Понятие и сущность прокурорского надзора за исполнением законов органами, осуществляющими дознание и предварительное следствие | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 5 февраля, печатный экземпляр отправим 9 февраля.

Опубликовать статью в журнале

Авторы: ,

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №36 (378) сентябрь 2021 г.

Дата публикации: 05.09.2021

Статья просмотрена: 52 раза

Библиографическое описание:

Беляй, В. В. Понятие и сущность прокурорского надзора за исполнением законов органами, осуществляющими дознание и предварительное следствие / В. В. Беляй, Д. В. Беляй. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2021. — № 36 (378). — С. 82-86. — URL: https://moluch.ru/archive/378/83931/ (дата обращения: 22.01.2022).



Современный этап развития России характеризуется интенсивными преобразованиями системы уголовной юстиции. Серьезные изменения происходят и в сфере регулирования уголовного судопроизводства, в том числе в части регламентации досудебного производства. Взаимоотношения между государством и обществом при расследовании и раскрытии преступлений затрагивают права, свободы и обязанности человека и гражданина, которые, в свою очередь, являются необходимыми звеньями сильного правового государства и гражданского общества. Деятельность органов предварительного следствия и дознания имеет к этому прямое отношение. Прокурор как особый субъект уголовного производства выступает тем самым гарантом, обеспечивающим в силу своих полномочий: законность следствия, а также соблюдение прав и законного круга интересов участников уголовного процесса.

Таким образом, в рамках данного исследования представляется актуальным проанализировать деятельность прокурора по осуществлению уголовного преследования через призму обеспечения законности в Российской Федерации.

Ключевые слова: прокурор, прокурорский надзор, дознание, предварительное следствие, законность, права и свободы человека.

Прежде чем перейти непосредственно к вопросу понятия и сущности прокурорского надзора за исполнением законов органами, осуществляющими дознание и предварительное следствие, представляется возможным отметить следующее.

Формы предварительного расследования нашли свое закрепление в положениях ст. 150 УПК РФ. Так, предварительное расследование на территории России может производиться в двух уголовно-процессуальных формах:

1) предварительное следствие;

2) дознание.

Интересным представляется то обстоятельство, что в ст. 5 УПК РФ закреплено легальное определение второй уголовно-процессуальной формы предварительного расследования — дознания. Так, под последним следует понимать «форму предварительного расследования, осуществляемую дознавателем (следователем), по уголовному делу, по которому производство предварительного следствия необязательно» [2].

Следует отметить, что обе формы предварительного расследования — предварительное следствие и дознание, по своей сути имеют характерны правовые различия. При этом указанные отличия, прежде всего, основываются на формальных признаках, в свою очередь, не оказывающих влияние на внутреннее содержание самого осуществления следствия как такового, а также дознания. В рамках данного исследования представляется целесообразным проанализировать такого рода отличия, что поможет лучшему уяснению сущности института предварительного следствия [9, c. 145].

Первое отличие состоит в том, что уголовно-процессуальное положение лица, которым было совершено уголовно-наказуемое деяния. В данном случае следует отметить, что при производстве, непосредственно, дознания, в отличие от производства предварительного следствия, то лицо, которым было совершенно преступление, наделяется статусом подозреваемого по делу.

Второе отличие заключается в перечне составов преступлений, за которые ответственность предусмотрена УК РФ. Так, дознание производится дознавателем лишь в отношении уголовно-наказуемых деяний, отнесенных к группе средней тяжести, а также небольшой тяжести [10, c. 105].

В свою очередь, предварительное следствие как таковое может производиться только по тяжкими, а также особо тяжким и прочим составам уголовно-наказуемых деяний, перечень которых нашел свое отражение в ч. 2 ст. 151 УПК РФ в действующей редакции.

Третье отличие, установленное законом, — это сроки осуществления предварительного расследования. Что касается института предварительного следствия, которое проводится по уголовному делу, то его следует закончить в срок, который впоследствии не может превышать 2 месяца со дня, когда было, собственно, возбуждено уголовное дело (ч. 1 ст. 162 УПК РФ). Следует отметить, что указанный в законе срок может быть продлен до 3 и до 12 месяцев. В свою очередь, если будут иметь место исключительные случаи, тогда такой срок может быть продлен и свыше установленного ранее срока, о чем свидетельствует и ч. ч. 4, 5 ст. 162 УПК РФ.

В свою очередь, срок производства дознания равен 30 суткам с того дня, когда дознавателем было возбуждено уголовное дело в связи с совершенным преступлением. Если имеется установленная законом необходимость, то прокурором такой срок продлевается до 30 суток еще (ч. 3 ст. 223 УПК РФ). Вместе с тем в отдельно взятых либо же исключительных случаях установленный уголовно-процессуальным законом срок производства дознания может быть также продлен до 6 и до 12 месяцев (ч.ч. 4, 5 ст. 223 УПК РФ).

Четвертое отличие указывает на непосредственного субъекта, который законом уполномочен осуществлять предварительное расследование. К примеру, предварительное следствие строго проводится следователями из числа таких структур, как СК РФ, МВД России, ФСБ Российской Федерации (ч. 2 ст. 151 УПК РФ). Что касается дознания, то оно может быть проведено лишь дознавателями из числа МВД России, ФСБ Российской Федерации, ФССП Российской Федерации, ГПН ФПС, ФТС России. Вместе с тем к субъектам, которые управомочены проводить дознание, следует также отнести следователей СК РФ (ч. 3 ст. 151 УПК РФ) [11, c. 170].

Пятое отличие — это прокурорский надзор, а также ведомственный контроль, которые осуществляются за производством предварительного расследования. Следует отметить, что отмеченные формы осуществления контроля представляют собой установленные законом уголовно-процессуальные механизмы, действие которых, согласно закону, направлено на обеспечение законной деятельности как дознания, также и предварительного следствия, в целом [6, c. 87–88].

В аспекте отмеченного следует указать, что обязанность обеспечения соблюдения положений уголовно-процессуального закона, а также объективности, всесторонности и, в целом, полноты производимого по уголовному делу расследования и, собственно, недопущения нарушения не только прав, но и свобод человека и граждан на сегодняшний день призваны в обязательном порядке соблюдать такие процессуальные фигуры, которые также являются участниками уголовного судопроизводства со стороны обвинения, а именно:

— руководитель следственного органа;

— прокурор.

Так, указанные участники строго в рамках полномочий, которые урегулированы и предоставлены им законом в соответствии с положениями УПК РФ, осуществляют контроль, а также надзор за уголовно-процессуальной деятельностью, выполняемой следователем в пределах своей компетенции.

Под ведомственным контролем, осуществляемым руководителем следственного органа следует понимать такой контроль, который осуществляется в отношении деятельности следователя, осуществляющего полномочия по расследованию уголовного дела, а также принятия в соответствии с этим процессуальных решений, предоставляемых ему положениями уголовно-процессуального закона.

В свою очередь, прокурорский надзор подразумевает осуществление прокурором специфической деятельности, которая должна осуществляться от имени Российской Федерации как правового государства и направлена, прежде всего, на проверку точности, а также условий соблюдения и последующего исполнения законов Российской Федерации с целью обеспечения верховенства права в соответствующей деятельности; единства, а также укрепления законности в соответствующей сфере; защиты прав и свобод человека и гражданина Российской Федерации и, собственно, охраняемых законом интересов всего российского общества и государства в целом.

При этом функция прокурорского надзора заканчивается после того, как происходит утверждение прокурором обвинительного заключения по уголовному делу. Иными словами, утвердив итоговое процессуальное решение, а также направив соответствующее уголовное дело в суд, рассматриваемый субъект уголовного процесса становится единственным должностным лицом, который уполномочен осуществлять от имени государства — Российской Федерации уголовное преследование.

Вместе с тем некоторые исследователи, анализируя функции, предоставляемые законом прокурору, отдельно выделяют функцию процессуального руководства действующими в России органами дознания. По их мнению, данная функция находит свое выражение в предоставляемом прокурору полномочии:

— продления срока, необходимого для проверки сообщения об уголовно наказуемом деянии;

— продления сроков дознания;

— решения вопроса о необходимости отстранения дознавателя от последующего производства расследования по уголовному делу и др. [8, c. 121–122].

По нашему мнению, функция процессуального руководства органами дознания носит сугубо производный характер от рассмотренной ранее функции прокурорского надзора. Данное обстоятельство объясняется тем, что реализация функции процессуального руководства подчинена достижению единой цели, а именно — соблюдению законности как основного принципа досудебного производства, реализующегося по уголовным делам.

Таким образом, деятельность прокурора предусматривает реализацию главных задач, которые в отношении него предопределил законодатель:

— поддержание обвинения от имени государства — Российской Федерации по уголовным делам;

— является главным гарантом прав, а также законных интересов каждого отдельного гражданина, который так или иначе вовлечён в сферу правосудия, реализующегося по уголовным делам.

Следует отметить, что именно сочетание наиболее разнообразных форм контроля, а также прокурорского и судебного надзора впоследствии может гарантировать не только успешное производство расследования по факту совершенного преступления, то также и изобличение лиц, которые его совершили и представляют угрозу для общества. Также посредством применения таких механизмов, как контроль и надзор за процессуальной деятельностью следователя, прежде всего, обеспечивается защита прав граждан, которые, в свою очередь, вовлечены в процесс производства по уголовным делам по факту совершенного преступления.

Все обозначенные нами признаки не оказывают никакого влияния на само существо производства предварительного расследования, если рассматривать в целом, которое проводится в Российской Федерации [7, c. 87–188].

Вместе с тем на сегодняшний день в соответствии с ч. 1 ст. 37 УПК РФ прокурор наделен полномочием, которое предусматривает возможность осуществления надзора за установленной законом уголовно-процессуальной деятельностью со стороны органов дознания, а также органов предварительного следствия. Данное положение уголовно-процессуального закона в полной мере соотносится с положениями Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации», в котором законодатель предусмотрел отдельную главу, посвященную вопросам прокурорского надзора за исполнением законов органами, осуществляющими предварительное следствие (глава 3 указанного Федерального закона).

В соответствии со ст. 29 Федерального закона «О прокуратуре» в качестве предмета данного вида надзора выступают:

— соблюдение прав, а также свобод каждого отдельного человека и гражданина Российской Федерации;

— порядок, предусмотренный для осуществления разрешения заявлений и сообщений, которые касаются уже совершенных, а также только готовящихся уголовно наказуемых деяний;

— выполнение оперативно-розыскных мероприятий, а также установленное законом проведение расследования по уголовным делам;

— законность решений, которые уполномочены принимать органы, на которые возложена оперативно-розыскная деятельность, а также дознание и органы, осуществляющие предварительное следствие.

Вместе с тем О. В. Химичева при анализе положений ст. 29 Федерального закона «О прокуратуре» отмечает, что законодатель в ней закрепил только два направления, в частности:

— надзор со стороны прокурора, который реализуется на досудебном этапе уголовного судопроизводства Российской Федерации;

— надзор, который направлен на анализ законности процессуальных действий и решений, осуществляемых и принимаемых органами дознания, а также органами предварительного следствия [12, c. 100].

Справедливости ради следует отметить, что в современных условиях прокурору как единственному субъекту надзора не всегда удавалось полноценно осуществлять свои функции. Данное обстоятельство вызвано несколькими причинами.

Первой причиной является реформирование действующего законодательства, которое произошло в 2007 г. и, вследствие которого, прокурор был лишен некоторых полномочий. Вместе с тем вступил в силу приказ Генпрокуратуры России от 28.12.2016 № 826 «Об организации прокурорского надзора за процессуальной деятельностью органов предварительного следствия» [4], в котором нашли свое отражение вопросы совершенствования организации прокурорского надзора, который осуществляется за процессуальной деятельностью со стороны органов предварительного следствия.

Вторая существенная причина заключается в создании на территории Российской Федерации нового правоохранительного органа — Следственного комитета Российской Федерации. Отмеченная реформа стала причиной того, что были расширены полномочия руководителя следственного органа и, соответственно, сокращены прокурора. В частности, последний лишился следующих, наиболее важных, по нашему мнению, полномочий:

— право на возбуждение уголовного дела;

— право на дачу следователю указаний, которые касаются необходимости направления расследования, а также производства процессуальных действий. Такие указания носили обязательный характер для последнего;

— право, которое предусматривало необходимость согласования следователем вопроса о последующем возбуждении установленных законом мер пресечения, а также их последующем изменении или отмене;

— право, которое предусматривало необходимость согласования следователем вопроса о производстве иного процессуального действия, в свою очередь, реализации которого возможна на основании получения от суда соответствующего решения;

— право на продление срока предварительного расследования и пр.

По мнению некоторых исследователей, анализировавших данный вопрос, «прокурорский надзор за процессуальной деятельностью органов предварительного следствия утратил свой властно-распорядительный характер» [5, c. 113]. Учитывая все отмеченные изменения, с указанным утверждением можно смело согласиться.

Для прокурорского надзора за исполнением законов органами, уполномоченными осуществлять предварительное следствие, характерна некоторая особенность, которая заключается в следующем: только действующая система органов прокуратуры Российской Федерации может обеспечить укрепление, а также единство законности, на которых должно строится все уголовно-процессуальное и уголовное законодательство России.

Вместе с тем специфика данной деятельности прокурора предопределяется еще тем, что в отношении органов дознания прокурор наделен только обязанностями властно-распорядительного характера, а в отношении органов предварительного расследования полномочиями по осуществлению надзора, которые, по своей сути, гораздо уже первых. Кроме того, надзор в отношении органов предварительного следствия, как было отмечено ранее, в некотором смысле утратил характерную для него императивность.

Таким образом, прокурор — это особый участник уголовного судопроизводства, который наделен полномочиями по осуществлению надзора в данной области. Для таких полномочий свойственен наступательный характер. Кроме того, они могут быть реализованы даже в том случае, если отсутствуют признаки, свидетельствующие о нарушениях действующего законодательства Российской Федерации.

Литература:

  1. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993 с изменениями, одобренными в ходе общероссийского голосования 01.07.2020) // Собрание законодательства РФ. 2014. № 31. ст. 4398.
  2. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 № 174-ФЗ (ред. от 01.07.2021) // Собрание законодательства РФ. 2001. № 52 (ч. I). ст. 4921.
  3. Федеральный закон от 17.01.1992 № 2202–1 (ред. от 01.07.2021) «О прокуратуре Российской Федерации» (с изм. и доп., вступ. в силу с 01.09.2021) // Собрание законодательства РФ. 1995. № 47. ст. 4472.
  4. Приказ Генпрокуратуры России от 28.12.2016 № 826 «Об организации прокурорского надзора за процессуальной деятельностью органов предварительного следствия» // Законность. № 3. 2017.
  5. Вандышев В. В. Уголовно-процессуальный закон: лингвистические и нравственно-правовые его проблемы / Вандышев В. В. — С.-Пб.: Изд. Политехнического университета, 2013. — 587 с.
  6. Кобзарев Ф. М. Состояние и совершенствование институциональной организации участия прокурора в досудебных стадиях при производстве предварительного следствия // Российское правосудие. — 2019. — № 10. — С. 85–91.
  7. Кочанжи И. Д. Некоторые аспекты формирования органов предварительного следствия в новейшей России // Следственный комитет Российской Федерации: второе десятилетие на службе Отечеству Материалы Международной научно-практической конференции. Под общей редакцией А. М. Багмета. — 2019. — С. 184–190.
  8. Кривенцев П. Ю. Особенности предварительного следствия как формы предварительного расследования по уголовному делу // Студент. Аспирант. Исследователь. — 2018. — № 1 (31). — С. 119–127.
  9. Кульков В. В. Уголовный процесс. методика предварительного следствия и дознания: учебное пособие / Москва, 2019. — 311 с.
  10. Маллеев С. С. Особенности, отличающие дознание от предварительного следствия // Закон и право. — 2019. — № 10. — С. 104–105.
  11. Османова Н. В. К вопросу об универсальной подследственности уголовных дел, расследуемых следователем СК России. Вестник Академии Следственного комитета Российской Федерации. — 2015. — № 1 (3). — С. 167–171.
  12. Химичева О. В. К вопросу об организации прокурорского надзора и ведомственного контроля за законностью и обоснованностью решения об отказе в возбуждении уголовного дела / Вестник Московского университета МВД России. № 5 — М.: Изд-во Моск. ун-та МВД России, 2015. — С. 98–101.
Основные термины (генерируются автоматически): предварительное следствие, Российская Федерация, предварительное расследование, прокурорский надзор, РФ, дознание, прокурор, уголовное дело, уголовное судопроизводство, процессуальное руководство.


Задать вопрос