, а оперативные сотрудники и следователи периодически нарушают требование закона в связи с применением запрещенных средств и способов получения «чистосердечного признания».

Деятельное раскаяние включает смягчающие обстоятельства, предусмотренные ст. 61 УК РФ, каждое из которых, в соответствии со ст. 68 УК РСФСР, подлежит обязательному доказыванию.

Однако изучение практики показало, что в ходе досудебного расследования и в суде не всегда уделяется должное внимание установлению этих обстоятельств. В уголовных делах доказательства собираются в основном для обвинения, а доказательства, оправдывающие обвиняемого, смягчающие его ответственность и свидетельствующие о его деятельном раскаянии, игнорируются.

Как правило, в уголовных делах не хватало информации о проявлении раскаяния подозреваемыми, обвиняемыми. В материалах обвинительного заключения отсутствует анализ фактических данных об их деятельном раскаянии, не дана правовая оценка этому обстоятельству. Такие тенденции, ошибки, заблуждения во многом обусловлены слабым научно-методическим обеспечением следственной и судебной практики.

Очень важное место среди обстоятельств, смягчающих наказание, отводится раскаянию лица, совершившего преступление. Вариант деятельного раскаяния, предполагающий определенные физические усилия по активному содействию возмещению причиненного ущерба, прямо закреплен в уголовном законе как обстоятельство, смягчающее наказание (п. «и, к» ч. 1 ст. 61 УК РФ), а также как одно из оснований освобождения от уголовной ответственности (ст. 75 УК РФ). Важным элементом структуры досудебного соглашения о сотрудничестве является также деятельное раскаяние, которое подразумевает активные усилия виновного, направленные на раскрытие и преследование преступления, возмещение ущерба, привлечение к ответственности виновных. С его помощью реализуются такие принципы, как гуманизм, справедливость, индивидуализация в уголовном праве.

Помимо деятельного раскаяния, суд на практике учитывает в качестве смягчающего обстоятельства и раскаяния акт самоосуждения, когда человек, осознавая противоправность собственного поведения, открыто заявляет об этом в ходе судебного разбирательства. Наличие такого раскаяния учитывается по ч. 2 ст. 61 УК РФ как «иное», т. е. не предусмотренное законом, смягчающее обстоятельство.

Учет раскаяния как смягчающего обстоятельства часто приводит к смягчению наказания, условному приговору, освобождению от наказания.

Такие юридически значимые последствия налагают на суд необходимость тщательного анализа аргументов относительно правдивости раскаяния, как активного, так и акта самообвинения. Для оценки подлинности раскаяния, безусловно, важны критерии, по которым можно делать выводы.

Следовательно, представляется важным различать в структуре покаяния его внутреннюю и внешнюю составляющие. При этом под внутренним компонентом, на мой взгляд, следует понимать реальное состояние осуждения собственного проступка, осознание неправомерного, прошлого противоправного поведения, а под внешним — заявление о самооговоре, высказанное потерпевшему, органам предварительного следствия и суду.

Простое внешнее заявление о раскаянии, лишенное сути, не имеет абсолютно никакого значения для справедливого судебного разбирательства. Это диктуется только желанием человека смягчить ответственность или вообще избежать ее. В то же время оно не представляет ценности для общества и государства, поскольку ложное раскаяние не способствует достижению целей, поставленных перед уголовным законом. В судебной практике нередки случаи, когда лица, ведущие преступный образ жизни, при привлечении к ответственности выражают «искреннее раскаяние», признают свою вину и открыто заявляют о намерении не повторять подобных действий в будущем. В этих обстоятельствах включение раскаяния в качестве смягчающего обстоятельства маловероятно, так как это лишь внешнее раскаяние, не имеющее существенной внутренней основы.

Как правило, наличие внешней стороны раскаяния не вызывает сомнений. Устное или письменное заявление лица о выражении раскаяния, зафиксированное в показаниях, в протоколе следственных действий или в судебном заседании, очевидно и не требует отдельного обсуждения. Внутреннее раскаяние, которое действительно отражает состояние человека, осознавшего противоправность собственного поведения, — это совсем другое дело.

В связи с этим возникает сложный вопрос о критериях, по которым суд мог бы сделать выводы о подлинности раскаяния, о наличии важной внутренней стороны самооправдания, ведущей к цели исправления лица и предупреждения повторного преступного поведения.

Оценка внутренних убеждений человека представляется очень сложным процессом. К сожалению, ложь, так прописавшаяся в человеческой природе, часто бывает завуалированной, прикрытой множеством внешних атрибутов, и ее довольно трудно обнаружить. По мнению Т. Б. Гусева, «оправдание лжи» часто направлено на «обеление с целью смягчения наказаний». Однако эти трудности не должны оттолкнуть исследователя от поставленного вопроса, поскольку выявление правдивости покаяния, как отмечалось выше, очень важно. Рассмотрим данный вопрос и возможные пути его решения.

Представим в качестве гипотезы обстоятельства, по которым, на мой взгляд, следует оценивать истинность раскаяния человека.

Во-первых, необходимо обратить внимание на отсутствие рецидивов, особенно так называемых особых рецидивов, когда человек совершает те же общественно опасные деяния, то есть ведет преступный образ жизни. Здесь важно обратить внимание на предыдущие судебные приговоры. Если кто-то постоянно совершает подобные преступления, а когда принимается решение привлечь его к ответственности, он «искренне» раскаивается, то очевидно лишь его желание смягчить свою ответственность.

Во-вторых, истинному раскаянию всегда предшествует признание вины и желание помочь раскрыть преступление и расследовать уголовное дело, дать правдивые показания, раскрыть истинную мотивацию преступного поведения. Скорее, неоднократное изменение показаний или пассивное поведение человека свидетельствует о вынужденном раскаянии, выраженном только для того, чтобы предотвратить возможность отягчающего наказания.

В-третьих, очень важно чистосердечное признание. Подлинным и искренним раскаянием вряд ли можно назвать такой самооговор, который выражается под воздействием внешних факторов, к которым могут относиться, в частности, показания других соучастников, предъявление доказательств, изобличающих виновного, и более сурового наказания.

В-четвертых, это извинение перед пострадавшей стороной, стремление изменить ситуацию к лучшему, исправление совершенных ошибок, также свидетельствуют о чистосердечном признании и раскаянии.

Исходя из изложенного, можно утверждать, что истинным раскаянием лица, совершившего преступление, следует считать такое, которое основано на полном признании вины, сделанном добровольно без внешнего принуждения и состоящем из сочетания внутреннего искреннего сожаления о совершенном деянии и внешнего заявления о нем, сопровождаемого желанием исправить допущенные ошибки и помочь государственным органам как можно быстрее и объективнее разрешить уголовное дело.

Резюмируя все вышесказанное мною можно сделать следующее выводы. Впервые в истории всего уголовного законодательства России в УК РФ 1996 года получил закрепление термин «деятельное раскаяние», а его институт приобрел статус самостоятельного и юридическое значение как комплексный, с учетом многолетнего исторического опыта его развития, а также с учетом общепризнанных принципов и норм международного права. Исчезли типичные для советского государства формы участия общественности в реализации уголовной политики освобождение от уголовной ответственности с передачей дела в товарищеский суд или с передачей лица на поруки. По сравнению с законодательством прошлых лет в УК РФ 1996 г. увеличен и конкретизирован перечень оснований, составляющих деятельное раскаяние, наличие которых обуславливает возможность его применения, а также увеличено число статей, содержащих специальные нормы о деятельном раскаянии.

Литература:

  1. Артамонов А. Н. Прекращение уголовного дела (уголовного преследования) в связи с отсутствием события преступления, отсутствием в деянии состава преступления, непричастностью подозреваемого или обвиняемого к совершению преступления // Законодательство и практика. 2015. N 1.
  2. Благов Е. В. Освобождение от уголовной ответственности (размышления о проблемах и их преодолении) / Е. В. Благов. Москва: Юрлитинформ, 2018.
  3. Вандышев В. В. Уголовный процесс. Общая и Особенная части: Учебник для юридических вузов и факультетов. М.: ВолтерсКлувер, 2010.
  4. Взаимосвязь уголовного и уголовно-процессуального права / Под общей редакцией М. Б. Костровой. Москва: Проспект, 2014.
  5. Воскобитова Л. А. Возбуждение и прекращение уголовного дела, анализ следственной практики // Уголовное судопроизводство. 2010. N 2.
  6. Заключение ПУ Аппарата ГД ФС РФ от 16.02.2016 N 2.2–1/710 «По проекту Федерального закона N 953369–6 «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации по вопросам совершенствования оснований и порядка освобождения от уголовной ответственности» (первое чтение) // СПС «КонсультантПлюс».
  7. Лунеев В. В. Преступность XX века. Мировые, региональные и российские тенденции. М.: Норма, 1997.
  8. Макеева И. В. Прекращение уголовных дел по уголовно-процессуальному законодательству Российской Федерации и Украины // Международное уголовное право и международная юстиция. 2013. N 6.
  9. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27.06.2013 N 19 «О применении судами законодательства, регламентирующего основания и порядок освобождения от уголовной ответственности» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2013. N 8.
  10. Пояснительная записка «К проекту Федерального закона «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации по вопросам совершенствования оснований и порядка освобождения от уголовной ответственности» // http://asozd.duma.gov.ru.
  11. Рыжаков А. П. Прекращение уголовного дела: новое основание // СПС «КонсультантПлюс», 2016.
  12. «Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» от 18.12.2001 N 174-ФЗ (ред. от 01.07.2021).
Основные термины (генерируются автоматически): деятельное раскаяние, уголовная ответственность, УК РФ, преступление, раскрытие преступления, Российская Федерация, смягчающее обстоятельство, заглаживание вреда, основание освобождения, результат преступления.


Задать вопрос