О понятии следов человека в криминалистике | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 11 декабря, печатный экземпляр отправим 15 декабря.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №41 (383) октябрь 2021 г.

Дата публикации: 04.10.2021

Статья просмотрена: 13 раз

Библиографическое описание:

Убогова, В. Н. О понятии следов человека в криминалистике / В. Н. Убогова. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2021. — № 41 (383). — С. 265-267. — URL: https://moluch.ru/archive/383/84403/ (дата обращения: 03.12.2021).



В криминалистической науке сущность преступления познается и исследуется через его отражение в объективной реальности в виде следов. В подтверждение чему В. Н. Линовский отметил, что «следы преступления могут служить доказательствами либо в значительной степени помочь объяснению конкретного случая» [1, с. 149].

Между тем, следы преступления могут нести в себе не только криминалистически значимую информацию об орудии или способе совершения преступления, но и о лице, совершившем преступное деяние, его физических и анатомических качествах.

Криминалистическое учение о следах человека на протяжении долгого времени развивалось на почве усовершенствования приемов, средств и методов обнаружения, изъятия и фиксации следов преступления, влияя на содержательное наполнение понятия «след».

На протяжении первой половины двадцатого столетия данное понятие рассматривалось в широком смысле и трактовалось как материально фиксированное изменение окружающей среды.

Впервые в криминалистике понятие следа было сформулировано научным деятелем И. Н. Якимовым. Под следом он понимал не только следы отображения, но и материальные изменения, которые происходят в окружающей среде и предметах, связанных с местом преступления. Кроме того, именно И. Н. Якимов впервые предложил называть раздел о следах — «трасология» [2].

Существенную роль в развитии криминалистического учения о следах сыграло определение, данное С. М. Потаповым. Согласно предложенной им формулировке, следами являются «отображения на материальных предметах признаков явлений, причинно связанных с расследуемым событием» [3].

С введением в советскую криминалистику понятия трасологии, а также благодаря исследованиям Б. И. Шевченко, понятие следа было значительно сужено и ограничено следами-отображениями внешнего строения предметов на другом предмете или веществе [4, с.13].

Большинство ученых-криминалистов второй половины двадцатого века развивали мысль о том, что учение о следообразовании не может быть ограничено следами-отображениями внешнего строения. Так, например, по мнению Д. А. Турчина, трасология должна включать в себя любые изменения в материальной обстановке, связанные с событием преступления. «Следы, — писал он, — это отраженная в материальной обстановке уголовно-релятивная информация об изменениях, произошедших в результате совершения преступления и выраженная в сигнально-звуковых образованиях, представляющих собой отдельные предметы, их отношения, свойства и материальные отображения, а также наличие или отсутствие между ними структурных связей» [5].

В связи с отсутствием единого понимания «следа» в криминалистической науке и учебной литературе данный термин на протяжении долгого времени отожествлялся с понятием «след человека».

Кроме того, учение о следах было ограничено их исследованием с точки зрения материального происхождения, а потому термин «след человека» использовался для обозначения следов, характеризующих человека как биологического существа.

Так, И. Н. Якимов к следам человека относил: следы ног, следы пальцев рук, следы зубов, следы ногтей, пятна крови и спермы, волосы, экскременты [2, с. 117]. Такую точку зрения о следах разделял Н. Д. Вороновский в своем практическом руководстве для работников органов расследования [6].

И. Ф. Крылов в своей работе представил более расширенный перечень следов человека, включающий в себя: следы папиллярных линий, которые имеются на пальцах рук, ладонях и подошвах ног; следы обутых ног — следы обуви, следы носков, чулок; следы зубов; следы иных участков тела (губ, лба, уха и т. д.); следы одежды, в том числе следы перчаток; следы крови; следы спермы; следы пота, слюны, вагинальных выделений, мочи и кала; волосы; органы и ткани организма человека; кости и их фрагменты; запаховые следы, занимающие особое место среди объектов биологического происхождения [7].

Современные зарубежные криминалисты к следам человека относят аналогичные объекты.

Стоит обратить внимание на точку зрения О. А. Мальцева, который предлагает ввести в криминалистику понятие психологического следа. Ученый утверждает, что «одним из элементов идентификационного комплекса человека являются его социальные свойства, отражающиеся в виде психологического следа как динамического смыслового идентификационного признака личности» [8, с. 441]. Речь идет о выявлении социальных и психологических свойствах личности. Однако, по мнению большинства криминалистов на практике данная группа свойств является трудно выявляемой, а полученная информация будет носить лишь вероятностный характер.

Между тем, исследуя следы с точки зрения их материального происхождения, нельзя упускать из внимания те следы, которые могут отпечататься в сознании человека о произошедшем событии. Так, существование в сознании личности идеальных объектов-образов, связанных с событием преступления, его механизмом, пространственно-временными характеристиками, а также с личностью преступника и иных участников преступления, позволяет выделить особую группу следов — идеальных следов, следов-образов.

Идеальные следы представляют собой криминалистически значимую информацию, которая воспринята и запечатлена человеком в виде мысленных (памятных) образов, и которая может быть им воспроизведена в вербальной или иной форме либо извлечена из его памяти средствами, допустимыми для использования в уголовном судопроизводстве [9].

Данные следы могут содержать в себе информацию, например, о поле, возрасте, особенностях внешнего облика лица, его различных биологических состояниях, (в некоторых случаях возможно и об его социальных свойствах (фамилия, имя, отчество и т. д.) и состояниях (семейное положение, место жительства, должность). Кроме того, потерпевшие, свидетели-очевидцы, другие участники процесса могут описать внешность преступника, скрывшегося с места происшествия, нарисовать схему размещения людей и предметов, охарактеризовать звуки и запахи.

На сегодняшний день идеальные следы включены в общую классификацию следов в криминалистике, однако не во всех научных работах. В отдельных разработках лишь упоминается о существовании данных следов и представляется краткое их описание.

Это связано с тем, что характер идеальных следов и их сохранность находятся в прямой зависимости от состояния органов чувств лица, воспринявшего эти следы, его состояния здоровья, памяти, интеллекта и т. д. То есть данные следы на практике в значительной мере носят субъективный характер.

Действительно, органы чувств человека имеют разную степень восприимчивости, но использование идеальных отображений в комплексе с достижениями медицины, психологии и технических работ дает благоприятный результат.

Р. С. Белкин в своей работе выделяет неоспоримые достоинства идеальных следов по сравнению с материальными следами. Так, по мнению ученого, идеальные следы являются более содержательными, более простым путем осуществляется перенос информации на материальный носитель, более разнообразны формы использования информации, содержащейся в мысленном образе [10].

Таким образом, под следами человека можно понимать изменения в обстановке места происшествия, отражающие его биологические свойства, а также изменения, отразившиеся в виде мысленных образов и памяти лица, совершившего преступление или иных лиц.

Литература:

  1. Линовский, В. Н. Опыт исторических разысканий о следственном уголовном судопроизводстве в России / В. Н. Линовский. — Одесса: тип. Л. Нитче, 1849. — 262 c.
  2. Якимов, И. Н. Криминалистика. Руководство по уголовной технике и тактике. Новое издание, перепечатанное с издания 1925 г. / И. Н. Якимов. — Москва: ЛексЭст, 2003. — 496 c.
  3. Белкин, Р. С. Курс криминалистики: Криминалистические средства, приемы и рекомендации. В 3-х томах. Т. 3 / Р. С. Белкин. — Москва: Юристъ, 1997. — 480 c.
  4. Шевченко, Б. И. Научные основы современной трасеологии / Б. И. Шевченко. — Москва, 1947. — 54 c.
  5. Турчин, Д. А. Теоретические основы учения о следах в криминалистике / Д. А. Турчин. — Владивосток: Дальневост. ун-та, 1983. — 86 c.
  6. Вороновский, Н. Д. Уголовная техника (начальный курс): практическое руководство для работников органов расследования / Н. Д. Вороновский. — Москва: Изд-во НКВД РСФСР, 1931. — 169 c.
  7. Крылов, И. Ф. Криминалистическое учение о следах / И. Ф. Крылов. — Ленинград: Изд-во Ленингр. ун-та, 1976. — 197 c.
  8. Мальцев, О. А. Психологический след как элемент смыслового идентификационного признака личности преступника / О. А. Мальцев. — Текст: непосредственный // Стабильность и динамизм общественных отношений в Российской Федерации. — Барнаул: Изд-во Алтайского ун-та, 2005. — С. 648.
  9. Суворова, Л. А. Идеальные следы в криминалистике: диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук / Суворова Л. А. — Воронеж, 2005.
  10. Белкин, Р. С. Криминалистика: проблемы сегодняшнего дня. Злободневные вопросы российской криминалистики / Р. С. Белкин. — Москва: Инфра-М-НОРМА, 2001. — 240 c.
Основные термины (генерируются автоматически): след, след человека, долгое время, криминалистическая наука, криминалистическое учение, материальная обстановка, материальное происхождение, психологический след, след преступления, событие преступления.


Задать вопрос