Проблема реализации института помилования | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 5 февраля, печатный экземпляр отправим 9 февраля.

Опубликовать статью в журнале

Авторы: ,

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №28 (370) июль 2021 г.

Дата публикации: 07.07.2021

Статья просмотрена: 16 раз

Библиографическое описание:

Гурбанов, К. В. Проблема реализации института помилования / К. В. Гурбанов, Е. В. Малинкина. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2021. — № 28 (370). — С. 97-99. — URL: https://moluch.ru/archive/370/83138/ (дата обращения: 26.01.2022).



В статье рассматриваются проблемные аспекты института помилования как с теоретической точки зрения, так и с практической.

Ключевые слова: помилование, комиссия по помилованию, пенитенциарная система, права заключенных, межотраслевые институты.

Для того чтобы всецело разобраться с этой проблемой, необходимо определиться с тем, что помилование — это межотраслевой институт, которые регулируются нормами конституционного, уголовного, уголовно-исполнительного и административного права [1].

Некий «недочет юридической техники» наблюдается в уголовно-процессуальном кодексе. Так, несмотря на то, что в УПК термин «помилование» содержится в трех статьях, все они не связаны с непосредственным принятием или реализацией решения о помиловании. Более того, упоминание помилования в ч.5 статьи 413 УПК, предусматривающая прекращение следователем или дознавателем своим постановлением уголовного преследования не совсем корректно, ибо уголовно-процессуальному праву неизвестно такое обстоятельство как помилование, которым прекращалось бы уголовное дело (основание для прекращения уголовного дела и преследования). В статьях 24 и 27 акт помилования не указан.

Одна из самых важных проблем реализации помилования — недостаточная правовая грамотность осужденных, потенциально пригодных для помилования обратиться с соответствующим ходатайством. Так, например, согласно данным комиссии по вопросам помилования Вологодской области за период с 2002 года по 2005 год с просьбой о помиловании обратились около 15 человек, это меньше 3 % от общего количества поступивший ходатайств вообще [2]. Связано это с правовой неграмотностью осужденных (даже несмотря на то, что согласно уголовно-исполнительному законодательству заключенных обязательно уведомляют об их праве ходатайствовать о помиловании). Это проблема обуславливают и другую проблему — нежелание администраций мест, осуществляющих исполнение наказания в полной мере содействовать заключенным в составлении ходатайства о помиловании, что, в свою очередь, открывает путь рецидивистам и более опасным преступникам намного чаще обращаться с ходатайствами о помиловании. Так, последние, имея больший пенитенциарный опыт, не чувствуя вины за совершение преступного деяния делают все, что облегчения своей участи.

Следующая проблема заключается в подготовке приложений к ходатайству о помиловании. Это все необходимые документы, которые могут представить осужденного в более выгодном свете как перед членами комиссии, так и перед Президентом. Но зачастую у заключенных просто нет родственников или близких людей, которые смогли бы собрать подобные документы, а это и характеристики с мест работы и учебы, всевозможные справки, свидетельства, которые могли бы отражать социально-позитивные черты правонарушителя.

Достаточно спорным остается момент профессиональной подготовки членов комиссий. Так, согласно Указу Президента № 1500 не менее двух третей состава комиссии формируется из представителей общественности [3]. Это могут быть люди, никак не связанные с юридической деятельностью. Конечно, характеризуя их деятельность, можно привести слова Анатолия Кони, (хоть и не совсем корректно сравнивать присяжных заседателей с членами комиссии по вопросам помилования) который писал о природе и сути решений присяжных то, что они, во многом, неправильные, однако в этих неправильных решениях кроется действительная справедливость, обусловленная не холодным рассуждением ума, присущем юристам, а голосом сердца [4]. И все же необходимо издание для членов комиссии небольшого учебного пособия, где были бы отражены основные положения и институты уголовного права, уголовно-исполнительного и процессуального права, а также необходимые специфические криминологические аспекты.

Другой проблемой является субъективное отношение потенциального преступника к помилованию. Так, за период с 1992 года по 2001 год в России было помиловано около 30 тысяч осужденных [5]. Подобная довольно большая статистика, особенно по сравнению со следующим периодом, где количество помилованных резко сократилось может побудить преступников относится к государственному принуждению снисходительно и легкомысленно, ведь всегда есть шанс подать ходатайство о помиловании.

Теперь предлагаю рассмотреть одну из самых главных проблем — это соотношение уголовно-правовых и конституционно-правовых начал в институте помилования. И сделать это следует на основе довольно резонансного дела Дьячкова Сергея Юрьевича об оспаривании Указа Президента РФ от 8 февраля 1994 года № 254 «О помиловании осужденных к смертной казни». Осужденный обратился в мае 1992 года с ходатайством к Президенту, в 1994 году Президент помиловал Дьячкова, заменив смертную казнь на пожизненное лишение свободы. Президент руководствовался статьей 24 УК РСФСР (в редакции с изменениями в статью 24), где указывалось, что смертная казнь в порядке помилования может быть заменена на пожизненное заключение [6].

В 2019 году осужденный обратился в Верховный Суд с административным иском об оспаривании Указа в связи с тем, что назначив ему в порядке помилования пожизненное заключения были нарушены его права, гарантированные Конвенцией о защите прав человека и основных свобод, Международным пактом о гражданских и политических правах, Конституцией РФ, так как редакция Уголовного кодекса, которая действовала в момент совершения им преступления, при замене помилованием смертной казни предусматривала лишение свободы не более 20 лет.

Суд отказал в удовлетворении искового заявления, указав на то, что помилование — является институтом конституционного права и входит в сферу исключительной компетенции Президента РФ и данный факт никак не связан с применением наказания: то есть, суд указывает на то, что не было назначения наказания, которая осуществляется в судебном порядке и относится к ведению судебной власти, была замена наказания в порядке помилования более мягким. Процедура помилования не регулируется уголовным и уголовно-процессуальным законодательством и осуществляются вне пределов правосудия [7].

Рассмотрим еще одно дело: административное исковое заявление Тищенко Игоря Станиславовича об оспаривании пункта 92 Указа Президента Российской Федерации от 3 июня 1999 г. № 698 «О помиловании Аббасова А. К., Аббасова З. Г. и других осужденных к смертной казни» в части замены ему смертной казни пожизненным лишением свободы

Осужденный указывает на то, что в момент издания Указа о помиловании на смертную казнь был наложен мораторий, и поэтому Указ подлежит отмене, так как создает сложности для пересмотра дела. Более того, ему не могло быть назначено пожизненное заключение, так в момент вынесения приговора статья 56 Уголовного кодекса предусматривала лишение свободы не выше 25 лет.

Верховный суд в удовлетворении исковых требований отказал. Далее в решении указано, что замена наказания произведена Президентов не в порядке уголовного судопроизводства, а в порядке помилования, то есть — реализации конституционного права Президента на помилование [8]. Пожизненное лишение свободы является очевидно более мягким наказанием, чем смертная казнь.

Таким образом институту помилования, на пути его развития и становления предстоит преодолеть все эти проблемы. И начать стоит, безусловно, с внесения в законодательство России легальной дефиниции помилования, ибо именно с теоретических недочетов начинаются крупные проблемы в правоприменительной практике, деградация правовых институтов и деформация правосознания населения.

Литература:

  1. Комментарий к УПК РФ / Отв. Ред. В. И. Радченко; науч. ред. В. Т. Томин, М. П. Поленов. — М., 2006. — 540 с.
  2. Волкова Т. А. Право на помилование: актуальные проблемы реализации // Уголовное право. — 2008. — № 3. — С. 9–13.
  3. О комиссиях по вопросам помилования на территориях субъектов Российской Федерации: Указ Президента РФ от 28 декабря 2001 г. № 1500 (с изменениями и дополнениями) // СЗ РФ. — 2001. — № 53. — Ст. 5149.
  4. Кони А. Ф. Присяжные заседатели. В кн.: Суд присяжных в России: громкие уголовные процессы 1864–1917 гг. / А. Ф. Кони. — Л.: Лениздат, 1991. — 340 с.
  5. Елисеева Н. В. Рецидив среди помилованных и деятельность органов внутренних дел по его предупреждению: диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук / Н. В. Елисеева. — Всероссийский научно-исследовательский институт МВД России. — Москва, 2003. — С. 211
  6. Уголовный кодекс РСФСР от 27 октября 1960 г. (УК РСФСР) (с изменениями и дополнениями) (утратил силу) (в ред. от 1986 года) // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».
  7. Решение Верховного Суда РФ от 08.10.2019 № АКПИ19–671 // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».
  8. Решение Верховного Суда РФ от 22.09.2020 № АКПИ20–560 // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».
Основные термины (генерируются автоматически): помилование, порядок помилования, смертная казнь, пожизненное заключение, пожизненное лишение свободы, проблема, член комиссии, верховный суд, Уголовный кодекс, Указ Президента.


Ключевые слова

помилование, пенитенциарная система, комиссия по помилованию, права заключенных, межотраслевые институты
Задать вопрос