Факультативные признаки субъекта преступления | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 11 декабря, печатный экземпляр отправим 15 декабря.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №42 (384) октябрь 2021 г.

Дата публикации: 15.10.2021

Статья просмотрена: 35 раз

Библиографическое описание:

Кабардукова, К. К. Факультативные признаки субъекта преступления / К. К. Кабардукова. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2021. — № 42 (384). — С. 84-86. — URL: https://moluch.ru/archive/384/84628/ (дата обращения: 30.11.2021).



В качестве основания для привлечения лица к уголовной ответственности выступает непосредственным образом состав преступления. Таким образом, установление признаков, характерных для совершенного деяния, а также истины, которая является обязательной по уголовному делу, будет возможно лишь при верной квалификации того либо иного уголовно наказуемого деяния. Обеспечивает же верную квалификацию преступлений непременное соблюдение органами следствия и дознания, прокуратуры, а также судом принципа законности.

Ключевые слова: субъект преступления, субъективная сторона, преступление, факультативные признаки, заведомость.

The corpus delicti serves as a basis for bringing a person to criminal liability. Thus, the establishment of the characteristics characteristic of the committed act, as well as the truth, which is mandatory in a criminal case, will be possible only with the correct qualification of a particular criminal act. It ensures the correct qualification of crimes by the indispensable observance of the principle of legality by the bodies of investigation and inquiry, the prosecutor's office, as well as by the court.

Keywords: subject of a crime, subjective side, crime, optional features, knowingness.

Субъективная сторона уголовно наказуемого деяния предопределяет внутреннее психическое отношение того или иного лица к совершаемому им деянию, которое характеризуется таким признаком, как общественная опасность. Субъективная сторона уголовно наказуемого деяния в целом включает в себя следующие признаки:

— вину лица, совершившего преступление;

— мотив, которым руководствовалось лицо при совершении уголовно наказуемого деяния;

— цель совершения уголовно наказуемого деяния;

— эмоциональное состояние лица, которое совершило преступление.

Следует отметить, что вопрос, который касается сущности субъективной стороны преступления, всегда вызывал много споров в научных кругах. Соответственно, актуальность носят и вопросы факультативных признаков, которые входят в субъективную сторону любого уголовно наказуемого деяния.

По своей сути, субъективная сторона преступления — это довольно многогранное понятие. Поэтому прежде, чем перейти к исследованию факультативных признаков, представляется возможным попытаться определить причины такой многогранности. Так, на сегодняшний день в науке уголовного права содержится три подхода к проблеме, которая является предметом анализа данной работы.

Сторонником первого подхода являлся П. С. Дагель. По мнению указанного исследователя, в данном вопросе следует руководствоваться отождествлением вины конкретного человека, а также субъективной стороной преступления. При этом из последней должны быть исключены эмоциональные моменты, характерные для виновного лица в соответствующий период, а также мотив и цель, которыми данное лицо руководствовалось при совершении преступления [4, с. 204].

Под виной следует понимать «психическое отношение субъекта к своему общественно опасному деянию и его последствию, выраженному в преступлении» [8, с. 23].

В свою очередь, такие составляющие как умысел, неосторожность, а также мотив, цель аффект и такой признак, как заведомость, если их рассматривать с точки зрения исследователей, которые придерживаются данного подхода — это никак не составные элементы, которые включены в категорию вины, а признаки, посредством которых становится возможным указать на ее наличие. Как следствие, можно говорить о наличии субъективной стороны уголовно наказуемого деяния.

Вместе с тем, в качестве основной причины, в связи с которой умысел, мотив, а также, собственно, цель совершенного уголовно наказуемого деяния, часто выдаются за субъективную сторону преступления — это ни что иное, как смещение таких понятий, как «содержание вины» и «форма вины».

Сторонниками второго подхода выступает, в частности, Ю. А. Демидов [5]. По его мнению, вину следует рассматривать за рамками субъективной стороны уголовно наказуемого деяния, поскольку для ее сущности характерной является глубина данного понятия. Последнее означает, что вина находит свое непосредственное проявление во всех элементах, которые входят в конструкцию состава преступления. В связи с этим вина — это «необходимое и достаточное основанием уголовной ответственности, в равной мере противоположным как объективному, так и абстрактно-субъективному вменению» [6]. Иными словами, саму вину следует рассматривать в качестве целостной характеристики уголовно наказуемого деяния. Только ее наличия достаточно для того, чтобы привлечь виновное лицо к установленной уголовным законом ответственности за содеянное.

Обращаясь к третьему подходу следует добавить, что именно он является традиционным для науки уголовного права и от части отражен в положениях действующего уголовного закона Российской Федерации — УК РФ.

Итак, в соответствии с третьим подходом, субъективная сторона уголовно наказуемого деяния состоит из комплекса элементов. Для последних свойственным является психический характер. В связи с этим мы говорим о вине, цели, а также о мотивах совершенного уголовно наказуемого деяния.

Указанные части субъективной стороны между собой пребывают в единстве. При этом они не могут взаимодополнять друг друга по причине того, что несут разное значение.

Продолжая данное исследование следует отметить, что современная наука уголовного права указывает всего лишь на два факультативных признака, которые входят в субъективную сторону любого уголовно наказуемого деяния. В данном случае это мотив, которым руководствовался преступник при совершении преступления и цель, которую он преследовал.

По мнению сторонников указанного подхода, эмоции (эмоциональное состояние) — это не элемент, который входит в состав психического отношения лица, совершившего преступление, к самому существу общественно опасного деяния. Эмоции — это только психические переживания данного лица, которые могут испытываться им же как до, также и вовремя совершения преступления либо же вовсе после того, как оно будет совершено [6].

По нашему мнению, психические переживания как составляющая эмоционального состояния человека, появляются у него тогда, когда определенная потребность, в которой такой человек нуждается, не может быть удовлетворена. При это же, формулировка мотива, которым руководствовалось лицо при совершении преступления, включает в себя в обязательном порядке эмоциональное состояние, которое следует рассматривать непосредственно как причину возникновения у соответствующего лица побуждений (мотива) к совершению общественно опасного деяния. При этом следует учитывать, что с точки зрения криминологии, мотивы совершения уголовно наказуемого деяния, и цели, которыми руководствовалось в данном случае лицо, могут возникнуть не только до совершения преступления, но также и после того, как оно будет совершено. В связи с этим, нельзя исключать мотивы и цели из конструкции, которая характерна для состава уголовно наказуемого деяния.

Вместе с тем, в рамках данного исследования интерес вызывает только эмоциональное состояние лица, которое совершило уголовно наказуемое деяние, до самого преступления, так и в момент, когда оно совершалось. В связи с этим следует привести точку зрения исследователей, которые отмечают следующее: «Чаще всего эмоции (эмоциональное состояние) не имеют юридического значения, особенно эмоции, переживаемые после совершения преступления. Но и в тех случаях, когда они имеют значение для оценки психологического содержания преступления, эмоции (эмоциональное состояние) не являются самостоятельным признаком субъективной стороны преступления» [7, с. 72].

Посредством эмоций, которые исходят от соответствующего лица, становится возможным продемонстрировать социальную характеристику происходящего, а не юридическую. Вместе с тем, именно эмоции — это составляющая часть самого субъекта уголовно наказуемого деяния, а не преступления как общественно опасного деяния. Благодаря эмоциям становится возможным дать характеристику личности лица, виновного в совершении уголовно наказуемого деяния.

При этом такие элементы, как мотив совершения преступления и цель, которой руководствовалось лицо. При этом формируются именно в сознании соответствующего лица — субъекта преступления. В качестве последнего следует понимать лицо, которое осуществляет воздействие на объект уголовной правовой охраны и способно нести за это воздействие уголовную ответственность.

Следует отметить, что именно эмоции (эмоциональное состояние) соответствующего лица, совершившего уголовно наказуемое деяние, изначально образовываются в его психике. В последующем же, эти эмоции выступают базой, на которой формируются мотивы и цели самого уголовно наказуемого деяния.

В аспекте отмеченного необходимо отметить важную закономерность. Так, недооценка смысла, который заложен в эмоциональное состояние лица как, непосредственно, до совершения уголовно наказуемого деяния, так и после его совершения, в последствии способна привести в правоприменительной практике к появлению большого числа противоречий, а также, соответственно, юридических ошибок. При этом если обратиться к нормам УК РФ, в которых содержаться положения об аффекте (который, по своей сути, следует рассматривать как разновидность эмоционального состояния человека в процессе совершения преступления), то можно с уверенностью сказать, что эмоциональное состояние — это ни что иное, как составная часть, которая водит в состав преступления, а если быть точнее — один из факультативных признаков, характерных для субъективной стороны уголовно наказуемого деяния.

Продолжая данное исследование следует отметить, что в конструкцию субъективной стороны уголовно наказуемого деяния помимо отмеченных нами ранее факультативных признаков, входят иные дополнительные признаки, посредством которых можно охарактеризовать субъективную сторону уголовно наказуемого деяния. Речь идет об аффекте, заведомости, а также поводе.

Аффект в науке уголовно права рассматривается в качестве кратковременной эмоции. В связи с этим, данный признак однозначно входит в состав факультативных. Иными словами, аффект — это разновидность эмоционального состояния.

Главная, по нашему мнению, сложность, заключается в то, что уголовное право не содержит классификации эмоций (или эмоциональных состояний) лица как до, так и в период совершения преступления. В связи с этим мы можем однозначно отметить, что аффект, являясь, по своей сути, разновидностью эмоционального состояния, на сегодняшний день не находит необходимого для него же закрепления.

В сою очередь, включение за ведомости как одного из возможных признаков факультативной стороны, по нашему мнению, не является обоснованным в целом. Так, если обратиться к трактовке такого понятия, как «заведомость», то в данном случае мы говорим о достоверном знании соответствующего лица — субъекта уголовно наказуемого деяния о наличии того или иного жизненного обстоятельства либо вовсе о его отсутствии [3, с. 45].

При этом то или иное конкретное жизненное обстоятельство, которое является непосредственной причиной возникновения, изменения, а также последующего прекращения правовых отношений — это, несомненно, юридический факт. В последнем случае следует понимать реальные явления, которые свидетельствуют об объективной действительности [8, с. 34].

Иными словами, такая категория, как заведомость может дать характеристику уголовно наказуемому деянию с субъективной стороны только в том случае, если «информация о каком-либо юридическом факте становится знанием субъекта преступления (информация не принадлежит никому, знание всегда чье-либо)» [7, с. 73].

В последующем, при наличии у соответствующего лица полученного знания могут быть сформированы факультативные признаки, характерные для субъективной стороны уголовно наказуемого деяния, такие как эмоциональное состояние, а также мотив совершения преступления и цель. Также формируемся основной признак субъективной стороны, о котором было сказано ранее — это вина. Иными словами, субъект совершения уголовно наказуемого деяния, зная, совершает это же деяние. Все отмеченное является основанием говорить о том, что в таком случае исключается неосторожная форма вины.

Как следствие, указание в положениях уголовного законодательства Российской Федерации на такой признак, как заведомость, дает нам возможность утверждать, что уголовно наказуемого деяние совершается лицом умышленно.

В свою очередь, под поводом следует рассматривать обстоятельство, которое, по своей сути, может в силу тех или иных обстоятельств, выступать основанием для чего-либо [3, с. 47-48]. По нашему мнению, повод также не может быть отнесен к факультативным признакам, которые являются обязательными для субъективной стороны уголовно наказуемого деяния.

Главное отличие повода от такой категории как заведомость заключается в том, что в последнем случае у лица сформировались такие составляющие, как мотив и цель совершения уголовно наказуемого деяния. В свою очередь, повод — это ни что иное, как «ускоритель» совершения преступления.

Таким образом, проведя исследование, эмоциональное состояние, а также мотив и цель, которыми руководствовалось лицо при совершении уголовно наказуемого деяния — это факультативные признаки, которые входят в состав субъективной стороны состава любого деяния, предусмотренного уголовным законом Российской Федерации.

Литература:

  1. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993 с изменениями, одобренными в ходе общероссийского голосования 01.07.2020) // Собрание законодательства РФ. 2014. № 31. ст. 4398.
  2. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 № 63-ФЗ (ред. от 01.07.2021) (с изм. и доп., вступ. в силу с 22.08.2021) // Собрание законодательства РФ. 1996. № 25. ст. 2954.
  3. Бавсун М. В. Квалификация преступлений по признакам субъективной стороны: учебное пособие / Москва, 2017. — 152 с.
  4. Дагель П. С. Избранные труды / Дагель П. С.; Науч. ред.: Коробеев А. И. — Владивосток: Изд-во Дальневост. ун-та, 2009. — 352 c.
  5. Демидов Ю.А. Сознание общественной опасности деяния как признак умышленного преступления. М.: РИО ВЮЗИ, 1967. - С. 215-224.
  6. Дмитриева О. М. Понятие и значение вины как обязательного признака субъективной стороны состава преступления / Материалы научно-практической конференции юридического факультета Елецкого государственного университета им. И. А. Бунина. Вып. 11 / Редкол.: Горичева В. Л., Ермаков В. Г., Капитонов С. Н. — Елец: Изд-во ЕГУ им. И. А. Бунина, 2010. — С. 265–269.
  7. Ермакова О. В. Особенности включения факультативных признаков в конструкцию конкретного состава преступления в рамках УК РФ // Уголовный закон Российской Федерации: проблемы правоприменения и перспективы совершенствования. Иркутск, — 2020. — С. 71–74.
  8. Маслова Е. В. Факультативные признаки субъективной стороны состава преступления: теоретико-прикладное исследование: Москва, 2018. — 240 с.
  9. Маслова Е. В. Факультативные признаки субъективной стороны состава преступления в разъяснениях Пленума Верховного Суда Российской Федерации / Российский судья. № 1 — М.: Юрист, 2015. — С. 38–41.
Основные термины (генерируются автоматически): наказуемое деяние, субъективная сторона, эмоциональное состояние, признак, совершение преступления, соответствующее лицо, лицо, мотив, опасное деяние, Российская Федерация.


Задать вопрос