Научные и практические вопросы производных объектов авторского права | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 11 декабря, печатный экземпляр отправим 15 декабря.

Опубликовать статью в журнале

Авторы: ,

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №41 (383) октябрь 2021 г.

Дата публикации: 05.10.2021

Статья просмотрена: 16 раз

Библиографическое описание:

Пелихова, К. В. Научные и практические вопросы производных объектов авторского права / К. В. Пелихова, Т. Г. Чебоньян. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2021. — № 41 (383). — С. 248-250. — URL: https://moluch.ru/archive/383/84402/ (дата обращения: 03.12.2021).



В статье рассмотрены теоретические и практические вопросы, связанные с производными объектами авторского права, в частности о соотношении права на переработку произведения и личных неимущественных прав автора. Подняты проблемы авторского права в области, касающейся охраны оригинального произведения от неправомерного его искажения, нарушающего право на неприкосновенность. Выявлены некоторые пробелы национального законодательства в вопросах отнесения произведений в жанре пародии (карикатуры) к производным объектам интеллектуального права и возможном нанесении таким произведением ущерба чести и деловой репутации автора оригинального произведения. Также исследованы аспекты исчерпания права на неприкосновенность произведения.

Ключевые слова: производный объект авторского права, право на неприкосновенность произведения, плагиат, произведение в жанре пародии и карикатуры, защита чести, достоинства и деловой репутации автора, личные неимущественные права автора, искажение произведения, принцип исчерпания права.

В ст. 1266 Гражданского кодекса РФ (далее ГК РФ) [3] закрепляется одно из важнейших личных неимущественных прав — право на неприкосновенность произведения. Стоит провести параллель со ст. 1270 ГК РФ, закрепляющей правомочие на переработку произведения (обработка, экранизация, аранжировка и др.). То есть это именно творческая переделка уже существующего оригинального произведения, впоследствии чего создается новый творческий продукт.

Но зачем соотносить эти два, казалось бы, разнородных по своей сущности права? Дело в том, что на практике возникает множество вопросов. Влечет ли переработка оригинального произведения автоматическое нарушение права на неприкосновенность? Когда произведение будет считаться переработкой, а когда уже нарушением неприкосновенности — как определить эту грань? [6] Интересна позиция Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ, изложенная в п. 31 Постановления Пленума № 5/29 от 26.03.2009 «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее Постановление № 5/29), о том, что право на неприкосновенность затрагивает только такие изменения произведения, которые не относятся к созданию новых произведений, созданных на основе имеющихся [4]. То есть речь идет о производных произведениях, а значит, получается, мы можем заключить, что «новое» произведение не нарушает бессрочного права на неприкосновенность?

Нерешенный вопрос разграничения нового произведения от переработанного порождает субъективизм и ошибочность в оценке переработанного произведения. Следствием является неоднозначность правоприменительной практики в разрешении споров о плагиате. Так в октябре 2017 г. французским музыкантом Ж. Синуэ был подан иск о нарушении авторского права против Филиппа Киркорова, исполнившего песню «Шелковая нить», которая, по его словам, является кавер-версией на арабский и французский вариант песни «Helwa ya Baladi», при том что Синуэ не давал разрешение на переработку и перевод его композиции на русский язык. Московский городской суд посчитал, что обе песни являются абсолютно разными, а песня «Шелковая нить» — самостоятельное музыкальное произведение, которое было зарегистрировано в «РАО», что не нарушило условий издательства. Однако если воспроизвести оба произведения, то даже для непрофессионала очевидно их сходство.

Теория в вопросе защиты произведений в жанре пародии или карикатуры содержит ряд проблем, также вытекающих из личных неимущественных прав самого автора. Ч. 4 ст. 1274 ГК РФ подчеркивает, что допускается создавать произведения в жанре пародии и карикатуры без согласия автора последнего и без выплаты ему вознаграждения [2]. Встает вопрос, почему для пародий нет таких же ограничений, как для всех других производных объектов? В теории о самостоятельности пародий дискуссии ведутся до сих пор. Ученые подчеркивают, что скорее всего это изъятие и говорит о производном характере пародии [7].

Бернская конвенция об охране литературных и художественных произведений в ст. 6 bis закрепляет, что «…автор произведения имеет право противодействовать всякому его извращению, искажению или иному изменению, наносящему вред чести и репутации автора» [1]. В ст. 12 конвенции поясняется, что любые изменения, переделки возможны исключительно с разрешения автора. При буквальном толковании этих норм, получается, что в понимание «любые изменения» включается и переработка произведения. Тогда зададимся еще одним вопросом, подпадает ли пародия под определение переработки произведения, которая правомерна только с разрешения правообладателя? Может ли тогда произведение в жанре пародии нанести ущерб чести и репутации автора и как-то затронуть право на неприкосновенность? Доктрина не содержит единого подхода, мнения ученых на сегодняшний день разнятся, и поэтому абсолютно уверено и правильно ответить на эти вопросы пока не удается [8].

Первопричиной трудностей защиты такого произведения некоторые ученые называют отсутствие легального и четкого определения, отражающего уникальные признаки пародии, именно как объекта охраны авторского права [9]. Так зарубежная и отечественная практика выработала критерии такого произведения, в частности, в решении от 20 января 2011 г. Арбитражного суда г. Москвы выделялись: юмористический (комический) характер и узнаваемость [5]. Но первый критерий является сугубо оценочным и субъективным, а в критерии узнаваемости нет определенного понимания — какого количества лиц должно быть достаточно, чтобы он имел место быть, тем более не все могут быть ознакомлены с оригинальным произведением — что теперь в таком случае стоит признать пародию незаконным использованием оригинального произведения? Поэтому бывает крайне сложно доказать, создано ли самостоятельное произведение или в жанре пародии.

Ярким примером такой переработки может быть книга С. Грэма-Смита «Гордость и предубеждение и зомби», в основу которой был положен оригинальный текст классического литературного произведения Джейн Остин, хоть первое и дополнено новыми элементами мира зомби. Но заимствование сюжетной линии, персонажей и оригинального текста налицо, да и название уже говорит само за себя. Произведение С. Грэма-Смита очевидно отвечает критерию узнаваемости, а вот на вопрос о его комичности однозначного ответа дать нельзя. В уже рассматриваемом деле суд отметил, что правомерна та пародия, которая создана с целью развлечь, насмешить потребителя, отразив положительные стороны «оригинала», что повысило бы заинтересованность к первоисточнику и побудило бы желание познакомиться с ним. Пародия «Гордость и предубеждение и зомби», очевидно не наносит экономический ущерб книге Дж. Остин.

П. 31 постановления Пленума № 5/29 указывает, что для внесения изменений в произведение необходимо прижизненное согласие автора или после его смерти согласие других лиц, которое должно отражать волю автора, то есть здесь эти основания объединены в одном положении [10]. А значит правопреемник, который приобрел исключительное право на произведение имеет право давать согласие на его переработку, что практически означает переход права автора на неприкосновенность к такому лицу. Но тогда это противоречит тому, что личные права неотчуждаемы и непередаваемы, как указано в том же пункте постановления.

Создание переработанного произведения предполагает получение от автора оригинала разрешения на его искажение, но только в тех пределах, которые автор сам предоставил. Но право на неприкосновенность не допускает никаких искажений оригинального произведения, а значит исключает создание производного объекта? [10] Отчасти можно сказать, что, когда автор предоставляет право на переработку своего произведения другому лицу, при том, что впоследствии «новый — переработанный» продукт его не устроит, его право на неприкосновенность нарушается [11]. Это скорее всего подпадает под принцип исчерпания права, так скажем, право на неприкосновенность сохраняется за автором первоисточника, давшим разрешение на его использование, но пределы действия этого права не распространяются на уже созданную переработку. Раз производное произведение охраняется интеллектуальным правом и является самостоятельным объектом, то вряд ли можно говорить о нарушении права на неприкосновенность автора первоисточника.

Из анализа судебной практики мы видим, что в авторском праве, особенно в части, касающейся переработанных произведений, много неразрешенных вопросов и поэтому данный аспект нуждается в серьезной научной проработке. Но все же закрепив в ч. 4 ГК РФ право на неприкосновенность, законодатель продвинулся на пути оптимизации правовой охраны. Это позволило расширить границы правового регулирования и защиты личных неимущественных прав автора от различных посягательств на его произведение, ранее защищавшееся лишь общими положениями ст. 12 ГК (о защите личных неимущественных прав), а ст. 152 ГК РФ (защита чести, достоинства и деловой репутации) совсем не подходила для охраны авторского права от неправомерных изменений произведения. Быстрый темп развития общественных отношений рано или поздно приведет к усовершенствованию правового регулирования правомочий на переработанное произведение.

Литература:

1 Бернская конвенция по охране литературных и художественных произведений от 9 сентября 1886. URL: http://www.wipo.int/treaties/ru/text.jsp?file_id=283702 (дата обращения 15.09.2021).

2 Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 21.10.1994 // Российская газета. 1994. 8 дек.

3 Гражданский кодекс Российской Федерации (часть четвертая) от 18.12.2006 № 230-ФЗ // Российская газета. 2006. 22 дек.

4 О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации: Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 5, Пленума ВАС РФ № 29 от 26.03.2009 // Российская газета. 2009. 22 апр.

5 Постановление ФАС Московского округа от 09.11.2011 по делу № А40–125210/09–110–860 // СПС КонсультантПлюс.

6 Елисеев В. И. Осуществление интеллектуальных прав на производные объекты // Журнал Суда по интеллектуальным правам. 2017. № 18. С. 59–61.

7 Семенова Е. Правомерность «креативных» нарушений авторских прав: стиль мэш-ап в современной литературе // Интеллектуальная собственность. Авторское право и смежные права. 2016. № 10. С. 54–55.

8 Сухарева А. Е., Туркин Р. Э. Правовые проблемы пародии в авторском праве РФ // Журнал Суда по интеллектуальным правам. 2017. № 15. С. 107–108.

9 Шахназаров Б. А. Проблемы правового регулирования пародий в международном авторском праве // Вестник Университета имени О. Е. Кутафина. 2015. № 2 (6). С. 124.

10 Дроздов А. В. Неприкосновенность произведения и его переработка: личные неимущественные и исключительные права // Журнал российского права. 2012. № 2. С. 60.

11 Рябов А. А Право на неприкосновенность произведения // Закон. 2007. № 10. С. 84–86.

Основные термины (генерируются автоматически): жанр пародии, оригинальное произведение, ГК РФ, произведение, переработка произведения, неприкосновенность, неприкосновенность произведения, переработанное произведение, деловая репутация автора, оригинальный текст.


Ключевые слова

защита чести, плагиат, производный объект авторского права, право на неприкосновенность произведения, произведение в жанре пародии и карикатуры, достоинства и деловой репутации автора, личные неимущественные права автора, искажение произведения, принцип исчерпания права
Задать вопрос