Тандем арт-терапевтических техник и метода наблюдения в работе психолога с детьми в дошкольном учреждении | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 11 декабря, печатный экземпляр отправим 15 декабря.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Психология

Опубликовано в Молодой учёный №42 (384) октябрь 2021 г.

Дата публикации: 16.10.2021

Статья просмотрена: 5 раз

Библиографическое описание:

Нечаева, С. Н. Тандем арт-терапевтических техник и метода наблюдения в работе психолога с детьми в дошкольном учреждении / С. Н. Нечаева. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2021. — № 42 (384). — С. 164-167. — URL: https://moluch.ru/archive/384/84665/ (дата обращения: 29.11.2021).



Тандем арт-терапевтических техник и метода наблюдения в работе психолога с детьми в дошкольном учреждении

Нечаева Светлана Николаевна, студент магистратуры

Воронежский государственный педагогический университет

В статье рассматривается положительное влияние применения психологом в дошкольном учреждении метода наблюдения наряду с методами и техниками арт-терапии. Анализируя возможности применения этих методов в своей работе, будь то диагностика или коррекционная деятельность, автор делает вывод о том, что сочетание этих методов дает огромное количество возможностей для помощи детям, нуждающимся в психологической поддержке. Рассматривается влияние арт-терапевтических техник, таких как песочница, игра на развитие эмоциональной сферы, на изучение внутреннего мира ребенка, его чувств, эмоций. Раскрывается важность личной проработки психолога с целью улучшения взаимодействия с детьми на более глубоком уровне.

Ключевые слова: наблюдение, арт-терапевтические техники, игра, эмоциональное развитие.

Основная функция психолога в детском дошкольном учреждении видится, в соответствии с законодательством, в том, что он обеспечивает психологическое сопровождение образовательной программы детского сада, которая разработана с учетом ФГОС. В соответствии с этой идеей время, когда от психолога требовалось в основном проведение плановой диагностики и стандартно коррекционно-развивающих занятий, прошло. Для меня это анализ и применение новых методик, внедрение и адаптация к реалиям детского дошкольного учреждения различных подходов в психологии. Поиск индивидуального подхода к каждому ребенку, нуждающемуся в помощи психолога. Для осуществления своих прямых обязанностей психологу необходимы методы, которые бы помогли в работе с проблемами, возникшими на пути психического и психологического развития ребенка.

Применение арт-терапевтических техник, способствующих реализации таких функций социализации личности как реабилитационная, адаптационная, мобилизующая, профилактическая, коррекционная и регулятивная, а также помогающих формированию здоровой и творческой личности, на мой взгляд, является одним из самых действенных методов работы психолога. Ведь, применяя арт-терапевтические методы и техники в своей работе с детьми, специалист не только получает способ изучения бессознательного ребенка для понимания симптоматики, но и сам процесс творчества является исцеляющим. Вот здесь, по моему мнению, важно применить такой метод, как наблюдение. Он необходим как на этапе первоначальной диагностики всех детей в группе, так и в непосредственной работе с детьми, нуждающимися в психологической помощи.

Метод наблюдения — один из методов работы с детьми. Этот метод широко используют так же и в психоаналитической работе. Этот метод был разработан еще в 1949 году Эстер Бик. Наблюдатель некоторое время находится в семье ребенка, погружаясь и соприкасаясь с ранними чувствами ребенка. Работа основывалась на экспериментальном наблюдении за детьми, включая возможность учитывать субъективное и эмоциональное окружение ребенка, также результаты, подученные в процессе обработки своих переживаний. Нужно отметить, что еще З. Фройд, наблюдая за 18-месячным внуком, пришел к выводу, что игра имеет важное значение и выступает как способ выражения различных психических переживаний ребенка: малыш, мама которого ушла на ненадолго, бросал снова и снова за кровать катушку ниток и возвращал ее обратно, сопровождая это особыми звуками; они были похожи на слова «ушла» и «пришла». В этой игре отразилась и тоска по ушедшей матери и выражение злости на нее за то, что она его оставила, хотя ему этого очень не хотелось. Эстер Бик знала об идеях З. Фройда и в тоже время, развила подход Мелани Кляйн, которая говорила о детской игре, как о выражении внутреннего психического мира ребенка. В результате чего ею был разработан оригинальный подход, основанный на психоаналитической традиции. [1, c. 127]

В рамках работы психолога в детском саду, на мой взгляд, этот подход возможно применить в большей степенью эффективности, например, на индивидуальных или малочисленных групповых занятиях. Именно там важно сохранять такую позицию, в которой ты внимательно наблюдаешь процесс и ничего не делаешь. Позиция наблюдателя в процессе, например, песочной терапии (один из методов арт-терапии) также имеет смысл баланса между вовлеченностью и невмешательством, с возможностью наблюдать за происходящим, не вмешиваясь активно, и одновременно быть эмоционально включенным в то, что происходит вокруг. Здесь же можно вспомнить и аутентичное движение Мэри Вудхаус, в котором внимательный свидетель — одна из базовых функций, нужных для сопровождения процесса, при этом ему необходимо сохранять сознательное внимание и к процессу, и к себе. Наблюдая за ребенком, мы видим рисунок чувств и отношений, присущий каждой семье, так как именно он запечатлевается впоследствии в его памяти и является основой его будущей картины мира, включая восприятие межличностных отношений. В ходе занятий, хотя бы с той же песочницей, психологу необходимо понять и прочувствовать структуру переходного пространства ребенка, чтобы в дальнейшем передать ему опыт надежной привязанности — вместо той, которая сложилась у него в раннем возрасте. И вместе с тем помочь воссоздать собственное комфортное, надежное и безопасное переходное пространство. Любому ребенку нужен зрелый взрослый, чтобы вернуться к благополучному физическому и психическому состоянию, когда он переполнен чувством беспомощности, тревогой и страданием. При этом на психолога возлагается непростая задача. Для того чтобы душевному состоянию этого страдающего ребенка стать ощущаемой в своей, взрослой психике, нужно выдержать чувства, которые он вызывает. [2, c. 272] Мало того, необходимо избежать собственного переполнения эмоциями. Но возможно ли помочь ребенку, не затрагивая напрямую его семью? Ведь не каждый родитель видит проблему у своего ребенка и тем более осознает свою роль в этом.

Майкл Фордмах во время своей работы в Лондонской клинике по уходу за ребенком обнаружил, что расстройства поведения, детские неврозы и даже манифестации психотического порядка можно успешно психотерапевтически лечить без того, чтобы сначала добиться изменений в родителях. С того времени ребенок стал рассматриваться в семейной системе не как зависимая и пассивная единица, а как отдельное существо, играющая в ней важную роль. Что позволяет нам не отрицать того, что неверные отношения и неразрешенные конфликты как в нутрии самих родителей, так и в их отношениях с детьми зачастую определяют возникновение детского эмоционального недомогания и неразрешенных конфликтов в них самих. Но не зацикливаться и ограничиваться этим, а более широко и индивидуально подходить к проблеме каждого отдельного ребенка. Принимая во внимание то, что травмой является нарушение в отношении с главным объектом в жизни ребенка (матерью), что служит причиной проблем, которые впоследствии возникают у этого ребенка в группе сверстников. Так что же должно быть основным девизом в подготовке к работе с таким ребенком? На мой взгляд, перед тем, как научиться понимать, принимать и интерпретировать, необходимо научиться просто быть рядом: слушать, слышать, не реагируя, впускать некоторый опыт, давать возможность сформироваться этому пространству между тобой и другим, тем самым выдерживая присутствие другого, непохожего на нас. [4, c. 51]

При работе психолога с детьми, находясь в одном психическом с ними пространстве, в первую очередь, нужно обращать внимание на перенос, то есть на проявление проективной идентификации маленького собеседника. Ведь в ней проявляется внутренние объектные отношения, переживаемые во внешних отношениях с психологом. Внутри этого процесса происходит их объединение, с целью совместного исследования внутреннего мира ребенка на предмет влияния этого мира на его отношения с окружающими. Благодаря чему психолог получает возможность непосредственно узнать о трудностях малыша в коммуникации. Это происходит благодаря тому, что при регулярных встречах устанавливаются отношения, отражающие тот внутренний паттерн объектных отношений, который ребенок привносит в любые коммуникации. Как уже говорилось выше, что первостепенной задачей психолога является переживание актуальных проявлений объектных отношений в этом межличностном пространстве. Переживания проявляются и во внутреннем плане в форме чувств или фантазий, ему обычно не свойственных, но возникающих только в процессе взаимодействия с конкретным ребенком. Данные чувства и фантазии, привнесенные в общение малышом, называются контрпереносом. Очень важно специалисту вычленять при этом собственные чувства от привнесенных, от контрпереноса. [3, c. 43, 125] И в этом случае первостепенную роль играет личная проработка психолога. Ведь только опыт личной терапии позволяет узнать себя достаточно хорошо, чтобы с уверенностью отличить посторонние, вызываемые именно наблюдаемым человеком чувства, что позволяет работать на более глубоком уровне. В процессе наблюдения замечаешь, что дети чаще свои фантазии, страхи и другие чувства выражают в игре, чем делятся ими напрямую. Играя, они словно представляют историю, происходящую в их внутреннем мире. Игра — это первое, самое естественное средство выражения ребенка. Еще это один из арт-терапевтических техник. В контексте отношений дети учатся, получают опыт и осваивают новые навыки, на основе чего строится их психическая структура. В игре повторно переживается и прорабатывается случившееся с ними, а также репетируются будущие роли. Те самым игровой процесс позволяет ребенку исследовать свой прошлый опыт, но оставаясь на безопасном расстоянии от реальности. Дети бегают и кричат, и это помогает им справляться с тревогой. Играя, они проявляют свои внутренние объектные отношения, получают радость в то же самое время. Эти проявления бывают явными, а бывают — нет. Так некоторые дети очень буквально демонстрируют свои чувства по поводу взаимоотношений в своих семьях, они разыгрывают сцены с куклами. В это время, происходит проживание, осмысление, внутренняя сортировка и интеграция событий детского микрокосмоса. В другом случае детьми прорабатываются различные аспекты своих внутренних объектных отношений на более символическом уровне, что выражается посредством, например, выбора того или иного цвета. Отыгрываются конфликты между частями детской личности в играх с кубиками и другими предметами, проявляется внутренняя структура психики при строительстве из конструктора, карточек и фишек. По тому, как дети обращаются с игрушками, можно судить об обстановке, в которой они росли и воспитывались. Уровень эмоционального развития ребенка можно определить по тому, какие игрушки он выбирает. Символы, которые ребенок использует в игре, всегда носят личный, неповторимый характер и требуют трепетного и бережного отношения. Тонкий процесс игры могут нарушить чрезмерное любопытство и настойчивость. Но бывает и такая ситуация, когда ребенок не играет. Эта способность зависит от пережитого жизненного опыта в пространстве взаимодействия его с материнской или другой важной фигурой. [5, c.4] Здесь есть смысл психологу попытаться вовлечь ребенка в диалог при помощи других арт-терапевтических техник: пение, танцы, художественно-прикладное творчество, чтение книг, рассматривание картинок. Многим детям трудно объяснить свои чувства словами, но эти техники могут позволить детям объяснить своё состояние. Они могут показать физический объект, картину, песню или сказку, которые объясняют их чувства, не испытывая необходимости выражать свои эмоции с помощью речи.

Таким образом, сочетая различные техники арт-терапии и метода наблюдения, психолог имеет возможность помочь ребенку безопасно выразить свои чувства и справиться с внутренней тревогой, повышая тем самым его эмоциональное здоровье.

Литература:

  1. Бик Эстер Заметки о наблюдении за младенцами как части психоаналитического обучения / Э. Бик/ Журнал практической психологии и психоанализа, № 2, 2005–127c.
  2. Камю /Camus/ 1960, с.272
  3. Маганья Джин Притихшие дети. Общение без слов с детьми, упорно отстраняющимися от жизни /Джин Маганья/ перевод Казаковой А., Серебренниковой Н. — М., 2018–418с.
  4. Нойманн Э. Ребенок /Нойманн Э./Castalia — М., 2015
  5. Шмидт-Лев-Беер Кэтрин Невербальное сообщение негативных аффектов /Шмидт-Лев-Беер/ перевод З. Баблояна под редакцией И. Романова, сайт: braonline.ru/content/files/upload/133/kity.docx.
Основные термины (генерируются автоматически): ребенок, арт-терапевтические техника, отношение, игра, метод наблюдения, мой взгляд, психолог, чувство, глубокий уровень, детский сад.


Задать вопрос