Соотношение доминантного языка и языка меньшинства в контексте глобализации | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 11 декабря, печатный экземпляр отправим 15 декабря.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Филология, лингвистика

Опубликовано в Молодой учёный №41 (383) октябрь 2021 г.

Дата публикации: 04.10.2021

Статья просмотрена: 7 раз

Библиографическое описание:

Шестакова, О. А. Соотношение доминантного языка и языка меньшинства в контексте глобализации / О. А. Шестакова. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2021. — № 41 (383). — С. 47-50. — URL: https://moluch.ru/archive/383/84379/ (дата обращения: 03.12.2021).



В статье рассматриваются языковые процессы в глобализирующимся мире, происходящие с доминантным языком и языком меньшинства.

Через анализ примеров подтверждается наличие следующих тенденций во взаимодействии языков: интеграция, регионизация, дифференциация и компрессия. Также делается вывод о том, что негативные последствия проявления глобализации в русском языке нужно предотвращать и исправлять уже имеющиеся путем проработанной языковой политики.

Ключевые слова: глобализация, доминантный язык, язык меньшинства, язык-реципиент, локальный язык.

В век инновационных технологий и межгосударственного взаимодействия в различных сферах жизни общества использование языков межнационального общения приобретает всё большие масштабы, создавая, однако, некоторые проблемные ситуации, связанные с локальными языками.

Для эффективного сотрудничества российских и зарубежных специалистов в таких сферах как бизнес, наука, политика, медицина, искусство, образование необходимы анализ и сопоставление культур разных стран. Участникам международных проектов приходится не только общаться на одном языке (английском, испанском, китайском, немецком, русском), но и учитывать национальные ценности и культурные особенности, находящие отражение в деловой коммуникации. Изучение культуры, как известно, невозможно без изучения языка.

Нельзя не согласиться с Е. Б. Ботавиной и С. В. Сизовой в том, что в сфере межкультурного взаимодействия большое значение играет умение переключения участников общения с одного «коммуникативного режима» на другой, т. е. свободно общаться на разных языках. Тем не менее, родной язык является основой культурной идентичности человека, которую он демонстрирует, являясь участником межнационального общения. [4, с.189]

По мере осознания процесса глобализации и её воздействия на все сферы жизни человека, ученые-лингвисты по-новому взглянули на осмысление сущности и функционирования языков в новых условиях.

Присоединяясь к воззрениям В. М. Алпатова, назовем функции языка, в которых он выступает при использовании вне традиционной территории функционирования. Это функции: «мирового языка, регионального языка культуры, контактного языка и языка меньшинств» [1, с.8]. При рассмотрении русского языка с точки зрения этой классификации, мы можем заключить, что он так или иначе выполняет все эти функции. Заметим, что начиная с 1991 г. роль русского языка как языка интернационального общения всё более утрачивается, а функция языка меньшинства усиливается. Эти процессы напрямую связаны с распадом СССР и переходом бывших советских республик к своим национальным языкам и отказом от использования русского языка как государственного.

Мы согласны с мнением Л. Цирлиной и считаем, что язык становится глобальным из-за политического и экономического влияния его носителей на мировые события [6] В настоящее время наиболее распространённым языком международного общения является английский, т. к. большая доля политической и деловой коммуникации, а также научные конференции, глобальные спортивные и культурные мероприятия проводятся на этом языке.

Как справедливо отмечает И. С. Бессарабова, наряду с другими негативными последствиями глобализации существует проблема лингвистического характера. Это вытеснение региональных языков доминантным международным. [3, с.78]

Английский язык в контексте глобализации является как средством общения в межкультурной (или кросс-культурной) коммуникации, так и проводником западной культуры, доминирующей над локальными культурами периферии.

Несомненно, знание одного или нескольких языков международного общения оказывает положительное влияние на процесс взаимодействия, установление взаимопонимания, налаживания контакта.

Осмысляя языковые процессы, вызванные глобализацией, и соглашаясь с суждениями О. М. Березовской и Л. Г. Кирьяновой, мы выделим тенденции, появляющиеся в этих процессах современного общества в условиях глобализации: 1) интеграционные процессы (влияют как на ситуацию в мире в целом, так и отдельно взятый язык), связанные с заимствованиями из английского языка; 2) процессы регионализации , связанные с влиянием локальных языков народов, вовлекаемых в транснациональные отношения, на язык международного общения; 3) процессы дифференциации, выступающие противоположными явлению интеграционных языковых процессов, призванные способствовать сохранению самобытности локальных языков; 4) компрессия языка , проявляющаяся в «появлении нового социолекта пользователей информационно-компьютерных технологий» [2, с. 145].

Интеграционные процессы. Стремясь к единому экономическому, культурному, научному пространству, государствам удобно использовать один язык, поэтому на фоне кросс-культурного взаимодействия происходят межъязыковые заимствования, которые охватывают не только слова или фразы, грамматические конструкции, но и дискурсы в целом.

Традиционно заимствования происходят из доминантного языка в язык меньшинства (хотя есть и обратный процесс, а также взаимное обогащение словаря языков). Доминантный язык стал таковым в виду того, что он является языком народа, доминирующего на мировой арене в экономике, промышленности, инновациях. Странам, уступающим в прогрессе в каких-либо сферах доминантному народу, приходится заимствовать название новых для них реалий, процессов, явлений, предметов, которые появляются в процессе прогрессивной деятельности. Например, само слово «глобализация» проникла в другие языки из английского: ' globe '- «земной шар», ' global ' — «общемировой». Другие примеры заимствований из английского: провайдер , дистрибьютер , ретейлер, мерчандайзер и др. Русский язык стал реципиентом заимствований в семантической зоне торговли, т. к. она являлась одной из слабо разработанных сфер. Аналогичная ситуация в сфере управления: топ-менеджер, дедлайн, корпорация, мэр, бизнес-ланч, кофе-брейк и др. Английский язык выступает успешным «донором» заимствований, являясь престижным языком межнационального общения, чему способствует не только успешное политическое и экономическое положение США, но также открытость культурных границ и развитие цифровых технологий, доступность информации.

Процессы регионизации. Понятие регионизации отождествляется с понятием локализации, взаимозаменяя друг друга. Английское «loсal» — «местный». Локализация глобальности проявляется в том, что любое явление, процесс, структуру, алгоритм, скрипт и прочее, привнося на определённую территорию с локальным (региональным) языком, адаптируют к местному языку и культуре. Временные форматы (запись дат в России и США отличается очередностью написания дня и месяца), символы, знаки, цвета, графические символы, лозунги адаптируют таким образом, чтобы избежать неправильного толкования или безразличного отношения. [8, www] В русском языке появилось название новой профессии — «локализатор» — человек, адаптирующий продукт к российской действительности. Очевидные и многократно высмеянные примеры адаптации названий фильмов локализаторами в российском прокате: Pulp fiction («низкокачественная литература») известно как «Криминальное чтиво» ; Moneyball — « Человек, который изменил всё;Pain & Gain ( намек на пословицу No Pain, no gain -«Без труда не вытащишь и рыбку из пруда») — « Кровью и потом: Анаболики ». [7, www]

Процессы дифференциации. Исторически борьба за самобытность, уникальность, идентичность известна ещё со времен славянофилов(30–40гг XIX в), но с ростом глобализационных процессов в конце XX в. в России масштабы заимствований и калькирования западных эталонов поведения, речи, использования грамматики, концептов дискурсов стало несоизмеримо больше. Страны, чей национальный язык подвержен массовому засорению иностранными словами, по-разному борются с этой проблемой. В Европе языки меньшинств с 1992 г защищает Европейская Хартия региональных и миноритарных языков. Российская Федерация также подписала этот документ, но ещё не ратифицировала его. [10, www] Примерами языковой дифференциации могут стать следующие: 1) в Нидерландах провинция Фрисландия добилась того, что её язык — фризский был включен в список языков Google Translator и Microsoft Office; 2) Чехия разработала систему грантов для выполнения рекомендаций Хартии, среди которых двуязычные топографические знаки; 3) Португалия удвоила число представителей цыган в межведомственном консультативном совете по интеграции цыганских общин. [9]

Компрессия языка. Всеобщая цифровизация, информатизация и компьютеризация, а также высокий ритм жизни больших городов находит отражение в психологии носителей языка и непосредственно в языке. Также на пути развития язык всегда стремится к компрессии, к экономии усилий говорящего. В глобализирующемся мире в опосредованном общения через компьютер, социальные сети, короткие сообщения проявляется компрессия языка. На первый взгляд, набирать текст сообщения дольше, чем сказать реплику, однако, носители языка идут по пути сокращения. Уже привычными стали такие фразы: «Ув. Игорь Николаевич! Пжл. перешлите письмо». Или «С ув. К.Е., доц. каф. ИЯ». Надо отметить, что подобные сокращения легко узнаваемы только носителями языка — представителями профессиональных сфер, в которых они употребляются. Либо носителями других отдельных социальных групп, например, возрастных или территориальных.

Использование заимствований и калек с доминантного языка проникает во все сферы коммуникации, однако оправдано оно лишь в таких инновационных областях как информационные технологии и быстро развивающиеся области науки и отрасли промышленности, там, где родной язык не успевает предложить свой вариант, либо для лучшей коммуникации используется интернационализм. К соотношению языка меньшинства и доминантного языка следует подходить разумно, иначе в последствии бездумное использование языка-экспортёра может привести к национальной катастрофе. Мы согласны с И. Г. Морозовой в том, что письменный литературный язык сохранится, но разговорный язык, которым в большой степени пользуется молодёжь, будет засорён. Различие между двумя формами языка будет увеличиваться, что приведет к отсутствию интереса у молодёжи к литературе, это влечёт за собой снижение познавательной активности, низкий уровень знаний. Развиваясь стихийно, разговорный язык будет дифференцироваться по социальным группам, которые его используют (возрастные, профессиональные, территориальные). [5, www]

Языковая политика в России требует тщательной разработки, т. к. с одной стороны русский язык является языком реципиентом глобальной культуры, а с другой стороны сам долгое время являлся (времена СССР) и является доминантным языком для множества языков меньшинств на территории России. Помощь в сохранении русского языка как языка меньшинства, а также в поддержании самобытности русского народа могут оказать соседние страны — бывшие союзные республики, где всё ещё проживают представители русского народа.

Литература:

  1. Алпатов, В. М. Языковой аспект глобализации. / В. М. Алпатов. — Текст: непосредственный // Язык в глобальном контексте: современная языковая ситуация как следствие процесса глобализации. — Москва:, 2018. — С. 6–25.
  2. Березовская О. М. Тенденции этноязыковых процессов в условиях глобализации современного общества / О. М. Березовская, Л. Г. Кирьянова // Известия Томского политехнического университета [Известия ТПУ]. — 2009. — Т. 315, № 6: Экономика, философия, социология и культурология. — С. 144–148
  3. Бессарабова, И. С. Глобализация в современном мире (лингвистический аспект) / И. С. Бессарабова. — Текст: непосредственный // Успехи современного естествознания. — 2005. — № 3. — С. 78–79.
  4. Ботавина Е. Б., Сизова С. В. Межкультурные модели языковой коммуникации менеджеров — Текст: непосредственный // Современное педагогическое образование. ― 2021. ― № 3, ― с.189–193.
  5. Морозова, И. Г. Современные заимствования как отражение языковых изменений в условиях глобализации/ И. Г. Морозова. — Текст: электронный // hse.ru: [сайт]. — URL: https://www.hse.ru/data/2011/03/20/1211260953современные %20заимствования.pdf (дата обращения: 01.10.2021)
  6. Цирлина, Л. Глобализация и лингвистика: вавилонское столпотворение или «язык-киллер»? / Л. Цирлина. — Текст: электронный // prof.msu.ru: [сайт]. — URL:http://www.prof.msu.ru/publ/book6/c62_04.htm (дата обращения: 02.10.2021).
  7. Как локализуют названия фильмов в России — Текст: электронный // film.ru: [сайт]. — URL: https://www.film.ru/articles/kinoslovar-trudnosti-perevoda (дата обращения: 01.10.2021)
  8. Локализация по сравнению с интернационализацией — Текст: электронный // w3.org: [сайт]. — URL: https://www.w3.org/International/questions/qa-i18n.ru.html (дата обращения: 01.10.2021)
  9. Меньшинства и языки — многообразие идентичностей — равные права ― Текст: электронный // coe.int: [сайт]. — URL: https://www.coe.int/ru/web/human-rights-channel/national-minorities?inheritRedirect=true#/ (дата обращения: 01.10.2021)
  10. Региональные и миноритарные языки — Текст: электронный // rus-eu-culture.ru: [сайт]. — URL: http://rus-eu-culture.ru/601/605/ (дата обращения: 01.10.2021)
Основные термины (генерируются автоматически): доминантный язык, русский язык, язык, процесс, язык меньшинства, английский язык, компрессия языка, международное общение, межнациональное общение, Россия.


Ключевые слова

глобализация, доминантный язык, язык меньшинства, язык-реципиент, локальный язык
Задать вопрос