Основные конституционные права и свободы человека и гражданина как объекты защиты при проведении оперативно-розыскных мероприятий | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 5 февраля, печатный экземпляр отправим 9 февраля.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №44 (386) октябрь 2021 г.

Дата публикации: 31.10.2021

Статья просмотрена: 12 раз

Библиографическое описание:

Емеров, Д. В. Основные конституционные права и свободы человека и гражданина как объекты защиты при проведении оперативно-розыскных мероприятий / Д. В. Емеров. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2021. — № 44 (386). — С. 103-105. — URL: https://moluch.ru/archive/386/85052/ (дата обращения: 26.01.2022).



Ключевые слова: гражданин, оперативно-розыскная деятельность, лицо, мероприятие, проведение, сотрудник.

Каждая государственная деятельность должна быть правомерной, то есть должна соответствовать принципу законности. В настоящее время преступность является одним из значимых дестабилизирующих факторов, приобретает всеобъемлющий характер реальной угрозы безопасности не только гражданам РФ, но и безопасности РФ в целом. Именно этот фактор обязывает органы внутренних дел, а точнее их оперативные подразделения, проводить оперативно-розыскные мероприятия (далее — ОРМ), направленные на контроль противодействия и раскрытия преступных деяний, посредством осуществления этих мероприятий с помощью гласных и не гласных сил, средств и методов, в целях выявления, предупреждения и пресечения преступлений, выявления латентных преступных деяний, розыска лиц, а также лиц, подготавливающих, совершающих и совершивших преступные деяния, выявление информации, представляющей угрозу экономической, информационной и военной безопасности РФ.

Обеспечение прав личности при проведении ОРМ напрямую зависит от правильного понимания всеми правоприменителями, включая оперативных сотрудников, следователей, прокуроров и судей, сущности и содержания разрешенных к применению ОРМ, адекватного восприятия ими использованных в законе правовых категорий и терминов. При этом действия сотрудников оперативно-розыскных служб должны не только соответствовать закону, но и быть гармонично согласованы с основными конституционными положениями.

Деление ОРМ по признаку ограничения конституционных прав граждан представляется нам не вполне корректным, поскольку большинство ОРМ в той или иной степени ограничивают конституционные права лиц, в отношении которых они проводятся. Так, при опросе, наведении справок, наблюдении и оперативном внедрении могут собираться, в том числе, сведения, входящие в сферу частной жизни гражданина, а при сборе образцов для сравнительного исследования, проведении проверочной закупки и оперативного эксперимента может ограничиваться право на личную неприкосновенность и достоинство личности. Судебное же решение является необходимым условием ограничения двух конкретных прав, гарантированных ч. 2 ст. 23 и ст. 25 Конституции РФ [1]. Таким образом, критерием разграничения выделенных двух категорий ОРМ будут выступать не ограничение конституционных прав в целом, а условия проведения ОРМ.

Следует заметить, что при решении вышеуказанных задач при проведении ряд ОРМ затрагивают или ограничивают на определенный срок конституционные права граждан, в отношении которых проводятся данные ОРМ. До 90-х годов ХХ века порядок проведения оперативно-розыскных мероприятий устанавливался приказами и инструкциями, которые носили гриф «секретно». Это вызывало неудобства с точки зрения использования приобретенной информации в ходе ОРМ при доказывании, что оставляло негативный отпечаток для расследования уголовных дел.

Сегодня под защиту прав в рамках такой деятельности попадают лица, чьи права и свободы непосредственно затрагиваются при проведении проверочных мероприятий. И такими лицами не всегда являются потенциальные преступники. Бесспорно, работа сотрудников, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность (далее — ОРД), направлена на борьбу с преступностью. Несмотря на такую потребность, оперативники, должны четко соблюдать Конституция РФ, требования уголовно-процессуального, оперативно-розыскного законодательств, соблюдать права граждан при проведении оперативно-розыскных мероприятий. Статья 125 УПК РФ предоставляет гражданам право обжаловать в судебном порядке действия сотрудников органов, осуществляющих ОРД, если в процессе ОРМ были нарушены их личные права без соответствующих оснований.

Ограничения в правах сопровождают граждан, которые, так или иначе, стали субъектом проведения ОРМ. Так, для установления лица, совершившего преступление, сотрудники, которые полномочны проводить ОРМ, вправе проверять причастность каждого лица, которое находилось на месте происшествия или в близкой связи с подозреваемым. Законодатель предоставил право гражданам, по мнению которых оперативные сотрудники нарушили их права, обжаловать их действия и решения.

К сожалению, довольно часто возникают проблемы, следствием которых является поток жалоб в Конституционный Суд РФ. Поводом для многочисленных жалоб граждан является отсутствие законодательного закрепления некоторых ОРМ, порядка их проведения. В материалах конституционных жалоб встречаются неединичные факты ошибочных предположений о характере преступной деятельности лиц, на прослушивание телефонных переговоров которых бралось судебное разрешение, когда, например, лицо подозревалось в подготовке и совершении экономических преступлений, а затем привлекалось к ответственности за незаконный оборот наркотиков. К основаниям проведения ОРМ Закона «Об оперативно-розыскной деятельности» [2] отнес сведения о признаках преступной деятельности, недостаточные для возбуждения уголовного дела, а потому требующие своего подтверждения и уточнения. Но это не освобождает инициаторов прослушивания телефонных переговоров от обязанности обосновывать свои ходатайства, а суд выносить мотивированное решение на основе исследования представленных материалов. Привлечение же лица к ответственности не за то преступление, в котором оно подозревалось при получении судебного разрешения на прослушивания телефонных переговоров, не свидетельствует о необоснованности проведения ОРМ при условии, что фактически совершенное преступление относится к категории средней тяжести, тяжких или особо тяжких, для раскрытия которых допускается прослушивания телефонных переговоров.

Важное значение для обеспечения прав личности в процессе прослушивания телефонных переговоров имеет установление разумного срока его проведения который, как установлено в ч. 6 ст. 9 Закона «Об оперативно-розыскной деятельности» не может превышать шести месяцев, если иное не указано в самом постановлении. Такая законодательная формулировка представляется недостаточно определенной, поскольку в ходе наших исследований приходилось сталкиваться с попытками некоторых правоприменителей расширительно истолковывать ее как возможность установления судом срока прослушивания телефонных переговоров, превышающего шесть месяцев, хотя такой подход противоречит общепринятому толкованию [4, с. 67].

В случаях, когда в ходатайстве органа, осуществляющего ОРД, запрашивается максимальный (или близкий к таковому) срок для проведения ОРМ, то он должен быть обоснован как с точки зрения его разумности, так и с позиции необходимости. Судами часто выносятся постановления со сроком действия менее шести месяцев, когда нет необходимости в длительном проведении ОРМ, или орган, ходатайствующий о проведении ОРМ, просит о меньшем сроке, требуемом для проведения ОРМ.

Вместе с тем, не будет абсолютно верным решением запретить оперативным работникам проводить негласные ОРМ в целях недопущения нарушений, поскольку необходимость таких мероприятий доказана временем, не всегда можно решить задачи по раскрытию преступлений только гласными мероприятиями. Как правило, нарушения прав граждан допускаются ввиду низкой профессиональной подготовки сотрудников, по причине слабых знаний законодательства сотрудниками и ненадлежащего контроля со стороны руководства. Немаловажным моментом является надлежащее оформление документов, которые должны составлять в строгом соблюдении норм законодательства, в противном случае ОРМ может быть признано незаконным.

Рассуждая о необходимости реализации прав и свобод человека и гражданина при осуществлении ОРД, важно отметить, что, обладая в своем арсенале весьма широкими полномочиями и имея возможность объективно влиять на оперативную обстановку на закрепленном участке правоохранительной работы, оперативники не должны злоупотреблять ни законодательно обеспеченными возможностями, ни рычагами влияния на оперативную обстановку все осуществляемые ими действия должны подчиняться исключительно указанной в ст. 1 Закона «Об оперативно-розыскной деятельности» цели — борьбе с преступностью. Не секрет, что собранная оперативным путем информация, касающаяся определенных граждан, зачастую носящая персональный или даже конфиденциальный характер, при недобросовестном, преступном отношении к осуществляемым должностным обязанностям может быть «монетизирована», что может составлять достаточно большой соблазн для сотрудника при наличии у него определенных изъянов в правовой культуре и правосознании [5, с. 25].

Очень важным моментом в контексте обеспечения принципа соблюдения прав граждан в процессе осуществления ОРД является предусмотренная законодательством возможность официального прекращения материалов оперативного учета. Это должно происходить во всех случаях, когда результаты проведенной оперативной проверки с достаточной долей вероятности свидетельствуют о том, что подозреваемый в противоправной деятельности гражданин ею на самом деле не занимался, и все подозрения с гражданина должны быть сняты. Кроме того, установлены предельные сроки хранения для дел оперативного учета, бессрочность хранения подобных материалов недопустима.

Гражданин, полагающий, что его гарантированные Конституцией РФ права были нарушены в результате производства ОРМ, обладает правом обратиться с жалобой на действия оперативных сотрудников непосредственно к руководителю органа, осуществившего ОРМ; к прокурору, осуществляющему надзорные полномочия над органом, реализовавшим незаконные, с точки зрения гражданина, оперативные мероприятия, нарушившие гарантированную неприкосновенность его права; в судебные органы для признания произведенного ОРМ незаконным и привлечения виновных должностных лиц к установленной законом ответственности. Однако, несмотря на повышение уровня правовой грамотности населения, существенно расширенную законодательством возможность обжалования незаконных действий сотрудников оперативного аппарата, заметную трансформацию менталитета россиян в целом, случаи жалоб со стороны граждан на нарушение их прав в процессе реализации ОРМ встречаются на практике очень редко [3, с. 19].

Если при судебном рассмотрении жалобы гражданина на действия оперативных сотрудников будет установлена их безусловная виновность в нарушении права, гражданину может быть возмещен моральный и материальный вред. Процедура возмещения предусматривает выплату компенсации за счет средств бюджета Российской Федерации, причем важно отметить, что ответчиком в таких случаях выступает не конкретный сотрудник, причинивший своими действиями вред гражданину, а непосредственно орган, в котором работает оперативник (ст. 1069 Гражданского кодекса РФ). Там же нормативно закреплены условия возмещения морального вреда: учитывается степень, характер причиненных физических или моральных страданий; предельно внимательно судом рассматриваются все обстоятельства причинения указанных страданий. Важно отметить, что актуальная судебная практика уже содержит прецеденты удовлетворения заявленных исков к сотрудникам оперативных аппаратов правоохранительных органов.

Литература:

  1. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993 с изменениями, одобренными в ходе общероссийского голосования 01.07.2020) // Российская газета, 4 июля 2020 г., № 144. — Текст: непосредственный.
  2. Федеральный закон от 12.08.1995 № 144-ФЗ (ред. от 01.07.2021) «Об оперативно-розыскной деятельности» // Российская газета, N 160, 18.08.1995. — Текст: непосредственный.
  3. Давыдов, Я. В. Оперативно-розыскная деятельность. Конспект лекций / Я. В. Давыдов. — М.: Приор, 2008. — 82 c. — Текст: непосредственный.
  4. Сальников, В. П. Оперативно-розыскные мероприятия на каналах связи (правовой анализ) / В. П. Сальников. — СПб.: Фонд Университет, 2005. — 256 c. — Текст: непосредственный.
  5. Шатохин, И. Д. Решения Конституционного Суда Российской Федерации, связанные с нарушением прав граждан при осуществлении оперативно-разыскных мероприятий / И. Д. Шатохин. — Барнаул: БЮИ МВД России, 2015. — 47 c. — Текст: непосредственный.
Основные термины (генерируются автоматически): гражданин, оперативно-розыскная деятельность, проведение, Конституция РФ, лицо, мероприятие, сотрудник, оперативная обстановка, оперативный учет, судебное разрешение.


Задать вопрос