Запрет определенных действий в системе мер пресечения | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 29 января, печатный экземпляр отправим 2 февраля.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №46 (388) ноябрь 2021 г.

Дата публикации: 15.11.2021

Статья просмотрена: 1 раз

Библиографическое описание:

Нечуя, Ю. Л. Запрет определенных действий в системе мер пресечения / Ю. Л. Нечуя. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2021. — № 46 (388). — С. 205-207. — URL: https://moluch.ru/archive/388/85453/ (дата обращения: 17.01.2022).



Статья направлена на анализ актуальных проблем практики применения меры пресечения в виде запрета определенных действий, в качестве поиска границ вмешательства государства в права и свободы граждан.

Рассмотрены актуальные вопросы правового регулирования в области запрета определенных действий, а именно применение данных мероприятий как дополнительной меры пресечения, а также сроке действия применяемой меры пресечения, рассмотрены виды их решения.

Ключевые слова: уголовное судопроизводство, мера пресечения, запрет определенных действий, срок применения запрета определенных действий.

The article is aimed at analyzing topical problems of the practice of applying a preventive measure in the form of a prohibition of certain actions, as a search for the boundaries of state interference in the rights and freedoms of citizens.

Topical issues of legal regulation in the field of prohibition of certain actions, namely the use of these measures as an additional preventive measure, as well as the duration of the applied preventive measure, are considered, the types of their solution are considered.

Keywords: criminal proceedings, preventive measure, prohibition of certain actions, the period of validity of the prohibition of certain actions.

На сегодняшний день остро стоит вопрос поиска границ вмешательства государства, которое обладает присущими ему инструментам власти, в права и свободы граждан, а также в область их личных интересов, при открытом вопросе виновности гражданина. Поэтому расширение области мер пресечения, ориентированных на предоставления порядка уголовного правосудия и профилактики неправомерных действий от подозреваемого, категории обвиняемого или подсудимого, дает право выбора соответствующего реагирования органов, выполняющих уголовное преследование.

Бесспорно, выбор и осуществление разного рода мер пресечения ограничивает права и свободы данные конституцией Российской Федерации, а именно ограничивает права на свободу перемещения, личную неприкосновенность и выбор места жительства. Таким образом, на уровне законодателя должна сформироваться весомая база по отношению к правоприменителю по предоставлению обширного списка мер пресечения, учитывающие обстоятельства дела, а также индивидуальные данные о гражданине, в отношении которого применяется мера пресечения, для обеспечения соблюдения принципа разумности материальной и процессуальной экономии. Важным и открытым вопросом, по сегодняшний день, остается то обстоятельство, что государство, в процессе реализации своих властных полномочий, а также при использовании своих инструментов защиты интересов своего населения, должно выполнять функции недопущения причинения излишних страданий гражданам, а особенно не признанным виновными при вступлении в законную силу приговора суда.

Федеральный закон № 72 от 18.04.2018 «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации в части избрания и применения мер пресечения в виде запрета определенных действий, залога и домашнего ареста» регламентирует в уголовно-процессуальном кодексе РФ изменения большого спектра относительно мер пресечения и указывает на поиск государством рационального механизма в определении соответствующей меры пресечения и определении характера, связанного с этими ограничениями. Введение изменений в данном законе привели к необходимости проведения правового исследования данных обстоятельств, далее более подробно рассмотрим некоторые из них.

Согласно ст. 105.1 УПК РФ, мера пресечения как запрета определённых действий ведет к появлению трудности ее применения в уголовном производстве. Проведя анализ нормативно-правовой литературы и материалов по судебным практикам в данной сфере исследования, пришли к выводу, что информация сравнительно немногочисленна и заслуживает полноценного исследования.

Отметим, что потребность в расширении спектра мер пресечения рассматривается в научных и методических литературных источниках, что обосновывается малой эффективностью мер пресечения, представленных в УПК РФ [1, с. 21–24]. Следует подчеркнуть, что только при абсолютно точном подборе меры пресечения следует понимать положительный результат ее исполнения, т. е. мы может утверждать, что произошло воспрепятствование правовому поведению участника уголовно-правового процесса и в тоже время, применение соответствующего уровня ограничения прав личности. Автор монографий и публикаций по данной тематике Н. А. Андроник, в своих работах, справедливо отмечает, то обстоятельство, что следователи зачастую склоняются в сторону принятия решения о применении двух мер пресечения, а именно: заключение под стражу и подписка о невыезде и надлежащем поведении [2, с. 32; 3, с. 3]. Данный факт описан и в пояснительной записке к законопроекту о введении новой меры пресечения, так как домашний арест или залог не стал достойной альтернативой заключению под стражу, и опираясь на статистические данные, именно самой применяемой мерой пресечения, принимаемой по решению суда, является заключение под стражу [7].

Еще до принятия ФЗ № 72 от 18.04.2018 «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации в части избрания и применения мер пресечения в виде запрета определенных действий, залога и домашнего ареста» в законодательстве существовало семь мер пресечения (ст. 98 УПК РФ), причем две из них применимы только в отношении определённых субъектов:

– ч. 1 ст. 104 УПК РФ осуществление наблюдения командования воинской части за подозреваемым или обвиняемым осуществляется только в отношении военнослужащего, или в отношении гражданина, проходящего военные сборы;

– ч. 1 ст. 105 УК РФ присмотр возможен только за несовершеннолетним подозреваемым, обвиняемым.

Расширение практики применения мер пресечения, выступающим альтернативой заключению под стражей, носит положительный эффект в результате минимизации статьи расходов государства на содержание подозреваемых и обвиняемых под стражей, а также уменьшения случаев возмещения вреда, при нарушении прав личности, находящейся под стражей, увеличение практики использования в качестве меры залога с установлением запрета совершения определенных действий.

Проанализируем некоторые приоритетные проблемы правового регулирования запрета определенных действий.

Опираясь на ч. 1 ст. 97 УПК РФ при проведении производства по делу с полным набором достаточных оснований в отношении обвиняемого, избирают только одну меру пресечения. Однако согласно ст. 105.1 УПК РФ применяется избрание таких мер пресечения как домашний арест или залог в качестве дополнительных обязанностей соблюдения одного или нескольких запретов. Остается фактом, что описанные нормы друг другу противоречат.

ФЗ № 72 от 18.04.2018 позволяет констатировать, что новая мера пресечения применима не только в качестве основной, но и в качестве дополнительной.

Перед правоприменительной практикой в настоящее время возникает дилемма: с одной стороны, в целях повышения эффективности действия в определенных случаях рациональным являлось бы сочетанное применение нескольких мер пресечения (в порядке ч. 1.1 ст. 97 УПК РФ), с другой стороны — такое решение противоречит положениям ч. 1 ст. 97 УПК РФ.

Данное существенное противоречие, изначально заложенное законодателем, до его разрешения будет сдерживать правоприменителей в избрании нескольких мер пресечения.

Представляется, что исключение из ч. 1 ст. 97 УПК РФ положения о возможности избрания лишь одной из предусмотренных в УПК РФ мер пресечения, будет способствовать наиболее адекватному реагированию со стороны органов, осуществляющих производство по делу, и соответственно выбору одной или нескольких мер пресечения. Вариативность принятия решения в этом случае будет способствовать дальнейшей гуманизации уголовного судопроизводства и индивидуализации подхода к лицу, вовлеченному в уголовно-процессуальные правоотношения в качестве подозреваемого, обвиняемого или подсудимого.

Нельзя обойти вниманием и вопросы срока применения запрета определенных действий. Так, согласно ч. 10 ст. 105.1 УПК РФ срок применения запрета, предусмотренного п. 1 ч. 6 ст. 105.1 УПК РФ (запрет выходить в определенные периоды времени за пределы жилого помещения, в котором подозреваемый или обвиняемый проживает в качестве собственника, нанимателя либо на иных законных основаниях) устанавливается и продлевается судом в соответствии со ст. 109 УПК РФ. При этом законодатель указывает о том, что следует учитывать особенности, определенные этой нормой, а сам срок начинает течь с момента вынесения судом решения об установлении запрета и ставится в зависимость от категории преступления, по которому ведется производство: данный срок не может превышать следующие сроки:

– по уголовным делам о преступлениях небольшой и средней тяжести — 12 месяцев;

– по уголовным делам о тяжких преступлениях — 24 месяца;

– по уголовным делам об особо тяжких преступлениях — 36 месяцев.

Таким образом, длительность применения данного вида запрета зависит от характера и степени общественной опасности преступления, а по своей продолжительности запрет определенных мер действия явно превышает сроки, предусмотренные уголовно-процессуальным законом для других мер пресечения. В отличие от ч. 5 ст. 162 УК РФ, предусматривающей возможность продления срока предварительного следствия свыше 12 месяцев только по уголовному делу, расследование которого представляет особую сложность, и лишь в исключительных случаях, ч. 10 ст. 105.1. УПК РФ о каких–либо критериях сложности уголовного дела не упоминает. В этом аспекте системное толкование норм уголовно-процессуального закона позволяет высказаться о 83 существенных противоречий новелл иным положениям уголовно-процессуального закона, в том числе, положениям принципа уголовного судопроизводства, предусмотренным ст. 6.1 УПК РФ. Изначально ориентируя всех участников уголовно-процессуальных правоотношений на то, что производство по уголовному делу должно осуществляться в разумный срок, законодатель, вводя изменения вышеуказанным Федеральным законом № 72-ФЗ, предполагает возможность применения запрета определенных действий как меры пресечения в срок, в разы превышающий установленный срок расследования, предусмотренный в ст. 162 УК РФ.

Резюмируя изложенное, следует отметить, что анализ лишь двух проблем изменений уголовно-процессуального закона, внесенных Федеральным законом № 72–ФЗ, выявил противоречия как внутри отдельной нормы (ст. 97 УПК РФ), так и противоречие ч. 10 ст. 105.1 УПК РФ другим положениям уголовно-процессуального закона. В свою очередь это потребует соответствующей реакции со стороны законодателя, и не может быть устранено в ходе применения новой меры пресечения. Вместе с тем, смеем надеяться, что тот потенциал, который был заложен разработчиками соответствующего законопроекта, сможет быть реализован после своевременного совершенствования, а новеллы будут востребованы на практике.

Литература:

  1. Воронов Д. А. Запрет определенных действий в рамках залога, домашнего ареста и новой меры пресечения // Российский судья. — 2017. — № 3. — С. 21–24.
  2. Андроник Н. А. Теоретико-правовые аспекты эффективности мер пресечения // Вестник Калининградского филиала Санкт-Петербургского университета МВД России. — 2017. — № 4 (46). С. 31–33.
  3. Андроник Н. А. Эффективность мер пресечения, избираемых по судебному решению в уголовном судопроизводстве России: монография. — Екатеринбург: Уральский юридический институт МВД России, 2016. — 88 с.
  4. Новикова Е. А., Черкасова Е. А., Лакеева Е. В. Запрет определенных действий как мера пресечения в уголовном судопроизводстве // Социально-политические науки. — 2018. — № 3. — С. 165–167.
  5. Николаева М. И. Новая мера пресечения «запрет определенных действий» в уголовном процессе России // Вестн. Владим. юрид. ин-та. — 2018. — № 2 (47). — С. 117–123.
  6. Чернова С. С. Новая мера пресечения в уголовно-процессуальном законодательстве Российской Федерации // Юридическая наука и правоохранительная практика. — 2018. — № 3 (45). — С. 103–110.
  7. Пояснительная записка «К проекту Федерального закона «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации (в части избрания и применения мер пресечения в виде залога, запрета определенных действий и домашнего ареста)». Паспорт проекта Федерального закона № 900722-6 // СПС «Консультант плюс». Дата доступа 10.11.2021.
Основные термины (генерируются автоматически): РФ, мера пресечения, вид запрета, действие, домашний арест, мера, пресечение, Российская Федерация, уголовное судопроизводство, УК РФ.


Ключевые слова

уголовное судопроизводство, мера пресечения, запрет определенных действий, срок применения запрета определенных действий
Задать вопрос