Квалифицированные и особо квалифицированные виды террористического акта (части 2 и 3 статьи 205 УК РФ) | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 5 февраля, печатный экземпляр отправим 9 февраля.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №37 (379) сентябрь 2021 г.

Дата публикации: 11.09.2021

Статья просмотрена: 41 раз

Библиографическое описание:

Агаева, Н. Ш. Квалифицированные и особо квалифицированные виды террористического акта (части 2 и 3 статьи 205 УК РФ) / Н. Ш. Агаева. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2021. — № 37 (379). — С. 89-92. — URL: https://moluch.ru/archive/379/84021/ (дата обращения: 27.01.2022).



В настоящем исследовании автор рассматривает квалифицированные и особо квалифицированные виды террористического акта (ч. 2 и ч. 3 ст. 205 УК РФ).

Ключевые слова: квалифицирующие и особо квалифицирующие признаки, соучастие, причинение смерти человеку, ущерб, тяжкие последствия.

Первый квалифицирующий признак — совершение террористического акта группой лиц по предварительному сговору или организованной группой (п. «а» ч. 2 ст. 205 УК РФ).

Группа лиц по предварительному сговору — одна из разновидностей формы соучастия особого рода. Соучастием в преступлении признается умышленное совместное участие двух и более лиц в совершении умышленного преступления (ст. 32 УК РФ).

Можно выделить следующие обязательные условия рассматриваемого признака:

  1. В совершении террористического акта должны участвовать два и более лиц, каждое из которых обладает признаками субъекта преступления, т. е. оно должно быть вменяемым лицом, достигшим возраста уголовной ответственности. Если одно из лиц, совершивших террористический акт, не обладает признаками субъекта данного преступления, то данное деяние не образует соучастия. Если же только одно лицо обладает признаками субъекта преступления, а другое — нет, то соучастие отсутствует.
  2. Деятельность соучастников должна носить совместный характер, т. е. террористический акт должен совершаться взаимосвязанными действиями соучастников, которые направлены на достижение общего единого преступного результата, а также между действиями каждого из соучастников и общим результатом должна быть установлена причинная связь [10, с. 50].

Так как Пленум Верховного суда РФ в постановлении от 9 февраля 2012 г. № 1 (ред. от 03.11.2016) «О некоторых вопросах судебной практики по уголовным делам о преступлениях террористической направленности» не урегулировал вопрос касательно соисполнительства при совершении террористического акта, обратимся к постановлению Пленума Верховного суда РФ от 27 января 1999 г. № 1 (ред. от 03.03.2015) «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)».

В п. 10 постановления отмечено, что наряду с соисполнителями преступления, другие участники преступной группы могут выступать в роли организаторов, подстрекателей или пособников террористического акта, и их действия надлежит квалифицировать по соответствующей части ст. 33 и п. «а» ч. 2 ст. 205 УК РФ [7].

Совершение террористического акта организованной группой — это также одна из форм соучастия, но уже в более опасной форме.

В постановлении Пленума Верховного суда РФ от 09.02.2012 № 1 указано, что при квалификации террористического акта по п. «а» ч. 2 ст. 205 УК РФ следует учитывать, что под организованной группой понимается устойчивая группа из двух и более лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений. Об устойчивости организованной группы могут свидетельствовать большой временной промежуток ее существования, неоднократность совершения преступлений членами группы, их техническая оснащенность и распределение ролей между ними, длительность подготовки даже одного преступления, а также иные обстоятельства (например, специальная подготовка участников организованной группы).

В случае признания террористического акта совершенным организованной группой действия всех ее членов, принимавших участие в подготовке или в совершении этого преступления, независимо от их фактической роли следует квалифицировать по соответствующей части ст. 205 УК РФ без ссылки на ст. 33 УК РФ (п. 6), т. е. как соисполнительство.

В том случае, если лицо совершает посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля либо лица, осуществляющего правосудие или предварительное расследование, сотрудника правоохранительного органа путем совершения взрыва, поджога или иных действий подобного характера в целях дестабилизации деятельности органов власти или международных организаций либо воздействия на принятие ими решений, содеянное надлежит квалифицировать по статье 205 УК РФ [8].

Когда посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля хотя и совершается указанными способами, но в целях прекращения его государственной или политической деятельности либо из мести за такую деятельность, содеянное квалифицируется по статье 277 УК РФ.

Посягательство на жизнь лица, осуществляющего правосудие или предварительное расследование, сотрудника правоохранительного органа, совершенное путем взрыва, поджога или иных действий подобного характера в целях воспрепятствования их законной деятельности либо из мести за такую деятельность, квалифицируется соответственно по статье 295 УК РФ или статье 317 УК РФ (п. 12 постановления Пленума Верховного суда РФ от 09.02.2012 № 1).

Действия участников террористического сообщества, террористической организации, незаконного вооруженного формирования, совершивших террористический акт, надлежит квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных статьей 205 УК РФ и соответственно статьей 205.4, 205.5, 208 УК РФ (п. 13) [8].

Конструкция состава преступления формальная.

В п. «б» ч. 2 ст. 205 Уголовного кодекса РФ в качестве квалифицирующего признака указано причинение по неосторожности смерти человеку.

В этом случае имеет место быть материальная конструкция состава преступления (последствие в виде смерти человека) и между действиями и наступившим последствием должна быть причинно-следственная связь.

Субъективная сторона террористического акта, повлекшего по неосторожности смерть человека, характеризуется двойной формой вины: прямой умысел по отношению к террористическому акту и неосторожность в виде легкомыслия или небрежности по отношению к смерти человека. В целом такое преступление признается совершенным умышленно (ст. 27 УК РФ).

По нашему мнению, причинение смерти человеку по неосторожности при совершении террористического акта практически невозможно. Террористический акт (взрыв, поджог, иные особо опасные действия) может совершаться только с прямым умыслом, что по логике исключает возможность неосторожного причинения смерти человеку путем совершения таких действий.

Таким образом, выделение в качестве квалифицирующего признака причинение смерти человеку по неосторожности не целесообразно и было бы правильным исключить п. «б» из ч. 2 ст. 205 УК РФ.

П. «в» ч. 2 ст. 205 УК РФ предусматривает в качестве квалифицирующего признака причинение значительного имущественного ущерба либо наступление иных тяжких последствий.

Конструкция состава является материальной, т. к. наличествуют последствия в виде значительного имущественного ущерба либо иных тяжких последствий.

Решая вопрос о том, является ли ущерб значительным (п. «в» ч. 2 ст. 205 УК РФ), следует исходить из стоимости уничтоженного имущества или затрат на восстановление поврежденного имущества, значимости этого имущества для потерпевшего, например, в зависимости от рода его деятельности или материального положения либо финансово-экономического состояния юридического лица, являвшегося собственником или иным владельцем уничтоженного либо поврежденного имущества [8].

Причинение в результате террористического акта значительного имущественного ущерба квалифицируется по п. «в» ч. 2 ст. 205 УК РФ и дополнительной квалификации по ст. 167 УК РФ не требует (п. 7).

К иным тяжким последствиям применительно к п. «в» ч. 2 ст. 205 УК РФ могут относиться, в частности, причинение тяжкого вреда здоровью хотя бы одному человеку, средней тяжести вреда здоровью двум и более лицам, дезорганизация деятельности органов государственной власти и местного самоуправления; длительное нарушение работы предприятия (предприятий) и (или) учреждения (учреждений) независимо от их ведомственной принадлежности, формы собственности, организационно-правовой формы; существенное ухудшение экологической обстановки (например, деградация земель, загрязнение поверхностных и внутренних вод, атмосферы, морской среды и иные негативные изменения окружающей среды, препятствующие ее сохранению и правомерному использованию, устранение последствий которых требует длительного времени и больших материальных затрат).

При решении вопроса о том, явилось ли нарушение работы предприятия или учреждения длительным, судам надлежит исходить из конкретных обстоятельств дела, учитывая при этом специфику их деятельности, общую продолжительность приостановления работы, размер причиненных им убытков и т. д. (п. 8) [8].

Законодатель в ч. 3 ст. 205 Уголовного кодекса РФ установил особо квалифицирующие признаки террористического акта.

В первую очередь к ним относятся деяния, предусмотренные ч. 1 или 2 ст. 205 УК РФ, сопряженные с посягательством на объекты использования атомной энергии либо с использованием ядерных материалов, радиоактивных веществ или источников радиоактивного излучения либо ядовитых, отравляющих, токсичных, опасных химических или биологических веществ (п. «а» ч. 3 ст. 205 УК РФ).

Под террористическим актом, сопряженным с использованием ядерных материалов, радиоактивных веществ или источников радиоактивного излучения либо ядовитых, отравляющих, токсичных, опасных химических или биологических веществ, понимается фактическое применение данных предметов при его совершении. Указанные предметы — это средства (орудия) совершения преступления.

Состав преступления в данном случае формальный, т. к. имеется только общественно-опасное деяние и в качестве обязательных признаков объективной стороны выступают средства совершения преступления.

Если в процессе совершения террористического акта были использованы незаконно приобретенные либо хранящиеся ядерные материалы и радиоактивные вещества, а также незаконно приобретенные, хранящиеся либо изготовленные огнестрельное оружие, боеприпасы, взрывчатые вещества или взрывные устройства, то действия лица подлежат квалификации по совокупности преступлений, предусмотренных статьей 205 УК РФ и соответственно статьей 220, 221, 222, 222.1, 223, 223.1 или 226 УК РФ (п. 10 постановления Пленума Верховного суда РФ № 1) [8].

При использовании перечисленных выше средств совершения террористического акта возможно причинение вреда жизни и здоровью людей (вплоть до их массовой гибели), другим живым организмам и окружающей среде.

В п. «б» ч. 3 ст. 205 Уголовного кодекса РФ указано последствие в виде умышленного причинения смерти человеку.

Конструкция состава преступления — материальная (присутствует последствие в виде смерти человека и должна быть причинно-следственная связь между деянием и наступившим последствием). Момент окончания такого вида террористического акта связан с наступлением смерти хотя бы одного человека.

В случае, если террористический акт повлек умышленное причинение смерти человеку (либо двум и более лицам), содеянное охватывается пунктом «б« части 3 статьи 205 УК РФ и дополнительной квалификации по статье 105 УК РФ не требует (п. 9) [8].

Рассмотрим решение Верховного суда Республики Дагестан № 2–8/2015 от 21 апреля 2015 г. [9]. Суд установил, что Лабазанов Ш. М., Амирханов М. М., Гаджиев М. С. и Исрапилов А. М. принимали участие в устойчивой вооруженной группе (банде). Наряду с участием в составе банды и незаконным хранением и ношением огнестрельного оружия и боеприпасов организованной группой, которые вменяли всем указанным лицам, Лабазанов Ш. М. и Исрапилов А. М. обвинялись также в совершении похищения человека организованной группой, в совершении вымогательства в особо крупном размере и др. преступлениях. При этом Лабазанов Ш. М., Амирханов М. М. и Гаджиев М. С. обвинялись и в совершении террористического акта организованной группой, повлекшего причинение значительного имущественного ущерба, умышленное причинение смерти человеку и наступление иных тяжких последствий (п. «б» ч. 3 ст. 205 УК РФ).

Суд установил, что 28.08.2012 члены банды: Лабазанов Ш. М., Гаджиев М. С., Амирханов М. М. и некоторые другие лица, действуя в соответствии с планом, разработанным под контролем руководителя банды, совершили террористический акт в домовладении видного религиозного деятеля Х. в с. Чиркей Буйнакского района Республики Дагестан путем совершения взрыва самодельного взрывного устройства, закрепленного на теле смертницы, которая была на приеме у Х. От полученных в результате взрыва ранений Х., а также находившиеся в его домовладении 6 человек скончались на месте преступления.

По совокупности с другими деяниями суд приговорил Лабазанова Ш. М., Амирханова М. М., Гаджиева М. С. к пожизненному лишению свободы в исправительной колонии особого режима. А Исрапилова А. М. — к 12 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на 6 месяцев.

Таким образом, мы изучили квалифицированные и особо квалифицированные виды террористического акта, отметив некоторые особенности признаков, содержащихся, соответственно, в ч. 2 и ч. 3 ст. 205 УК РФ.

Литература:

  1. Журавлев, М. П. Уголовное право. Общая и Особенная части: учебник / М. П. Журавлев. — М.: НИЦ ИНФРА-М, 2014. — 784 с.
  2. Рарог, А. И. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / А. И. Рарог. — М.: Проспект, 2017. — 912 с.
  3. Уголовное право России. Общая и Особенная части: учебник / под ред. проф. Ю. В. Грачевой и проф. А. И. Чучаева. — М.: Контракт, НИЦ ИФРА-М, 2017. — 704 с.
  4. Конституция Российской Федерации: Российская газета. — 1993. — N 237; Российская газета. — 2020. — N 144.
  5. Уголовный кодекс Российской Федерации: Федеральный закон от 13.06.1996 № 63-ФЗ (ред. от 24.02.2021) // Собрание законодательства РФ. — 1996. — N 25. — Ст. 2954; Российская газета. — 2021. — N 41.
  6. О противодействии терроризму: Федеральный закон от 06.03.2006 № 35-ФЗ (ред. от 08.02.2020) // Собрание законодательства РФ. — 2006. — N 11. — Ст. 1146; Собрание законодательства РФ. — 2020 г. — N 50 (часть III). — Ст. 8074.
  7. О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ): постановление Пленума Верховного суда РФ от 27.01.1999 № 1 (ред. от 03.03.2015) // Российская газета. — 1999; — 2015. — N 47.
  8. О некоторых вопросах судебной практики по уголовным делам о преступлениях террористической направленности: постановление Пленума Верховного суда РФ от 09.02.2012 № 1 (ред. от 03.11.2016) // Российская газета. — 2012. — N 35; 2016. — N 259.
  9. Решение Верховного суда Республики Дагестан № 2–8/2015 от 21.04.2015. — [Электронный ресурс]: Режим доступа: https://rospravosudie.com/court-verxovnyj-sud-respubliki-dagestan-respublika-dagestan-s/act-566864158/. — Загл. с экрана.
  10. Российский терроризм: проблемы уголовной ответственности: монография / В. В. Ткаченко, С. В. Ткаченко. — М.: ИНФРА-М, 2015. — 110 с.
  11. Беляева, М. Г. Проблемные вопросы объективной стороны преступления, предусмотренного ст. 205 УК РФ «террористический акт» / М. Г. Беляева // Журнал «Форум молодых ученых». — 2019. — № 3 (31). — С. 153–160.
  12. Гималетдинова, А. А. Вопросы квалификации преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 205 УК РФ / А. А. Гималетдинова // Журнал «Аллея науки». — 2020. — Т. 1. — № 12 (51). — С. 518–522.
  13. Лебедев, М. В. Вопросы квалификации террористического акта, повлекшего смерть одного или нескольких лиц / М. В. Лебедев // Евразийский юридический журнал. — 2020. — № 11 (150). — С. 350–352.
  14. Серебренникова, А.В., Лебедев, М. В. Уголовно-правовая характеристика террористического акта / А. В. Серебренникова, М. В. Лебедев // Журнал «Актуальные проблемы российского права». — 2020. — С. 133–140.
  15. Яшонов, А. А. Проблемы квалификации террористического акта / А. А. Яшонов // Международный научный журнал «Молодой ученый». — 2020. — № 51 (341). — С. 328–331.
Основные термины (генерируются автоматически): УК РФ, террористический акт, организованная группа, Верховный суд РФ, значительный имущественный ущерб, квалифицирующий признак, постановление Пленума, совершение, причинение смерти, Уголовный кодекс РФ.


Ключевые слова

ущерб, соучастие, тяжкие последствия, квалифицирующие и особо квалифицирующие признаки, причинение смерти человеку
Задать вопрос