Сопоставительный анализ характера фемининности в русских и узбекских народных пословицах | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 18 декабря, печатный экземпляр отправим 22 декабря.

Опубликовать статью в журнале

Авторы: ,

Рубрика: Филология, лингвистика

Опубликовано в Молодой учёный №41 (383) октябрь 2021 г.

Дата публикации: 09.10.2021

Статья просмотрена: 1 раз

Библиографическое описание:

Пайгамова, Зульфия. Сопоставительный анализ характера фемининности в русских и узбекских народных пословицах / Зульфия Пайгамова, Парвиноз Хайиткулова. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2021. — № 41 (383). — С. 42-47. — URL: https://moluch.ru/archive/383/84486/ (дата обращения: 05.12.2021).



В данной работе впервые пословицы в русском и узбекском языках систематизированы на основе сопоставительной классификации по гендерному характеру.

Ключевые слова: тендерный характер; фемининность; пословицы; поговорки; узбекский; русский язык.

In this work, for the first time, proverbs in the Russian and Uzbek languages are systematized on the basis of a comparative classification by gender.

Keywords: gender feature; femininity; proverbs; sayings; Uzbek language; Russian language.

В процессе глобализации и межкультурной коммуникации возникает проблема понимания и адекватного восприятия людей, говорящих на другом языке и имеющих другой менталитет. Особую трудность вызывает перевод с одного языка на другой, в частности с узбекского на русский или с русского на узбекский.

Л. А. Нургалиева справедливо отмечает: «Изучая иностранный язык, нельзя не изучать и культуру данного народа. В процессе изучения культуры необходимо также изучать и особенности речевого поведения носителей языка, так как, не зная культуру и традиции, можно попасть в затруднительное положение, в результате чего вы будете чувствовать себя неловко» [4, с. 209].

В последние десятилетия в лингвистике интенсивно развиваются новые направления исследований, опирающиеся на антропоцентрический подход к изучению языковых явлений. Особое место в таких лингвистических направлениях занимают гендерные исследования.

Так как культура и язык пронизаны гендерными отношениями, то актуальным является рассмотрение понятия «гендер» в системе языка. Особенности национального сознания наиболее ярко проявляются в устном народном творчестве, которое формировалось и развивалось в течение длительного времени. И именно пословицы представляют собой тот особый пласт культуры народа, в котором отражаются самобытность и неповторимость обычаев, традиций, норм поведения и ментальности конкретного этноса.

Несмотря на многочисленные исследования пословиц в фольклористике, культурологический анализ пословиц остаётся малоизученным, тем более на основе раскрытия характера, в частности, гендерного признака фемининности.

Гендерный характер фемининности передаётся в пословицах через следующие опорные слова: в русском языке — женщина, баба, жена, мать, дочь , в узбекском – ayol,zavja,ona,qiz,turmush o’rtoq.

В ходе исследования мы обнаружили, что, как и в русском, так и в узбекских пословицах, гендерный характер фемининности чаще выражается наличием слов женщина и ayol. Это объясняется тем, что система ценностей в отношении женщины складывалась на основе одной из важных функций женщин — производить на свет потомство. А вместе с тем женщина являлась женой и хранительницей очага и уюта:

В русском языке:

Место женщины — в доме (здесь и далее перевод авторов статьи — Э. С., Л. Н.).

В узбекском языке:

Ayol-uy bekasi (узб). [8]

В русском языке:

Мужик да собака на дворе, а баба да кошка в избе [2, с. 431].

Хозяйкой дом стоит [Там же, с. 340].

Без женщины — хозяйки дом пустой [Там же, с. 344].

В узбекском:

Er-xotin-qo’sh xo’kiz

Ayol-uy gavhari.

Ayolsiz ro’zg’or bo’lmas

В данных пословицах высоко оцениваются место и значимость женщины в семье. Это передается через следующие лексические единицы, с положительной коннотацией: в русском языке: баба в избе, хозяйка, дом .В узбекском gavhar,beka,uy, ro’zg’or .

Здесь же стоит отметить, что хозяйка в доме — это не простая женщина, а именно хорошая (трудолюбивая, заботливая, любящая, экономная, сдержанная, приветливая и т. д.) жена, и наличие этого качества является залогом счастья для мужа и всей семьи:

В русском языке:

Хорошая жена — большой приз.

Без жены как без шапки [2, с. 500].

В узбекском языке:

Ayolning sunbuli –yigitning dili. [8]

Bo’z yaktak qichitar,

Yaxshi xotin tinchitar. [8]

Данная положительная коннотация передается в узбекском языке через такие лексические единицы, как: в русском языке: как без шапки ; в узбекском языке; как bo’z yaktak.

В то же время предназначение женщины часто описывалось больше с негативной стороны и заключалось в том, чтобы быть служанками своих мужей, присматривать за домом, готовить еду и выполнять супружеский долг [6, p. 27–29]:

В русском языке:

Хорошая жена — это идеальная дама в гостиной, хорошая повариха на кухне и любовница в постели . [2, с. 401]!

В узбекском языке:

Ayolning sarishtasi-

Ro’zg’orning farishtasi

Данные качества женщины в указанных паремиях передаются в русском языке через следующие лексические единицы с негативной коннотацией в русском языке: кривое веретено. Примеры пословиц, как в русском, так и в узбекском языке, объясняют потребительское отношение мужчины к женщине, ведь, зачастую, он видит в ней только объект, выполняющий определенные роли в семье (в русском языке: знай баба свое кривое веретено . В узбекском языке ( Xotin-o’ynash emas. ), а не любимую женщину, жену и мать своих детей.

Нужно также отметить, что огромное количество пословиц затрагивают психологический аспект характера женщины и ее поведения:

  1. Наиболее часто, как у узбекских, так и у русских, высмеиваются болтливость и говорливость женщин:

В русском языке:

На бабий роток не накинешь платок [Там же, с. 81].

Три бабы — базар, а семь — ярмарка [Там же, с. 44].

В узбекском языке:

Elakka chiqqan ayolning qirq gapi bor. [8]

Ayolga siring aytma. [8]

У русских приветствуется молчаливость и сдержанность в женщинах:

Молчаливость — лучшее одеяние женщины. [44]

В узбекском:

Kamgap ayol-dono ayol. [ 9 ]

Как видно из примеров, женщина в сравниваемых языках действительно отличается высокой степенью экспансивности и разговорчивости. Итак, наряду с тендерными маркерам « баба» в русском языке,в узбекском « xotin », «andi» в паремиях присутствуют следующие лексические единицы с отрицательной коннотацией, характеризующие данное качество женщин: в русском языке: бабий язык, достанет, не накинешь платок, базар, ярмарка. Это означает, что женщины болтают без устали.

  1. Следующей общей чертой характера женщины для обоих языков является женская изменчивость и непредсказуемость:

В русском языке:

Женские думы переменчивы [3, с. 258].

В узбекском языке:

Ayolning qirq tili bor.

Данное сравнение отражает взгляд народов на переменчивую натуру женщины, она выставляется капризной, непостоянной. Кроме того, использование прилагательного «переменчивый» в русском языке еще раз акцентируют непостоянность женщин в своих решениях и предпочтениях.

  1. Как в русском, так и в узбекском языке, женщины эмоциональны и импульсивны:

В русском языке:

Баба что глиняный горшок: вынь из печи, он пуще шипит [3, с. 212].

Невыносимая женщина родила еще более невыносимого ребенка [Там же, с. 233].

В узбекском языке:

Bo’ldiradigan ham ayol, o\ldiradigan ham ayol. [8]

Yomon xotin hayitda eridan chaqar. [8]

Yog’mas bulut elni aldar,

Yomon xotin erni. [9]

Данное негативное качество женщин акцентируется посредством таких лексических единиц с отрицательной коннотацией, как: в русском языке: пуще шипит, невыносимая. В узбекском языке: Нужно отметить использование анафоры (повтора) в узбекском языке «yomon xotin, bo’lmas»..., которое еще раз доказывает крайнюю природную эмоциональность женщины, удваивая силу высказывания и больше убеждая в вышесказанном.

  1. В глазах общества женщины как никто другой умели лгать:

В русском языке:

Хитрую женщину никто не разоблачит [Там же, с. 455].

В узбекском языке:

Ayyor xotin-sir bermas. [9]

Данные примеры показывают, насколько коварной и беспринципной может быть женщина, именно она является источником всех несчастий, которые происходят в жизни мужчины. В этом случае русском языке: вранье, хитрая…. В узбекском языке: Yomon, ayyor. Причем, все лексемы имеют негативную коннотацию.

  1. Плачущие женщины не вызывали положительные отклики у людей в сравниваемых языках:

В русском языке:

Баба слезами беде помогает [2, с. 431].

Бабьи слезы, что вода [Там же].

В узбекском языке:

Xotinning ko’z yoshi-oilaning g’alvir toshi. [8]

Представленные примеры советуют не доверять и не уделять большого внимания женским слезам. В русской пословице речь идет о том, что плачущая женщина такое же обычное явление, как и босоногий? т. е. не стоит уделять большое внимание женским слезам. Иначе говоря, слезы женщины искусственны. Именно из-за своей слезливости женщины прослыли слабым полом, они могли расплакаться как по причине, так и без нее.

  1. Как и в русском, так и в узбекском обществе, высмеивался и порицался ум женщин:

В русском языке:

Бабьи умы разоряют дома [3, с. 428].

Волос длинный, а ум короткий [Там же, с. 421].

В узбекском языке:

Ayolning sochi uzun bo’lgani bilan aqli kalta bo’ladi. [10]

Эти пословицы критикуют интеллектуальную деятельность женщины. В данных примерах дается отрицательная оценка уму, мудрости женщины, с помощью которых вряд ли можно найти выход из трудной ситуации и справиться с бедами. В русском же языке народ использовал антонимичные лексемы «длинный» и «короткий», чем подчеркнул крайность в поведении и умственных способностях женщин. В узбекском языке для выражения употребляется лексемы «Yomon, aqli kalta».

Таким образом, в процессе исследования было выявлено, что количество пословиц с отрицательным образом женщины превалирует над количеством пословиц с положительным образом. Это наблюдается как в русском, так и в узбекском языках. Проведенный анализ позволил выявить следующие лексемы, которые характеризуют женский образ. Среди них можно выявить существительные с положительной коннотацией в русском языке: хозяйка, жена. В узбекском языке ayol, uy bekasi, umr yo’ldosh , farishta. Однако большинство выявленных лексических единиц имеют негативное значение: в русском языке: бабий язык, бабий роток, семь пятниц, переменчивы, шипит, источник зла, вранье, слезы, разоряют. В узбекском языке : yomon xotin, ko’z yosh,giybatchi, andi, …

Таким образом, в результате данной оценки действиям женщин, которые опирались на принятые в каждом из сравниваемых обществ нормы и законы, сложились определенные стереотипные качества женщин, несущие отрицательные оттенки. Вследствие этого, роль женщины как жены и хранительницы очага хоть и воспевалась, но очень часто ее статус принижался.

Сейчас в русском обществе считается, что «Большинство женщин лучше, если они вне своего дома. Однако раньше женщина не просто должна была быть матерью (Женщина без ребенка — что дерево без фрукта), но также, став женой, женщина должна была полностью посвящать себя супругу, хозяйственным заботам, воспитанию детей:

Дом — это тюрьма для девушек и работный дом для женщин.

Женская работа никогда не заканчивается. Ее успех по ведению хозяйства в доме становился ее репутацией:

Хорошо обставленный дом говорит о хорошей жене. [4]

В узбекском языке:

Inoq oilada beshik bo’shamas [10]

Ro’zg’or ziynati — o’tin,

Uy ziynati-xotin. [9]

Xotin –uyning chirog’i [10]

О хорошей хозяйке можно узнать по ее окнам. Стоит отметить, что гендерный признак фемининности в данных пословицах выражается через слова хорошая домохозяйка, «yu bekasi», женская работа по дому, «Ro’zg’or ziynati» отражающие одну из общепринятых социальных ролей женщины в обществе. Единственная доступная сфера деятельности для женщин, отраженная в паремиях, — это ведение домашнего хозяйства. Женщина — это мать, жена, хозяйка на кухне. Согласно традиционным представлениям, женщина — хранительница очага, которая должна обеспечивать уют в доме. И это одна из самых важных ролей женщины.

Безразличное отношение к женщине, отсутствие какого-либо намека на то, что она личность и человек, передано в пословице — «Все женщины хороши: либо в чём-то, либо ни в чём». Chala dovruqqa chol yiqilar,Xotinni s’ksang obro’ to’kilar.

По нашему мнению, данный стереотип связан с тем, что большинство паремий отражают представления о женщине как об объекте потребления. Более того, в этом преобладает оскорбительное и уничижительное отношение к ней.

Что же касается русских пословиц, то и здесь наблюдается очень похожая картина. Во все времена, и даже в XXI веке, в российском обществе можно обнаружить неприязненное отношение к женщине, что отражается в русских пословицах. К женщинам не относились как к слабому полу, а о том, чтобы беречь и лелеять ее — и речи быть не могло: Жена — не икона, не на полочку её ставить [2, с. 337].

В русских народных изречениях женщина практически не имела никакого статуса, она приравнивалась к рабочей силе:

Бабе дорога — от печи до порога [Там же, с. 444]. Курица не птица, а баба не человек [Там же, с. 500].

Таким образом, статус русской женщины напрямую связан с ее гендерной ролью, продиктованной родной культурой, будь то ведение домашнего хозяйства и воспитание детей или выполнение равноценной с мужчинами работы.

Стоит отметить, что в российской литературе довольно часто употребляется термин «баба», что является культурно-маркированным словом «женщина». В не столь далекие времена этим словом обозначали замужнюю крестьянку, но со временем оно приобрело более широкое значение, приравниваясь к слову «женщина», а в каких-то контекстах несущее оскорбительный оттенок. Часто бабу описывают как упрямую женщину: Бабе хоть кол на голове чеши [3, с. 201]. Стели бабе вдоль, она меряет поперек [3, с. 246]. Сбабой не сговоришь. Бабу не переговоришь [3, с. 276].

Тем не менее, название «баба» также подразумевало сильную, здоровую, не очень образованную, работящую женщину, способную «коня на скаку остановить, в горящую избу войти».

В узбекском языке подобное название отсутствует, поскольку в русском обществе образ женщины соотносится с понятием «баба», женщиной более грациозной, мягкой, физически слабой, не способной выполнять мужскую работу. Женщина всегда выступала в образе прекрасной дамы, хоть и статусом ниже мужчины: Каждая женщина больше желает быть красивой, чем хорошей.

В представленных узбекских пословицах содержание красивой жены сравнивается с содержанием мельницы. Данное сравнение, на наш взгляд, объясняется тем, что женщина, как красивое создание, постоянно требует финансовых вложений: Yaxshi ayol –tegirmon toshi [10]

В русских же пословицах и поговорках нами не обнаружено подобной тенденции. Наоборот, женщина была не просто хозяйкой дома и матерью детей, ей были присущи мужские черты характера, что говорит о проявлении гендерного признака маскулинности:

Этой бабе только бы штаны надеть [2, с. 196].

Я думал, что идут двое, ан мужик с бабой [2, с. 200].

Женщина захочет — сквозь скалу прой дет [2, с. 344].

Эти изречения хоть и несут в себе долю ироничности, но все же черты мужественности у женщин всегда приветствовались охотнее, чем образ субтильной, изнеженной женщины-аристократки: « Худую взять -стыдно в люди показать».

Говоря о женской красоте, то она в русском обществе во все времена была гордостью ее обладательницы, предметом зависти других женщин и объектом поклонения мужчин. Для женщины важны, прежде всего, ее красота и молодость. Так, из пословицы Мужчина стар на столько, насколько он чувствует, а женщина стара на столько, насколько она выглядит вторая часть стала актуальной поговоркой, имеющей свои корни еще в 1891 году

Однако красота русской женщины практически была не важна. Она имеет значение для самих женщин, но предназначение женщины видели в другом:

Не та хозяйка, которая говорит, а та, которая щи варит [3, с. 231].

С лица не воду пить, умела б пироги печь [3, с. 315].

Собой красава, да душа трухлява [3, с. 324].

Не будь красна и румяна, а чтобы по двору прошла да кур сочла [Там же, с. 207].

Данные пословицы характеризуют русскую женщину как хранительницу очага, трудолюбивую и работящую, без которой не будет мужчине счастья и покоя в семье.

Иногда самолюбование отвлекает женщину от выполнения обязанностей по дому, о чем и предупреждают следующие пословицы:

Чем больше женщины смотрят в своё отражение, тем меньше они присматривают за домом.

Женщина, которая больше печется о своем лице, более невнимательная к своему дому.

В узбекском:

Chiroyli xotin-ko’cha ko’rki.

Aqilli xotin-uy ko’rki

Данные пословицы предупреждают о том, что женщина может быть легкомысленной и ветреной. Так как внешность — это достояние и богатство, которое может быть серьёзным оружием в руках женщин, их нужно держать в строгости и не давать расслабляться, во избежание хаоса как в голове, так и в семье.

Помимо социальной роли жены, женщины выполняют еще одну из важнейших ролей — роль матери. Как и в русском, так и в узбекском обществе считается, что у детей проявляются те качества характера и те привычки, которыми обладают их родители, как первые воспитатели своих детей.

Так, как в русском, так и в узбекском языках дочь — это копия ее матери:

В русском языке:

Какова мать, такова и доч ь [2, с. 465].

В узбекском языке:

Onasiga qarab qizini ol.

Однако отношение к дочерям, как к будущим женам, имеет некоторое различие в русском и узбекском обществе. Как уже отмечалось выше, для русских лишние расходы, связанные с содержанием женщин, всегда вызывали недовольство. Дочери, помимо жён, также были источниками расходов (их необходимо было прилично одевать и обеспечивать приданым):

Две дочери и чёрный ход — три настоящих вора.

В обществе дочь также являлась источником расходов. Однако до выхода замуж она трудилась в хозяйстве наравне с матерью, и замужество означало потерю трудовой единицы семьи в крестьянском обществе:

Сын в дом глядит, дочь из дому [3, с. 26].

Дочь — чужая добыча [3, с. 37].

В узбекском:

O’gil uyga tashit-qiz uydan tashir. [ 10]

В отличие от крестьянских девушек, купеческие дочери были предметом обожания (например, сказка «Аленький цветочек»), что отражается в следующей пословице: Дочь — чужое сокровище.

В узбекских пословицах мать может описываться с негативной стороны, если она слишком балует своих детей:

Cholimning topganini o’ynab yeyman,

O’g’limning topganini o’ylab yeyman. [8]

В русской паремиологии нами выявлено больше пословиц, отражающих положительное отношение к матери и трудность материнства, чем в узбекском языке: Материнская молитва со дна моря вынимает [2, с. 128]. Какова матка, таковы и детки [2, с. 130]. Кому родить, тому и кормить [2, с. 155]. При матке все детки гладки [2, с. 157]. Детушек воспитать — не курочек пересчитать [2, с. 158]. При солнышке светло, при матушке тепло [2, с. 160].bВ узбекском языке: Yaqin qiz-o’g’l xisobi, uzoq qiz — o’lik xisobi. [10]

Данный факт можно объяснить тем, что традиционное понимание русской женщины-матери — это такие понятия, как мать, материнская любовь. Чувства ответственности, заботы и добродетельности стали ее натурой в ходе исторического развития страны и своеобразия наших традиций и обычаев.

Таким образом, при исследовании русских и узбекских пословиц на основе гендерного характеоа фемининности были обнаружены следующие сходства и различия:

  1. Нами отмечено, что общей особенностью русских и узбекских пословиц с присутствием гендерного характера фемининности является наличие отображения женщин как глупых, слабых, вздорных особ, статус которых всегда был ниже статуса мужчин. Их основная роль — быть матерями и хозяйками.
  2. Были выявлены следующие лексические единицы, характеризующие женщину с положительной точки зрения: в русском языке — хозяйка, жена.В узбекском «Yu bekasi, ayol». Однако большинство выявленных лексических единиц, характеризующих женщину, имеют негативное значение: в русском языке — бабий язык, бабий роток,слезы,.. В узбекском Ayol makri, g’iybat. Таким образом, узбекская и русская паремиологии характеризуются меньшим количеством пословиц с положительной окраской образа женщины.
  3. Было обнаружено, как в узбекском, так и в русском языке, что хорошая женщина, жена является ключевой фигурой в жизни мужа, которая обеспечивает мир и порядок в семье. Это передается через следующие лексические единицы с положительной коннотацией: в в русском языке — хозяйка, щи варить, пироги печь, кур сочла.В узбекском sarishtali ayol,farishta,yaxshi xotin…
  4. Еще одной важной отличительной чертой узбекской женщины является ее отношение к материнству и ее теплые взаимоотношения с детьми. В русской и узбекской паремиологии выявлено большее количество пословиц, отражающих положительное отношение женщины к этому статусу и роли в семье, что еще раз доказывает значимость, роль и почитание матери в культуре. В то время как в русской культуре между детьми и матерью в течение жизни могут сохраняться нейтральные и даже холодные взаимоотношения.
  5. В образе женщины в русских пословицах преобладает гендерный характер фемининности, в узбекской пословицах — маскулинности.

Причины различия русских и узбекских пословиц — отсутствие языкового родства, особенности исторического развития стран, своеобразия традиций, нравов, обычаев, склада ума и характера у узбеков и русских.

Несмотря на то, что русский и узбекский языки относятся к разным группам, наши народы не имели тесных контактов, и каждый шел своим путем исторического развития, многие народные изречения полностью или частично соответствуют друг другу, а некоторые совпадают по смыслу. В основном это интернациональные пословицы, отражающие взгляды на женщину с позиций общечеловеческих ценностей.

Литература:

  1. Буковская М. В. Словарь употребительных русских пословиц. Издание 3-е, стереотипное. М.: Русский язык, 1990. 228 с.
  2. Жуков В. П. Словарь русских пословиц и поговорок. М.: Просвещение, 1993. 544 с.
  3. Хасанова Б. Р. Узбекско-русский фразеологический словарь с тематической классификацией. Т.: Фан, 1989. 248 с.
  4. Нургалиева Л. А. Некоторые особенности невербальной коммуникации в английской и татарской лингвокультурах // Вестник Чувашского университета. 2015. № 2. С. 208–211.
  5. Сборник пословиц и поговорок. Киев, 2001.
  6. Русские народные пословицы. М.: Восточная литература, 1990.
  7. Лаврова И. Р. Исторические основы русских народных пословиц и поговорок. Новосибирск, 1998.
  8. Мусақулов А.Ўзбек халқ лирикаси.Т.Фан, 2010.
  9. Ўзбек халқ мақоллари. Под редакции Саримсоқова Б, Мусақулова А. Т. Фан. 2985.
  10. Турсунов И. Н. Халқ зийнати.Т.Фан, 1987.
Основные термины (генерируются автоматически): русский язык, узбекский язык, женщина, пословица, русский, дом, баба, гендерный характер, положительная коннотация, хранительница очага.


Ключевые слова

русский язык, фемининность, пословицы, поговорки, тендерный характер, узбекский
Задать вопрос