Насилие, не опасное для жизни или здоровья, а также угроза его применения как квалифицирующий признак грабежа: теоретические и практические аспекты | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 29 января, печатный экземпляр отправим 2 февраля.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №43 (385) октябрь 2021 г.

Дата публикации: 23.10.2021

Статья просмотрена: 12 раз

Библиографическое описание:

Полохина, А. О. Насилие, не опасное для жизни или здоровья, а также угроза его применения как квалифицирующий признак грабежа: теоретические и практические аспекты / А. О. Полохина. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2021. — № 43 (385). — С. 139-142. — URL: https://moluch.ru/archive/385/84890/ (дата обращения: 18.01.2022).



Ключевые слова: грабеж, не опасное насилие для жизни, не опасное насилие для здоровья, угроза применения насилия, разбой.

На сегодняшний день грабеж остается тем составом преступления, который встречается довольно-таки часто на практике. Немалое количество лиц ежегодно обращаются с соответствующими заявлениями о преступлении в правоохранительные органы по факту грабежей. Хоть, согласно статистическим данным МВД РФ, за период 2020 года происходило заметное снижение количества преступлений, предусмотренных ст. 161 УК РФ, указанное преступление все еще встречается достаточно часто, о чем свидетельствуют соответствующие статистические данные. Так, в 2020 году было совершено 38,4 тысячи указанного состава преступлений [4].

Одним из, пожалуй, наиболее спорных вопросов, требующих пристального внимания и изучения, является грабеж с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия. Также по ч. 2 ст. 161 УК РФ как по основной статье за период 2020 года было осуждено 9 700 человек, при этом 4 583 из них имели неснятые и непогашенные судимости на момент рассмотрения уголовного дела судом, что можно констатировать из сведений Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации [5]. Это свидетельствует также о частоте совершаемого преступления в том числе лицами, ранее подвергнутыми уголовному наказанию за аналогичные деяния.

В связи с изложенным, на практике возникают трудности в рамках ст. 161 УК РФ при определении наличия, либо отсутствия в действиях лица насилия, не опасного для жизни или здоровья, либо угрозы применения такого насилия. Прежде всего, в данном случае необходимо рассматривать в совокупности правовые положения, а также сведения относительно наличия либо отсутствия повреждений на теле потерпевшего, степени вреда его здоровью, о чем указывается в протоколе освидетельствования, следует учитывать и показания самого потерпевшего, его оценку произошедшему.

В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2002 № 29 (ред. от 29.06.2021), в пункте 21, даны разъяснения относительно разграничения опасного и не опасного насилия для жизни или здоровья лица.

Так, насилие, не опасное для жизни или здоровья, подразумевает: побои; совершение иных насильственных действий (например, физическая боль, применение наручников для ограничения движений) [1].

Согласно вышеуказанному Постановлению, насилие, опасное для жизни и здоровья, предполагает наступление определенных последствий: легкий, средней тяжести, тяжкий вред здоровью. Это приводит к: а) кратковременномy расстройствy здоровья; б) незначительной стойкой утратe общей трудоспособности.

Критерии oпределения степени тяжести вредa, причиненного жизни или здоровью, oтражены в постановлении Правительства Российской Федерации от 17 августа 2007 г. № 522 «Об утверждении Правил определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека» и конкретизированы в приказе Минздравсоцразвития РФ от 24.04.2008 № 194н.

Важно принимать во внимание, что при расследовании уголовного дела необходимо учитывать указанные выше факторы, ведь зачастую они напрямую влияют на квалификацию деяния.

Так, приговором Железнодорожного районного суда г. Новосибирска, Ш. был осужден по п. «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ ввиду переквалификации его действий на указанную статью с ч. 1 ст. 161 УК РФ. Находясь в торговом зале магазина «Мария-Ра», Ш., убедившись, что его никто не видит, взял с открытой витрины бутылку вина «Алазанская долина-Тифлисский дворик столовое красное» стоимостью 223 рубля, поместил ее в находящуюся при нем сумку, не намереваясь рассчитываться за похищенное имущество. Тем не менее, преступные действия Ш. были замечены сотрудником магазина — охранником К., который на кассовой зоне попытался остановить Ш., перегородил ему выход, предлагая выложить похищенную бутылку, и требуя оплатить похищенный товар.

Тут же подошла Д., которая находилась в полуметре от охранника, сказав, что вызовет полицию. Осознавая, что преступные действия очевидны для К. и Д., Ш., удерживая при себе похищенное имущество, решил покинуть магазин, но, так как охранник перегораживал ему выход, он его оттолкнул рукой и покинул магазин вместе с бутылкой вина [6].

В данном случае необходимо обратить внимание на действия подсудимого, который именно оттолкнул рукой (а не кулаком, например) охранника, чтобы скрыться с места совершения преступления. О наличии каких-либо повреждений, например, синяка от удара, о том, что К. после толчка испытал физическую боль, не говорится. Не указывается это и в показаниях самого потерпевшего, при этом отметим, что показания свидетелей, согласно анализируемому приговору по уголовному делу, также свидетельствуют о том, что какое-либо насилие, нe опасное для жизни и здоровья К., в данном случае виновным не применялось, угроза его применения также не высказывалась. После того как Ш. оттолкнул потерпевшего, от указанного лица также не поступало каких-либо жалоб на состояние здоровья, в частности, что он почувствовал, например, боль. Все это свидетельствует об отсутствии вмененного органами предварительного расследования признака не опасного насилия.

Аналогичная позиция по этому поводу была высказана и государственным обвинителем в рамках уголовного дела. В судебном заседании он отметил, что признак состава преступления, который указан п. «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ, в данном случае попросту отсутствует, в связи с чем отказался от поддержания обвинения по данной статье, предложив квалифицировать действия Ш. по ч. 1 ст. 161 УК РФ, т. к. достаточных доказательств, подтверждающих наличие у виновного умысла, направленного на применение насилия, нe опасного для жизни и здоровья, добыто не было, собранными по делу доказательствами это также не подтверждалось.

Таким образом, рассмотрев приведенный выше пример из практики, мы видим, что при осуществлении расследования по указанной категории преступлений необходимо еще на стадии предварительного следствия, при допросе, например, потерпевшего, отбирании показаний у свидетелей, подробно выяснять, почувствовал ли он (т. е. потерпевший) физическую боль, дискомфорт. Кроме того, в протоколе желательно указать, имелись ли какие-либо видимые повреждения у лица (царапины, синяки, ссадины и пр.) для дальнейшей квалификации совершенного деяния. В данном случае невозможно не согласиться с позицией С.М. Кочои [3, с. 220] и Л.В. Иногамовой-Хегай [2, с. 207], которые справедливо отмечают, что при квалификации действий лица пo п. «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ, насилие должно быть либо средством, с помощью которого виновный удерживает похищенное именно после завладения, предпринимает попытки совершить это, либо являться средством именно завладения имуществом потерпевшего. Действительно, названные факторы являются превалирующими в данном случае и обязательно должны быть приняты во внимание. Отчасти указанное утверждение связано и с субъективной стороной грабежа, поскольку лицо при совершении им преступления не только осознает, что совершает его и предвидит возможность причинения ущерба собственнику имущества, но и желает причинить потерпевшему ущерб.

Следует отметить, что перечисленные немного выше действия и полная, подробная дача показаний лицами производится не всегда, что приводит к вопросам о том, правильно ли были применены нормы УК РФ, действительно ли действия лица подпадают под вменяемый ему органами предварительного расследования состав преступления. Кроме того, в целях устранения каких-либо возникающих противоречий в части, касающейся квалификации содеянного, помимо производства допроса возможно составить также протокол освидетельствования, в котором будут описаны внешние повреждения. В отдельных случаях необходимо также и проведение экспертизы для oпределения степени тяжести причиненного вреда здоровью от действий виновного, подробного описания полученных потерпевшим травм. Указанные сведения помогают лучше разобраться в квалификации действий лица, как на стадии предварительного расследования, так и в суде.

Тем не менее, нередко вынесенные судебные решения впоследствии обжалуются стороной защиты, которая указывает, что не согласна с вынесенным приговором по п. «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ (речь — именно о вопросе о квалификации содеянного), зачастую в обоснование своих доводов указывается, что, по мнению стороны защиты, отсутствует причинение не опасного насилия, либо такой угрозы. ¸ºɂ

Так, например, определением Восьмого кассационного суда общей юрисдикции, приговор и апелляционное определение в отношении Б. были оставлены без изменения, а кассационная жалоба осужденного — без удовлетворения [7]. Согласно обстоятельствам совершенного преступления, Б. наклонил сидевшую на диване пожилую потерпевшую, применяя при этом физическую силу, забрал из-под нее лежащие деньги в сумме 7 000 рублей, после чего оттолкнул руками потерпевшую в целях удержания похищенного. Последняя, упав, испытала физическую боль, о чем подтвердила и в зале судебного заседания. При этом сторона защиты в обоснование кассационной жалобы ссылалась на отсутствие в материалах дела медицинского заключения о причинении потерпевшей вреда здоровью, а также об отсутствии у нее видимых телесных повреждений.

Несмотря на это, суд, заслушав мнение участников процесса, в определении указал, что приведенные выше доводы на квалификацию действий лица не влияют, в связи с чем доводы жалобы в указанной части являются несостоятельными.

В данном случае необходимо, пожалуй, отметить, что при возникновении подобных ситуаций необходимо учитывать в обязательном порядке показания потерпевшего, то, как именно она (либо она) оценивает и воспринимает причиненный ей вред, являлся ли для него, например, удар от падения вследствие толчка виновного болезненным, то есть, почувствовала ли она физическую боль.

Таким образом, при расследовании уголовного дела, после поступления его в суд, в обязательном порядке нужно выяснить, применялось ли насилие, не опасное для жизни или здоровья, либо угроза его применения. Если потерпевшему был причинен вред любой степени тяжести, содеянное квалифицируется как разбой.

В каждом отдельном случае следует учитывать время и место совершения преступления, орудия и средства, особенно обстановку совершения преступления. Также обязательно подлежит установлению предмет, либо предметы, которым производились, например, угрозы в адрес потерпевших. Кроме того, при разбое применение насилия является обязательным признаком объективной стороны, в то время как в грабеже он — о квалифицирующий.

Также следует отметить, что угрозы могут быть высказаны как напрямую, так и иметь неопределенный характер, что, безусловно, оказывает психологическое давление на потерпевшего, на его эмоциональное состояние. Виновными совершаются указанные действия в целях припугнуть человека, убедить его таким путем, например, не сообщат никому о случившимся. При этом на практике, а также в научной доктрине ведутся споры относительно угрозы неопределенного характера. ¸ºɂ

В данном случае необходимо, полагаю, ориентироваться и принимать во внимание показания потерпевшего, его восприятие произошедшего, в целях правильной квалификации содеянного, однако, поскольку конкретных угроз виновным не высказывается, это и составляет основную сложность. Бывает, что потерпевшие воспринимают «абстрактные» фразы как некую угрозу реального применения насилия в отношении них, их близких родственников в будущем в случае невыполнения определенных требований. Необходимо выяснить в таким случае, можно ли расценивать такие угрозы как представляющие реальную опасность применения насилия в отношении лица, или же в данном случае имеет место не опасное насилие для жизни или здоровья, возникали ли в действительности намерения у виновных лиц о применении в отношении потерпевших физического, а не только психологического, морального насилия путем высказываний.

Подводя итог вышесказанному, необходимо обратить внимание, что по уголовным делам по п. «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ нельзя полностью полагаться на показания одних только потерпевших, поскольку последним может быть свойственна гиперболизация обстановки, в которой происходили события, насилия, либо угроз его применения. При детальном выяснении обстоятельств произошедшего вполне может оказаться, что, вопреки доводам потерпевшего, виновный, исходя из характера содеянного, не желал применять насилие, опасное для жизни или здоровья, что в таком случае должно быть квалифицировано уже как насильственный грабеж.

Следует внимательно изучить всю совокупность собранных доказательств, в частности, объяснения лиц, показания свидетелей, протоколы осмотра места происшествия и пр. В случае наличия камер видеонаблюдения в месте, где было совершено преступление, записи с них следует изъять в установленном законом порядке, произвести осмотр для установления момента совершения преступления в целях объективной оценки происходящего, о чем составить соответствующий протокол с приложением фототаблиц, на которых должен быть проиллюстрирован момент применения насилия, опасного, либо не опасного для жизни или здоровья, либо высказывание угроз о применении такого насилия. Отсюда можно сделать вывод, что для правильной квалификации действий человека, выяснения его причастности к совершению преступления, предусмотренного п. «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ, необходимо учитывать как теоретические положения, так и судебную практику, где можно наглядно увидеть аргументацию необходимости применения тех или иных признаков грабежа. ¸

Литература:

1. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2002 № 29 (ред. от 29.06.2021) «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» // СПС «КонсультантПлюс».

2. Иногамова-Хегай Л.В. Уголовное право. Особенная часть: Учебник. Издание второе испр. и доп. / Под ред. доктора юридических наук, проф. Л.В. Иногамовой-Хегай, доктора юридических наук, проф. А.И. Рарога, доктора юридических наук, проф. А.И. Чучаева. — М.: Юридическая фирма «КОНТРАКТ»: ИНФРАМ, 2008. — 800 с.

3. Кочои С.М. Уголовное право. Общая и Особенная части: Учебник. Краткий курс. — М., 2009. — 447 с.

4. Статистика Министерства Внутренних Дел Российской Федерации // Министерство Внутренних Дел Российской Федерации. — URL: https://xn--b1aew.xn--p1ai/reports/item/22678184/ (дата обращения: 14.10.2021).

5. Сводные статистические сведения о состоянии судимости в России за 2020 год Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации. — URL: http://www.cdep.ru/index.php?id=79&item=5669 (дата обращения: 21.10.2021).

6. Дело № 1-299/2020 // Архив Железнодорожного районного суда г. Новосибирска.

7. Определение Восьмого кассационного суда общей юрисдикции от 17.08.2021 № 77-3194/2021 // СПС «КонсультантПлюс».

Основные термины (генерируются автоматически): УК РФ, опасное насилие, здоровье, насилие, физическая боль, жизнь, потерпевший, угроза, квалификация действий лица, Российская Федерация.


Ключевые слова

разбой, угроза применения насилия, грабеж, не опасное насилие для жизни, не опасное насилие для здоровья
Задать вопрос