Проблема реальной и идеальной структуры нормы права | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 5 февраля, печатный экземпляр отправим 9 февраля.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №31 (373) июль 2021 г.

Дата публикации: 31.07.2021

Статья просмотрена: 67 раз

Библиографическое описание:

Ефимова, А. Б. Проблема реальной и идеальной структуры нормы права / А. Б. Ефимова. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2021. — № 31 (373). — С. 93-96. — URL: https://moluch.ru/archive/373/83475/ (дата обращения: 26.01.2022).



В данной статье рассматривается проблема структуры нормы права. Приводятся мнения различных ученых-правоведов относительно понятия нормы права, а также ее структуры. Анализируются элементы нормы права. Дается сравнение воззрений специалистов в области теории государства и права по поводу их отношения к той или иной концепции. На основе указанных мнений и фактов делается вывод в отношении проблемы, поднятой в данной статье.

Ключевые слова : норма права, структура нормы права, гипотеза, диспозиция, санкция.

Каждая система для собственного эффективного функционирования должна конкретным образом регулироваться. Общество людей как социальная система имеет свои регуляторы жизни. Например, изначально отношения регулировались такими социальными нормами, как обычаи и традиции, затем, по мере развития общественных отношений, их укрупнения и усложнения, появились новые формы регулирования: на смену образцам поведения, закрепленных в обычаях и традициях, передаваемых из уст в уста, пришли письменные правила поведения, которые приобрели систематизированную структуру.

Древнейшим письменным сборником законов, фрагменты которого дошли до нас, считаются Законы Шульги, царя Шумеро-Аккадского царства в период с 2093 г. по 2046 г. до н. э. [1]. Правовые нормы, зафиксированные в этих Законах, закрепили информацию о мерах должного поведения людей с точки зрения государства.

В настоящее время каждый человек сталкивается с нормами права в своей повседневной жизни. Изучение и анализ этих норм, которые являются элементарными составляющими права, их структуры позволит эффективно использовать полученные знания в реальных жизненных ситуациях.

Неоднозначность и различие подходов и воззрений ученых-правоведов, изложенных в юридической литературе, представляют интерес к изучению структуры нормы права, а также взаимосвязей между составляющими ее элементами.

Чтобы понять сущность таких явлений, как право и правовое регулирование, необходимо выяснить, что из себя представляет базовый элемент правовой системы — норма права. В науке сложились различные подходы к ее определению, а также к определению характеристики ее структуры. Например, российский правовед Н. А. Лопашенко характеризует норму права следующим образом: «Общеобязательное для исполнения или руководства при совершении действий правовое положение, которое может иметь форму правила поведения, в том числе с мерой уголовной ответственности за его нарушение, и форму принципа, правового определения, декларации, т. е. форму правоположения, которые закрепляют важнейшие понятия уголовного права» [2, с. 121–122]. В понимании докторов юридических наук Н. И. Матузова и А. В. Малько норма права является «общеобязательным, формально-определенным правилом поведения, установленным либо санкционированным государством и направленным на урегулирование общественных отношений» [3, с. 273]. Советский и российский политик, доктор юридических наук В. Д. Филимонов утверждает: «Норма права — это такое установленное или санкционированное государством общеобязательное правило поведения людей, которое выражает меру утвердившейся в обществе социальной справедливости и направлено на организацию или охрану общественных отношений путем добровольного и принудительного выполнения содержащихся в нем требований» [4, с. 7].

В юридической литературе мнение по поводу определения нормы права представляется единым — это общеобязательное, формально-определенное правило поведение общего характера, подкрепленное мерами государственного принуждения, сущность которого заключается в наделении участников правоотношений определенными правами, свободами и обязанностями. В целом совершенно точно можно утверждать, что норма права есть первичный элемент, из которого складывается система права.

Норма права, будучи «частичкой» такого «целого организма», как правовая система, имеет сложную внутреннюю структуру. Структура нормы права показывает ее внутреннее строение, которое, в свою очередь, представляет собой совокупность основных элементов и способов взаимосвязи между ними. Поскольку в юридической литературе постоянно ведутся дискуссии относительно внутреннего строения нормы права, принято выделять устоявшуюся структуру: гипотеза, диспозиция и санкция.

Гипотеза представляет собой определенное условие, при котором норма права подлежит реализации. Например, согласно ч. 2 ст. 25 УК РФ «Преступление, совершенное умышленно»: «Преступление признается совершенным с прямым умыслом (диспозиция), если лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желало их наступления (гипотеза)». Диспозиция является элементом нормы права, который содержит либо само правило поведения, либо состав правонарушения, при котором норма права подлежит реализации [5, с. 10]. В качестве примера можно привести ч. 4 ст. 66 УК РФ «Назначение наказания за неоконченное преступление»: «Смертная казнь и пожизненное лишение свободы за приготовление к преступлению и покушение на преступление не назначаются (диспозиция)» [5, с. 27]. И наконец, санкция представляет собой элемент нормы права, содержащий, как правило, негативные последствия, которые наступают за нарушение или неисполнение диспозиции. В санкции всегда содержится вид и мера наказания. Согласно ч. 1 ст. 105 УК РФ «Убийство»: «Убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку (диспозиция), — наказывается лишением свободы на срок от шести до пятнадцати лет с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового (санкция)» [5, с. 50].

В юридической литературе нет единого мнения относительно структуры нормы права. Далеко не каждая норма права представлена в виде всех вышеназванных элементов. Такие нормы права выражают ее «реальную структуру», поскольку они могут быть разграничены различными статьями или вообще нормативными правовыми актами. Юридическая практика позволяет законодателю формулировать лишь два элемента нормы права, тем самым вынося третий элемент за ее пределы и подразумевая его самим содержанием нормы. Однако принцип гарантированности соблюдения правовых норм предполагает наличие всех указанных элементов нормы права. В связи с этим выделяют реальную (1–2 элемента) и идеальную (3 элемента) структуры нормы права.

Согласно концепции реальной структуры в зависимости от вида нормы права возможно следующее сочетание элементов: в регулятивной норме — гипотеза и диспозиция либо же только диспозиция, в охранительной — диспозиция и санкция. Следует отметить, что регулятивная норма регулирует социально-полезное (только правомерное) поведение субъектов права, а охранительная — вступает в действие, только если нарушена регулятивная. Как правило, в охранительной норме содержатся негативные последствия, которые наступают за несоблюдение или неисполнение регулятивной нормы.

Авторами идеальной структуры нормы права называют советских правоведов М. С. Строговича и С. А. Голунского, которые в 1940 году опубликовали в учебном пособии по теории государства и права свою точку зрения на данный вопрос. Они утверждали: «В правовой норме содержится, прежде всего, указание на условие, при котором норма подлежит применению, затем изложение самого правила поведения, наконец, указания на последствия невыполнения этого правила» [6, с. 251].

В современный период развития юридической науки и практики трехэлементную концепцию поддерживают такие видные деятели в области права, как А. Б. Венгеров, А. В. Поляков, В. М. Корельский, В. К. Бабаев, О.Э Лейст, В. С. Нерсесянц, В. Д. Перевалов и другие правоведы. Доктор юридических наук, профессор А. Ф. Черданцев высказал довольно интересное предположение относительно причины введения идеальной структуры в теоретическую науку: «Очевидно, исходили из того, что, коль скоро существует три термина, обозначающих элементы нормы права, то должно быть и три элемента нормы, а поэтому следует подправить взгляды буржуазных юристов на структуру нормы права» [7, с. 50].

Вместе с тем поддерживается и концепция реальной структуры нормы права, которая была разработана учеными досоветского периода. Сторонниками данной концепции являются такие специалисты в области права, как Д. Д. Гримм, Н. М. Коркунов, А. Ф. Черданцев, С. С. Алексеев, В. А. Белов и другие.

По моему мнению, основной дискуссионный вопрос, касающийся проблемы реальной и идеальной структур нормы права, заключается в следующем: сколько все-таки элементов входит в структуру нормы права?

Многие правоведы утверждают, что нормы права с трехэлементной структурой просто не существует, указывая на искусственность ее создания. А. Ф. Черданцев отмечает: «Трехчленная структура — ϶ᴛᴏ структура нормы, реально не существующей, созданной путем искусственного соединения двух норм — регулятивной и охранительной. При таком искусственном создании трехчленной нормы охранительная норма превращается в санкцию регулятивной нормы. Весьма примечательно, что ни один автор не приводит ни одного примера конкретной нормы с расчленением ее на три элемента. Это и объяснимо, так как таких норм в реальности нет» [8, с. 214–215]. Доктор юридических наук, профессор Р. З. Лившиц придерживается такого же мнения, как А. Ф. Черданцев, и заключает: «В законодательной практике нормы, построенные по этой классической схеме, почти не встречаются» [9, с. 104].

Также среди теоретиков права нередко возникает вопрос о назначении и положении санкции в правовой системе. Сторонники идеальной структуры, которые считают санкцию обязательным элементом нормы права, основывают собственную точку зрения на толковании диспозиции как правила поведения, нарушение которого влечет за собой юридическую ответственность (применение санкции), без которой невозможно исполнение этого правила. В связи с этим санкцию можно представить в виде юридического средства, предназначенного для принуждения субъектов права придерживаться определенного государством правила поведения. Однако необходимо учитывать тот факт, что санкция не является самостоятельным элементом нормы права, поскольку она лишь содержит набор допустимых для применения мер государственного воздействия. Специалист по теории государства и права О. Э. Лейст, который является сторонником идеальной структуры, всё же утверждает: «Пока санкция выступает как угроза (на случай правонарушения), она ни для кого не является диспозицией: ею она становится при решении дела о конкретном правонарушении» [10, с. 19]. Тем самым Лейст отмечает тот факт, что санкция ориентирована на предупреждение совершения противоправных деяний, однако в случае применения мер воздействия к правонарушителю в конкретном деле, она переходит в разряд диспозиции. Изложенное позволяет сделать следующий вывод: нельзя представить санкцию в виде обособленного элемента нормы права.

Трехэлементная концепция была создана в советский период, поэтому должна была соответствовать идеям социалистического пути развития. Она не имела общих черт с закономерным штампом, легшим в основу структуры. Стало быть, современное положение юридической науки вынуждает критично подходить к изучению советского наследия и использовать лишь научно-обоснованные результаты.

Изучая концепции реальной и идеальной структур, следует исходить из того, что, собственно, представляет собой норма права, а также что считается базой при построении структуры правовой нормы. Содержание гипотезы находится в подчинении у социальной функции определенной отрасли права. К примеру, на уголовное право возлагается функция информирования физических лиц о действиях (бездействии), которые отрицательно оцениваются государством, а также о наборе мер государственного воздействия к лицам, совершим данные деяния. Гражданское право призвано же обеспечивать наиболее благоприятное правовое пространство для участников общественных отношений. В зависимости от содержания гипотезы в качестве диспозиции нормы права может выступать перечень субъективных прав и обязанностей. Санкцией следует именовать накладываемую на правонарушителя субъективную обязанность подвергнуться неблагоприятным последствиям морального, физического или имущественного характера, предусмотренными диспозицией, а также санкционированными и принудительно применяемыми государством.

Такие сторонники реальной структуры нормы права, как А. Ф. Черданцев, А. С. Пиголкин и другие, в своих утверждениях обоснованно приводят аргументы в пользу такой концепции. Изучение норм права, составляющих различные правовые документы, подтверждает наличие в большинстве случаев именно двухэлементной структуры. Не зря А. Ф. Черданцев высказывает следующее мнение: «Учение о двухчленной структуре просто, естественно, удобно, не вызывает затруднений у истолкователя нормы, ибо соответствует реальным нормам права» [7, с. 52]. Действительно, реальная структура нормы права на сегодняшний день является наиболее правдоподобной.

Таким образом, нормы права, выступая базовыми элементами создания правового механизма регулирования, представляют собой совокупность предписаний, оказывающих влияние на поведение людей. Тот факт, что в них указываются дозволения, последствия соблюдения или нарушения указанных предписаний, говорит о том, что знания о структуре правовой нормы, ее сложных внутренних связях, позволяют как обычному человеку, так и юристу грамотно применять их, и это очень важно, так как человеческая деятельность постоянно сопровождается определенными правилами, устанавливаемыми государством.

Как уже отмечалось ранее, ученые-юристы не могут прийти к единому пониманию структуры нормы права. Учитывая тот факт, что наличие различных точек зрений является двигателем прогресса, нельзя забывать о том, что единообразная теоретическая база, касающаяся структуры нормы права, позволит государству избавиться от пробелов в законодательстве, сделав его действенным и понятным.

Литература:

  1. Емельянов В. В. ШУЛЬГИ // Большая российская энциклопедия. — URL: http://bigenc.ru/world_history/text/4923336 (дата обращения: 20.05.2021).
  2. Лопашенко Н. А. Основы уголовно-правового воздействия: уголовное право, уголовный закон, уголовно-правовая политика / Н. А. Лопашенко. — СПб.: Юрид. центр «Пресс», 2004. — 339 с.
  3. Матузов Н. И., Малько А. В. Теория государства и права / Н. И. Матузов, А. В. Малько. — М.: Юристъ, 2008. — 512 с.
  4. Филимонов В. Д. Норма права и ее функции / В. Д. Филимонов. // Государство и право. — 2007. — № 9. — С. 5–12.
  5. Уголовный кодекс Российской Федерации: текст с изменениями и дополнениями на 1 февраля 2021 года. — Москва: Эксмо, 2021. — 256 с. — (Законы и кодексы).
  6. Голунский С. А., Строгович М. С. Теория государства и права: Учебник / С. А. Голунский, М. С. Строгович. — М.: Юрид. изд-во НКЮ СССР, 1940. –304 c.
  7. Черданцев А. Ф. Толкование права и договора / А. Ф. Черданцев. — М.: ЮНИТИДАНА, 2003. — 381 с.
  8. Черданцев А. Ф. Теория государства и права: Учебник для вузов / А. Ф. Черданцев. — М.: Юрайт-М, 2002. — 432 с.
  9. Лившиц Р. З. Теория права / Р. З. Лившиц. — М.: БЕК, 1994. — 224 с.
  10. Лейст О. Э. Санкции и ответственность по советскому праву. Теоретические проблемы / О. Э. Лейст. — М.: Изд-во МГУ, 1981. — 240 с.
Основные термины (генерируются автоматически): норма, структура нормы, идеальная структура, санкция, элемент нормы, диспозиция, регулятивная норма, юридическая литература, правовая норма, правовая система.


Ключевые слова

гипотеза, норма права, диспозиция, санкция, структура нормы права
Задать вопрос