Установление момента окончания совершения грабежа, получения лицом реальной возможности распоряжения похищенным | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 11 декабря, печатный экземпляр отправим 15 декабря.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №42 (384) октябрь 2021 г.

Дата публикации: 17.10.2021

Статья просмотрена: 5 раз

Библиографическое описание:

Полохина, А. О. Установление момента окончания совершения грабежа, получения лицом реальной возможности распоряжения похищенным / А. О. Полохина. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2021. — № 42 (384). — С. 115-118. — URL: https://moluch.ru/archive/384/84699/ (дата обращения: 30.11.2021).



Рассматривается проблема определения момента окончания совершения грабежа, получения лицом реальной возможности распоряжения похищенным имуществом. Проанализированы некоторые аспекты в части переквалификации судом действий лица с оконченного преступления в виде грабежа на покушение на грабеж на основе судебной практики и научной литературы.

Ключевые слова: грабеж, хищение, момент окончания преступления, покушение, распоряжение, собственность, личное имущество, похищенное имущество, покушение на преступление.

В настоящее время грабеж не перестает быть одной из, пожалуй, наиболее распространенных форм хищения. Согласно проведенному анализу МВД РФ статистических сведений о состоянии преступности в Российской Федерации за январь-декабрь 2020 года, усматривается продолжение снижения количества зарегистрированных преступлений против личности. Так, отмечается уменьшение числа грабежей — на 16,2 %. Кроме того, нельзя не отметить, что произошло снижение количества совершенных преступлений на улицах, площадях, в парках и скверах, которых в период с января по декабрь 2020 года было зарегистрировано меньше на 9,9 %, чем в предыдущем году, в том числе это касается грабежей — их количество сократилось на 24,8 %. Необходимо отметить, что более половины всех зарегистрированных преступлений (2044,2 тысячи или 55,3 %) составляют хищения чужого имущества, совершенные в том числе путем грабежа — 38,4 тыс. (-16,2 %), при этом практически каждый двадцать пятый грабеж (4,1 %) сопряжен с незаконным проникновением в жилище, помещение или иное хранилище [5].

Что касается Новосибирской области, в 2019 году в регионе сократилось число преступлений против личности, в частности, на 6 % уменьшилось количество грабежей. Как отмечает в своем отчете за 2020 год начальник ГУ МВД России по Новосибирской области, улучшилась результативность по раскрытию в том числе грабежей [6]. Приведенные данные свидетельствуют о положительной динамике в части не только раскрытия и расследования указанного выше преступления, но и в части уменьшения случаев совершения данного преступления.

Необходимо отметить, что правильная квалификация действий лица, совершившего преступление, предусмотренное ст. 161 УК РФ, на стадии предварительного расследования, а также наличие достаточных доказательств, подтверждающих виновность лица, являются ключевыми факторами, в том числе, и в дальнейшем, на стадии судебного разбирательства и при вынесении итогового решения по делу. Тем не менее, на практике нередко возникают вопросы, связанные с тем, было ли в действительности окончено преступление, имел ли виновный реальную возможность распорядиться похищенным. В некоторых случаях квалификация, предложенная органами предварительного расследования, в дальнейшем, на стадии судебного следствия, вынесения итогового решения по делу, может не найти своего подтверждения, и действия лица могут быть переквалифицированы либо на оконченное преступление, либо наоборот — на покушение, в порядке ч. 3 ст. 30 УК РФ.

Следует начать с того, что дефиниция грабежа определяется, согласно ч. 1 ст. 161 УК РФ, как «открытое хищение чужого имущества», при этом, в соответствии с прим. 1 к ст. 158 УК РФ, под самим хищением «…понимаются совершенные с корыстной целью противоправные безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившие ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества» [1]. Определение наличия факта хищения является необходимой составляющей при расследовании уголовных дел, возбужденных по факту совершения грабежа.

В правоприменительной практике, а также в теории уголовного права на сегодняшний день весьма актуальным является вопрос определения именно момента окончания грабежа и получения лицом реальной возможности распорядиться своим имуществом, несмотря на, казалось бы, весьма четкое положение пункта 6 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2002 № 29 (ред. от 29.06.2021) о том, что «…если имущество изъято и виновный имеет реальную возможность им пользоваться или распоряжаться по своему усмотрению (например, обратить похищенное имущество в свою пользу или в пользу других лиц, распорядиться им с корыстной целью иным образом)» [2], грабеж будет считаться оконченным.

Прежде всего, необходимо обратиться к понятиям владения, пользования и распоряжения имуществом, поскольку они являются неотъемлемым элементом хищения, о котором было сказано ранее, и помогают лучше понять характер совершенного преступления, предусмотренного ст. 161 УК РФ, выделить его неотъемлемые признаки. Анализируя научные работы и позиции авторов по этому поводу, можно резюмировать, что, например, право пользования предполагает именно эксплуатацию объекта, а также извлечение из него каких-либо полезных свойств, с чем безусловно невозможно не согласиться. Что касается дефиниций владения и распоряжения, то по этому поводу хотелось бы выделить мнение Суханова Е. А., который утверждает, что «Под правомочием владения понимается основанная на законе (т. е. юридически обеспеченная) возможность иметь у себя данное имущество, содержать его в своем хозяйстве (фактически обладать им… и т. п.). … Правомочие распоряжения означает аналогичную возможность определения юридической судьбы имущества путем изменения его принадлежности, состояния или назначения (отчуждение по договору, … уничтожение и т. д.) [4, с. 511]. С данной позицией невозможно не согласиться, ведь благодаря указанным определениям сам момент покушения применительно к грабежу в том или ином случае становится более понятен, более ясным становится ответ на вопрос, мог ли в действительности пользоваться, распоряжаться похищенным виновный, тем самым квалификация действий лица с большей вероятностью органом предварительного расследования, а в дальнейшем и судом будет дана верная, с учетом фактических обстоятельств дела, собранных доказательств. Тем не менее, анализируя судебную практику, можно прийти к выводу о том, что случаи переквалификации действий виновного с оконченного состава преступления, предусмотренного ст. 161 УК РФ, на покушение на грабеж встречаются достаточно нередко ¸ .

Так, приговором Железнодорожного районного суда г. Новосибирска действия А. были переквалифицированы с ч. 1 ст. 161 УК РФ на ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 161 УК РФ как покушение на грабеж, то есть умышленные действия лица, непосредственно направленные на совершение открытого хищения чужого имущества, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам.

А., находясь возле жилого дома в г. Новосибирске, где также был ранее незнакомый ему К., увидел, как последний, пересчитав денежные средства в руке, положил их в левый карман надетых на нем брюк. В этот момент у А. возник преступный умысел на кражу денежных средств вышеуказанного лица. Затем А. подошел к потерпевшему под предлогом оказания ему помощи, убедился, что за ним никто не наблюдает, изъял из левого кармана брюк К. денежные средства в сумме 950 рублей. В этот момент действия А. стали очевидны для потерпевшего, он потребовал вернуть деньги. Удерживая похищенное и не реагируя на требования К., с места преступления с похищенным имуществом А. попытался скрыться, однако был задержан свидетелем М. Он услышал просьбу К. остановить мужчину, который украл у него деньги, А. при этом уже шел быстрым шагом и скрылся за углом дома. Свидетель побежал за преступником и задержал его во дворе дома, за который забежал А. После этого М. попросил вернуть деньги потерпевшему, однако А. отказался, отрицая, что похитил денежные средства. Затем А. был доставлен в отдел полиции для дальнейшего разбирательства. В ходе досмотра у А. были обнаружены и изъяты 300 рублей, местонахождение остальных денежных средств установлено не было [7].

В данном случае, несмотря на то, что А. был задержан свидетелем М., который сумел его догнать, а при досмотре при А. было обнаружено лишь 300 рублей, считаю, в данном случае нельзя говорить о том, что преступление было действительно окончено и преступный умысел виновного был доведен до конца, не был полностью реализован, ведь фактически у A. отсутствовала реальная возможность распоряжения денежными средствами, поскольку после совершения хищения он пытался скрыться от догоняющего его свидетеля и задержан был практически сразу же. Аналогичной позиции придерживается и суд, переквалифицируя действия лица на ч. З ст. 30, ч. 1 ст. 161 УК РФ.

Действительно, А. попытался скрыться с места преступления, но при этом, удалившись на незначительное расстояние от места преступления, забежав во двор дома, исходя из скоротечности задержания убегавшего А., последний, изъяв имущество у потерпевшего, не имел реальной возможности им пользоваться или распоряжаться по своему усмотрению с корыстной целью иным образом, вследствие чего его умысел, направленный на совершение вышеописанного преступления, не был доведен до конца в связи с задержанием, то есть по не зависящим от лица обстоятельствам. `

Таким образом, можно сделать вывод о том, что главным фактором, определяющим, что было совершено именно покушение на преступление, в данном случае является задержание лица практически сразу же после совершения им преступления и попытки скрыться, что априори подразумевает невозможность, например, спрятать денежные средства куда-либо, распорядиться ими по своему усмотрению, потратив на что-то, и пр. Именно реальная возможность пользования похищенным имуществом, обращение его в свою пользу или в пользу других лиц является в подобных случаях определяющей.

Аналогичным образом в большинстве случаев будет квалифицировано преступление в случае совершения хищения лицом товарно-материальных ценностей, например, из магазина, когда виновный в момент, когда его действия уже обнаружены сотрудниками, либо покупателями, осознает это и предпринимает попытку скрыться с похищенным, выбегая из магазина, однако задерживается охранниками, либо сотрудниками полиции неподалеку от места совершения преступления. В данном случае действия лица также будут квалифицированы, вероятнее всего, как покушение на грабеж. Тем не менее, в качестве отличительной особенности от ранее приведенного примера здесь выступает то, что хоть виновный и предпринял попытку скрыться с места происшествия, имущество он не выбрасывал, товары были обнаружены при нем в момент задержания. В таком случае указанное обстоятельство будет подтверждать факт того, что лицо не смогло распорядиться похищенным по своему усмотрению по обстоятельствам, которые от него не зависели, а потому действия будут квалифицированы как неоконченное преступление.

Выделяют также и еще одну точку зрения, в соответствии с которой если лицо и совершило хищение, например, личного имущества потерпевшего, как такового значения для квалификации его действий то, желал ли человек оставить похищенное себе, передать, или же подарить кому-то, или, как говорилось ранее, выбросить, избавившись таким образом от вещи, предмета, не имеет вообще никакого значения. С указанной позицией можно согласиться лишь отчасти, принимая во внимание, что в первую очередь следует учитывать фактические обстоятельства содеянного, наступили ли в действительности общественно-опасные последствия, причинен ли ущерб, поскольку желание лица подарить кому-то похищенное, когда в действительности этого не произошло и предмет остался у виновного, может быть лишь принято органами предварительного расследования и судом во внимание, но не влиять напрямую на квалификацию содеянного.

В связи с этим, еще на стадии предварительного расследования необходимо тщательно изучать все обстоятельства произошедшего, а также имеющиеся по делу доказательства для правильной квалификации действий лица. Кроме того, безусловному выяснению подлежит вопрос, связанный с тем, когда, в какой именно момент был причинен ущерб потерпевшему, является ли он для него значительным. Указанные обстоятельства также напрямую влияют на квалификацию деяния, наличие либо отсутствие квалифицирующих признаков в том или ином случае.

Между тем, необходимо принять во внимание, что в литературе существует и иная точка зрения, в соответствии с которой уже после утраты потерпевшим возможности владеть принадлежавшим ему похищенным имуществом (речь в данном случае идет в первую очередь о хищении личного имущества у физического лица), когда оно уже находится у лица, совершившего указанное преступление, реальная возможность распоряжения не учитывается, и даже если в результате виновный на глазах у людей выбрасывает похищенное имущество, состав грабежа признается оконченным. Нельзя при этом и не согласиться и с утверждением Иногамовoй-Хегай Л. В. о том, что преступление будет считаться оконченным, если в совершенном деянии содержатся все признаки состава данного преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 29 УК РФ [3, с. 221].

Полагаю, ¸ и одно и другое мнение об определении момента окончания грабежа имеют место, поскольку в каждом конкретном случае при расследовании уголовного дела необходимо учитывать обстоятельства совершения преступления, промежуток времени, через который был задержан виновный, факультативные признаки как объективной, так и субъективной стороны преступления, в частности, это и время, место, способ, обстановка при совершении грабежа, орудия и средства, способствовавшие его совершению, а также наличие корыстной цели и прямого умысла. Безусловно, потребуется при вынесении итогового решения по делу определить также и реальную возможность лица распорядиться похищенным имуществом, дав оценку одновременно и показаниям как самого лица, привлекаемого к уголовной ответственности, так и показаниям свидетелей, потерпевшего, либо потерпевших, оценив также и письменные материалы дела в совокупности. Ошибки в оценке признаков определенного состава преступления, иных доказательств по делу приводят к неверной квалификации деяния и как следствие — к назначению лицу наказания, не отвечающего требованиям законности и справедливости. В результате подобное решение может быть изменено вышестоящим судом в определенной части, либо вовсе отменено и направлено на новое рассмотрение.

В связи с изложенным, полагаю, необходимо в каждом конкретном случае анализировать обстоятельства совершения лицом грабежа, исследовать цель совершения открытого хищения чужого имущества и мотивы, проверять наличие всех признаков состава преступления, анализировать судебную практику. Действительно, проблема определения момента окончания грабежа является достаточно злободневной. Следует также отметить, что устоявшейся практики по данному вопросу все еще нет, позиции судов и следователей относительно вопроса о необходимости квалификации действий лица именно как покушение на открытое хищение чужого имущества могут быть весьма полярными. Так, например, ситуация, когда лицо было задержано лишь спустя несколько минут после совершения хищения, может быть расценена и как оконченный состав грабежа, и как преступление, предусмотренное ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 161 УК РФ, при отсутствии квалифицирующих признаков указанного состава преступления. В то же время практически аналогичная ситуация, но при задержании лица практически сразу же некоторыми судами, следователями расценивается как оконченное преступление. В связи с этим, полагаем, следует также при расследовании уголовного дела и на стадии судебного разбирательства обращаться и к законодательству РФ для разъяснения спорных аспектов и для дачи верной юридической оценки содеянному, в частности, для правильного установления момента окончания совершения грабежа и определения именно реальной возможности распорядиться похищенным имуществом.

Литература:

1. «Уголовный кодекс Российской Федерации» от 13.06.1996 № 63-ФЗ ((ред. от 01.07.2021) (с изм. и доп., вступ. в силу с 22.08.2021)) // СПС «КонсультантПлюс».

2. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2002 № 29 (ред. от 29.06.2021) «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» // СПС «КонсультантПлюс».

3. Иногамова-Хегай Л. В. Уголовное право. Особенная часть: Учебник. Издание второе испр. и доп. / Под ред. доктора юридических наук, проф. Л. В. Иногамовой-Хегай, доктора юридических наук, проф. А. И. Рарога, доктора юридических наук, проф. А. И. Чучаева. — М.: Юридическая фирма «КОНТРАКТ»: ИНФРАМ, 2008. — 800 с.

4. Российское гражданское право: Учебник: В 2 т. Т. I: Общая часть. Вещное право. Наследственное право. Интеллектуальные права. Личные неимущественные права / Отв. ред. Е. А. Суханов. — 2-е изд., стереотип. — М.: Статут, 2011. — 958 c.

5. Статистика Министерства Внутренних Дел Российской Федерации // Министерство Внутренних Дел Российской Федерации. — URL: https://xn--b1aew.xn--p1ai/reports/item/22678184/ (дата обращения: 14.10.2021).

6. Отчет за 2020 год начальника ГУ МВД России по Новосибирской области // Главное Управление МВД России по Новосибирской области. — URL: https://54.xn--b1aew.xn--p1ai/Dejatelnost/otchety/1–1/2020- %D0 %B3 %D0 %BE %D0 %B4 (дата обращения: 14.10.2021).

7. Дело № 1–54/2021 (1–365/2020) // Архив Железнодорожного районного суда г. Новосибирска. 2021.

Основные термины (генерируются автоматически): УК РФ, похищенное имущество, чужое имущество, предварительное расследование, преступление, реальная возможность, грабеж, открытое хищение, том, итоговое решение.


Ключевые слова

хищение, собственность, распоряжение, покушение на преступление, грабеж, момент окончания преступления, покушение, личное имущество, похищенное имущество
Задать вопрос