Орденские родовые и личные привилегии в дореволюционной России | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 5 февраля, печатный экземпляр отправим 9 февраля.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: История

Опубликовано в Молодой учёный №27 (369) июль 2021 г.

Дата публикации: 04.07.2021

Статья просмотрена: 3 раза

Библиографическое описание:

Ефремов, Н. А. Орденские родовые и личные привилегии в дореволюционной России / Н. А. Ефремов. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2021. — № 27 (369). — С. 237-239. — URL: https://moluch.ru/archive/369/83081/ (дата обращения: 24.01.2022).



Во время становления абсолютизма в Российской империи изменились функции орденских знаков отличия, что создало новые условия для учреждения новых наград. Ордера стали приравнивать к званиям, наградам за верную службу короне. Она же постепенно внедряет и активно эксплуатирует орденскую систему для становления бюрократического аппарата и дальнейшей централизации государственной власти. Таким образом император выстраивал социально-политическую опору трона. Льготы и преимущества орденоносцев не исчерпывалась материальными благами. Высоко оценивая заслуги награждённых, верховная власть законодательно закрепляла и сохраняла принципы соответствия титулов, чинов и званий — с орденскими привилегиями.

Ключевые слова: Российская империя, дворянство, титул, орден, крест.

Российская наградная система, как и эволюция чиновничьего бюрократического аппарата, имеет многовековое прошлое. Доподлинно известно, что уже с XII в. специальным знаком отличия — золотой гривной (массивным золотым обручем, который носили на шее) великий князь награждал феодальную знать и отличившихся воинов-дружинников. Во времена Московского царства за усердие в государевой службе воевод и бояр жаловали оружием, посудой, одеждами людскими и для лошадей. С XV в. в качестве вознаграждения за службу были приняты особые наградные знаки — «золотые» разных размеров и веса, по заслугам, которые надевали поверх одежды. Орденские знаки отличия у опричников — это подвешенная к колчану метла и собачья голова под шеей лошади.

Коренным преобразованием наградной системы стали реформы Петра Великого. При нём орденский институт стал частью государственной системы для нескольких поколений элитного слоя российского населения. При этом социальное устройство империи носило ярко выраженный сословно классовый характер. И где дворянское сословие не было однородным: в нём выделялась немногочисленная прослойка, которая венцом своей карьеры видела обретение наследственного титула. Баронского, лучше — графского, ещё лучше — княжеского.

Чтобы возвысить над родовой знатью своих приближённых, среди которых, как известно, были и выходцы из непривилегированных сословий, и «худородные» дворяне, император Пётр за особые личные заслуги перед монархом и государством жаловал их титулами. Эти пожалования чаще всего происходили в порядке постепенности старшинства: от менее высоких к более высоким, которыми заменялись прежние. Так, титул княжеский жаловался уже имеющему графский, а титул светлейшего князя — тем, кто имел княжеский. И только в исключительных случаях допускалось иметь два родовых наследственных титула одновременно: при удвоении фамилии в результате пожалованной почётной приставки или наследования фамилии иного, родственного, но угасшего титулованного рода.

Кавалеры орденов, пожалованные за ратные подвиги, получали награды от казны. Все прочие заказывали их ювелирам за вой счёт, что обусловило известное разнообразие внешнего облика наградных знаков. Для достижения единообразного стандарта Капитул орденов был вынужден заключать контракты с мастерами. И только с середины XIX в. орденские знаки стали изготавливать на фабриках.

В конце XVIII в. для укрепления своих позиций правящий режим стал допускать частые и порой никакими заслугами не оправданные жалования титулами представителей высшего бюрократического аппарата. Но куда более полученного титула ценилась природная родовитость и заслуга фамилии. А к началу ХХ в. титулованность стала вообще «не в авторитете». Закономерно, что к рубежу веков графские и княжеские фамилии составляли только 0,05 % всего российского дворянства.

К изменяющимся политическим условиям все императоры, начиная с Петра Великого и далее, приспосабливали и орденскую систему, расширяя и углубляя её. Ради закрепления аристократического статуса своих сподвижников и соратников, в числе которых многие были из «подлых сословий», Пётр I учредил в России ордена Св. Апостола Андрея Первозванного (30 ноября 1698 г.), Св. Великомученицы Екатерины (24 ноября 1714 г.), в конце 1724 г. готовил, но при жизни не успел учредить военный орден высшего генералитета — Св. Благоверного Великого Князя Александра Невского (учреждён Екатериной I 21 мая 1725 г.) Орденами награждались лишь представители властных структур из высшего дворянства, военная и гражданская бюрократия с первыми тремя чинами по «Табели о рангах», родственники царя и приближённые ко Двору.

В эпоху «дворцовых переворотов» орденская система Петра широко использовалась его преемниками в интересах борьбы за власть между придворными группировками. Но только при Елизавете Петровне номенклатура орденов была существенно расширена, а наградная система — изменена. Так, с 1743 г. началось пожалование голштинским династическим орденом Св. Анны. В царствование Екатерины II с целью привлечения на государственную службу представителей «благородного» сословия и дарования дворянства разночинцам были учреждены ордена Св. Великомученика и Победоносца Георгия (26 ноября 1769 г.) и Св. Равноапостольного Князя Владимира (22 сентября 1782 г.). Ими награждались за особые заслуги как на военной, так и на государственной службе.

При воцарении Павла I он, гроссмейстер ордена Св. Анны официально включил эту награду в состав российских орденов и разделил его на три степени. А ордена Св. Андрея Первозванного, Св. Екатерины, Св. Александра Невского и Св. Анны монарх объединил в один — Российский кавалерский орден или Кавалерское общество Российской империи. Но уже в 1798 г. принцип единственного ордена России был нарушен, когда Павел принял звание Великого магистра древнейшего рыцарского ордена Св. Иоанна Иерусалимского (Мальтийский орден) и на время при соединил этот орден к наградной системе России. Кавалерами и командорами ордена могли стать только потомственные дворяне, доказавшие свою принадлежность к сословию на протяжении не менее 150 лет. Так было до 1803 года, когда уже другой император — Александр I — сложил с себя звание Великого магистра Мальтийского ордена, что означало упразднение этой награды в России. В царствование Павла никто не был пожалован орденами Св. Георгия и Св. Владимира, так как за военные доблести жаловался орден Св. Иоанна Иерусалимского, а за гражданские — Св. Анны. Ордена же Св. Александра Невского и Св. Андрея Первозванного жаловались, как прежде, только высшим чинам государственного аппарата. Александр I 12 декабря 1801 г. восстановил ордена Св. Георгия и Св. Владимира. В 1815 г. в состав русской орденской системы были включены закреплённые законодательно польские ордена Белого Орла и Св. Станислава. Ими награждались только польские аристократы и шляхтичи, занятые на государственной службе. В том же году для ордена Св. Анны введена была дополнительно IV степень.

Таким образом, в период с 60-х гг. XIX в. по 1917 год в императорской России было 8 орденов: три из них имели по 4 степени, один — 3 степени и 1–2 степени. Высшая награда империи — орден Св. Андрея Первозванного и орден Белого Орла — существовали в единственной степени. Военный орден Св. Великомученика и Победоносца Георгия всех степеней стоял особняком, вне системы орденского старшинства. Им награждали только высших офицеров, генералов и адмиралов за особые личные подвиги, выдающиеся личные заслуги и развитие военного искусства в бою. IV степень ордена Св. Анны вручалась только обер-офицерам за личные боевые заслуги и участие в нескольких сражениях, если офицер находился в атакующих рядах или под огнём в первой линии окопов, а равно за полученные в этих условиях ранения.

Награждение орденами давало определённые социальные, служебные и материальные льготы их кавалерам. Важнейшая из льгот — обретение потомственного дворянства при жаловании каждым из орденов. Так, по § 92 статьи 5 Жалованной грамоты дворянству Екатерины Великой (1785 г.) в числе 15-ти неоспоримых доказательств дворянского состояния было признано «доказательство, что кавалерский Российский орден особу украшал».

Однако во второй четверти XIX в. пополнение высшего сословия за счёт награждённых орденами ограничил император Николай I. Таким образом он хотел повысить значимость и влияние элитного сословия, его закрытость и «чистоту» рядов». Это закономерно вызвало изменения и орденского законодательства. Так, 30 октября 1826 г. нормативно ограничили приобретение потомственного дворянства купцами, пожалованными орденами; в 1831 г., согласно Указа, чины Башкирского войска за орден имели право только на личное дворянство, без права его наследования.

Комитет министров, рассматривая в 1844 году списки представленных к награждению орденом Св. Станислава, усмотрел, что пожалование этим и орденами низших степеней — слишком лёгкий путь к обретению потомственного дворянства. Так признавалось желательным ограничить приток «новой голубой крови» в привилегированное сословие. Последствием явились следующие ограничения. С 22 июля 1845 г. награждение низшими степенями ордена Св. Станислава прекращалось Ордена Св. Анны всех степеней, кроме первой, давало право только личного дворянства. Первым в иерархии орденом, дающим право принадлежности к высшему сословию, стал орден Св. Владимира IV степени, который жаловался государственному служащему за беспорочную гражданскую службу в течение 35 лет или беспорочную военную службу в течение 25 лет.

С 5 марта 1874 года права обретения потомственного дворянства распространялись и на детей кавалеров орденов, рождённых до получения отцами потомственного дворянства. Таким образом за счёт потомков орденских кавалеров общая численность дворянского сословия значительно выросла. Такая тенденция противоречила курсу самодержавия с его борьбой за чистоту рядов и требовала ограничений. Согласно нормам закона от 6 августа 1887 года быть представлены к ордену Св. Владимира IV степени могли только лица, прослужившие в оберофицерских или классных чинах не менее 20 лет и уже имевшие орден Св. Анны III степени, в чине по «Табели о рангах» не ниже 6-го. Начиная со 2 августа 1900 г. право потомственного дворянства даровалось с пожалованием ордена Св. Владимира III степени, на который могли претендовать чины не ниже 4 класса (действительный статский советник).

Получение потомственного дворянства гарантировало пожалование любой степени военного ордена Св. Георгия. В 1913 году к этому ордену причислили Золотое Орудие, именуемое с тех пор «Георгиевским», которое было учреждено для награждения офицеров за боевые подвиги ещё в 1774 году. Аналогичная же привилегия кавалеров других имперских орденов стала к финалу века весьма ограничена. То есть стремление сохранить чистоту абсолютизма обеспечило частичную ликвидацию сословного характера орденской организации.

Литература:

  1. Беловинский Л. В. История русской материальной культуры. М., Вузовская книга. 2003. 424 с.
  2. Иностранные и русские ордена до 1917 года. СПб: Дорваль, 1993. 196 с.
  3. Кукель М. В. Табель о рангах военных, гражданских и придворных чинов Российской империи. Российские императорские и царские ордена. М., Экономическое обозрение. 2009. 242 с.
  4. Мурашев Г. А. Титулы, чины, награды. СПб., 2001. 160 с.
  5. Ордена и медали России. М.: Издательство МГУ, 1985. 174 с.

6. Парадиз А., Сычев В. Наградная система Российской империи. Ордена Российской империи. // «Обозреватель». 2001, № 11

Основные термины (генерируются автоматически): орден, потомственное дворянство, владимир, георгия, III, анна, военный орден, орденская система, Российская империя, Белый Орел.


Задать вопрос