Тенденции развития правового регулирования в области нарушений авторского права единого цифрового пространства стран Европейского Союза | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 5 февраля, печатный экземпляр отправим 9 февраля.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №33 (375) август 2021 г.

Дата публикации: 11.08.2021

Статья просмотрена: 56 раз

Библиографическое описание:

Хариков, С. В. Тенденции развития правового регулирования в области нарушений авторского права единого цифрового пространства стран Европейского Союза / С. В. Хариков. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2021. — № 33 (375). — С. 57-59. — URL: https://moluch.ru/archive/375/83589/ (дата обращения: 27.01.2022).



В статье рассмотрены тенденции развития правового регулирования единого цифрового пространства стран, входящих в Европейский союз, в области регулирования и контроля нарушений авторских прав. Изучена степень необходимости изменений в конституционную и правовую защиту интеллектуальной собственности цифрового пространства в странах Европейского союза. Определена степень влияния проводимых законодательных изменений на взаимоотношения внутри общества в области единого цифрового пространства стран Европейского Союза.

Ключевые слова: авторское право, гражданское право, Европейский союз защита авторского права, интеллектуальное право, интеллектуальная собственность.

The article considers the trends in the development of legal regulation of the single digital space of the countries of the European Union in the field of regulation and control of copyright violations. The degree of necessity of changes in the constitutional and legal protection of intellectual property of the digital space in the countries of the European Union is studied. The degree of influence of the legislative changes carried out on the relations within society in the field of the single digital space of the European Union countries is determined.

Keywords: copyright, civil law, European Union copyright protection, intellectual property, intellectual property.

В современном мире с развитием в обществе новых видов коммуникаций стремительно развивается цифровое пространство. В правовом сегменте авторского права сети Интернет стран Европейского Союза, продолжительное время имелась неопределенность, выражающаяся в степени влияния регулятора на единое цифровое пространство. Подобная ситуация возникла в результате применения регулятором к новому цифровому пространству классических подходов и механизмов, которые ранее много лет применялись к обычным, физическим взаимоотношениям [2].

Европейский Союз в виду особенностей, необходимых для принятия решения, в настоящее время имеет очевидный недостаток, в виду того, что каждое решение, которое необходимо принимать, проходит очень большой путь. За время принятия нужного законопроекта или поправок некоторые вопросы, в которых требуются дополнения, становятся уже не актуальными.

Актуальность обсуждения и принятия изменений в вопросах единого цифрового пространства назрела давно, но именно сейчас происходят события, которые являются следствием динамичного развития сети Интернет. Новые цифровые взаимоотношения изменили привычный порядок отношений между пользователями, скорость распространения данных сейчас не зависит от скорости передвижения лошади, которая двигает повозку, или от автомобиля, который может перевозить письма и сообщения.

Цифровое пространство сети, внутри которой агрегаторы организовали самостоятельные структуры, передача данных и владельцев авторских прав практически не контролировалась со стороны единого регулятора. Стоит отметить, что в случае появления спорных вопросов крупнейшие компании, предоставляющие услуги передачи данных, не несли за нарушения ответственности.

В силу отсутствия необходимой законодательной базы на территории единого цифрового пространства стран Европейского Союза гиганты цифровой индустрии уходили от ответственности. Европейские суды не могли влиять на ситуацию в силу отсутствия у регулятора правового механизма необходимых санкций для привлечения к ответственности онлайн-агитаторов.

Директива 2006/116/ЕС об авторском праве, принятая парламентом Европейского союза в 2011 году, уже не может полностью соответствовать всем современным требованиям и запросам [5]. Стоит отметить, попытки изменить ситуацию постоянно находятся в рамках обсуждения. Но структура управления и механизм принятия решения в странах Европейского союза настолько неповоротлива и длительна, что для принятия поправок необходимо потратить годы. Начатая реформа в авторском праве стран Европейского союза прошла сложную процедуру согласований и консультаций. Положения реформы авторского и смежных прав единого цифрового пространства изложены в различных директивах Европейского союза. Среди документов, оказавших влияние на принятие решения, следует отметить XIII сессию по проблемам защиты авторских прав, которая была проведена совместно Израилем, Соединенным королевством и Европейским Союзом, даже с учетом того, что Израиль не является страной Европейского Союза, а Соединенное Королевство сейчас вышло из Европейского Союза, роль этого документа очень важна [1].

Основная суть проводимой реформы заключается в том, чтобы навести порядок в отношениях между агрегаторами сети Интернет, предоставляющими услуги, и правообладателями. Основной целью ввода изменений является необходимость создания правового механизма отчисления денежных вознаграждений авторам или правообладателю в цифровой сети; устранение законодательного пробела, которым пользовались недобросовестные участники цифровых взаимоотношений, уходя от ответственности. В результате принятых изменений сейчас у регулятора, как на национальном, так и на общем Европейском уровне появляется возможность привлечь к ответственности онлайн-агрегатора. При нежелании агрегатора удалить спорный контент имеется механизм введения санкций против нарушителя, в том числе заблокировать доступ в принудительном порядке.

В первую очередь под контроль и ответственность попадают крупные компании, которые работают на территории единого Европейского рынка цифровых услуг более трех лет, зарабатывают в сегменте цифровых технологий более десяти миллионов в год, трафик среди аудитории долее пяти миллионов пользователей в месяц.

Следует отметить, что с учетом переходного периода и требований к участникам Европейского союза привести в соответствие необходимые правовые акты, предусмотрены контрольные точки, которые необходимо соблюдать. Так, Европейским парламентом закреплено, что директивы в области авторского права, смежных правах в рамках единого цифрового рынка не отменяют, а дополняют основные действующие директивы. Применяются на территории единого цифрового пространства Европейского союза в отношении всех без исключения произведений и всех других объектов, охраняемых законодательством на национальном уровне в секторе правовых взаимоотношений, затрагивающих область авторского права. Контрольной датой отсчёта является дата подписания (17 апреля 2019 года), дата публикации в публичном пространстве (17 мая 2019 года), дата вступления в действие (6 июня 2019 года), дата приведения в соответствие законодательства всеми участниками Европейского союза на национальном уровне (7 июня 2021 года). Комиссией зафиксировано, что все выданные лицензии и договора на произведения, имеющие более ранний приоритет и законный механизм охраны или приобретения до 7 июля 2021 года, остаются действовать, будут применяться без ущерба для правообладателей и легальных участников отношений [4].

Все соглашения, действующие на территории единого Европейского союза, попадающие в сегмент, связанный с лицензированием или передачей прав от авторов и исполнителей, предусмотренные настоящей директивой, с 7 июня 2022 году обязаны соответствовать взятому обязательству прозрачности, отраженной в статье 19, суть которой определена:

– Регулятор на национальном уровне обеспечивает, получение автором и правообладателем отчета не реже одного раза в год об использовании объекта авторского права.

– Регулятор на национальном уровне обеспечивает доступность информации для автора и правообладателя о полученных доходах не реже одного раза в год.

При этом имеются особенности, при которых регулятор на национальном уровне может отказать в предоставлении подобной информации:

– Имеется по этому контенту действующее лицензионное соглашение с предусмотренным пунктом о предоставлении информации.

– Отсутствие прав или присутствия у заявителя незначительного процента прав ввиду малого взноса в объект охраны.

Основная трудность при принятии революционных поправок состояла в нежелании владельцев онлайн-агрегаторов нести ответственность за незаконный контент, вводить механизмы по отслеживанию и пресечению размещения нелегального контента. По предположению многих экспертов в сфере авторского права, нежелание со стороны владельцев онлайн-агрегаторов, максимальное затягивание принятия правовых механизмов позволяло получать огромные средства, ввиду того, что не платились отчисления авторам, а ответственности не было в силу того, что данные взаимоотношения и обстоятельства находились в сером секторе, и их использование зачастую лоббировалось цифровыми пиратами [3].

Стоит отметить, что специальная комиссия должна к 7 июня 2024 года установить и проанализировать воздействие принятых правовых норм, предусмотренных статьей 17, при необходимости предложить дополнительные меры по ослаблению или ужесточению режима ответственности к поставщикам соответствующих услуг, попадающих под критерии применения. Окончательный вариант анализа последствия принятия новых директив, должен быть подготовлен к рассмотрению не ранее 7 июня 2026 года [4]. Такой длительный промежуток времени необходим для получения необходимой информации для анализа и подготовки обзора результатов, которые будут достигнуты в результате принятия и действия директив.

Очевидно, что введенная правовая норма регулирования имеет огромное влияние не только на единое цифровое пространство Европейского союза, но и на весь мир. В силу того, что в настоящий момент при всех заявлениях политиков о том, что они полностью закроют доступ к сети Интернет на национальном уровне, фактически сейчас нет технических решений, позволяющих полностью закрыть цифровое пространство по национальному признаку. Также нет механизмов, при которых отдельное виртуальное пространство любого государство отдельно работало бы, имея весь доступный функционал.

Литература:

  1. WIPO/ACE/13/7 (Russian)_сессия_Израиль — Текст: электронный // wipo.int: [сайт]. —URL: https://www.wipo.int/edocs/mdocs/enforcement/ru/wipo_ace_13/wipo_ace_13_7.pdf (дата обращения: 23.07.2021) [В Интернете].
  2. Бернская конвенция по охране литературных и художественных произведений — Текст: электронный // pravo.gov.ru: [сайт]. — URL: http://pravo.gov.ru/proxy/ips/?docbody=&link_id=0&nd=203000755&collection=1 (дата обращения: 23.07.2021) [В Интернете].
  3. Директива (ЕС) 2019/789— Текст: электронный // wipolex.wipo.int: [сайт]. — https://wipolex.wipo.int/ru/text/513579 (дата обращения: 09.08.2021) [В Интернете].
  4. Директива (ЕС) 2019/790— Текст: электронный // wipolex.wipo.int: [сайт]. — URL: https://wipolex.wipo.int/ru/text/513598 (дата обращения: 09.08.2021) [В Интернете].
  5. Директива Европейского парламента и Совета ЕС 2006/116/ЕС от 12.12.2006 г. — Текст: электронный // wipolex.wipo.int: [сайт]. — URL: https://wipolex.wipo.int/ru/legislation/details/17095 (дата обращения: 09.08.2021) [В Интернете].
Основные термины (генерируются автоматически): Европейский союз, единое цифровое пространство, национальный уровень, цифровое пространство, взаимоотношение, директива, интеллектуальная собственность, принятие решения, сила отсутствия, Соединенное Королевство.


Ключевые слова

интеллектуальная собственность, гражданское право, авторское право, интеллектуальное право, Европейский союз защита авторского права
Задать вопрос