Атопический дерматит: современные тенденции | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 5 февраля, печатный экземпляр отправим 9 февраля.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Медицина

Опубликовано в Молодой учёный №27 (369) июль 2021 г.

Дата публикации: 04.07.2021

Статья просмотрена: 8 раз

Библиографическое описание:

Теплухина, О. В. Атопический дерматит: современные тенденции / О. В. Теплухина. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2021. — № 27 (369). — С. 91-93. — URL: https://moluch.ru/archive/369/83079/ (дата обращения: 28.01.2022).



Атопический дерматит (АД) — хроническое рецидивирующее воспалительное заболевание кожи, распространенность которого неуклонно растет в последние десятилетия. Заболевание полиэтиологично, обусловлено сочетанием генетических и этиологических факторов, которые вызывают дисфункцию кожного барьера, местную и системную иммунную дисрегуляцию [12].

Дебют АД развивается в раннем детстве, чаще до 5 лет. Однако, манифестация заболевания возможна и у взрослого населения. Симптомы АД варьируют и могут меняться со временем. Наиболее распространенными из них, являются кожный зуд, папулезно-везикулярная и эритематозная сыпи с последующим образованием корок, очаги лихенификации и расчёсы [13]. Причем, их локализация изменяется в зависимости от возраста пациента. Так, в раннем детстве типичной локализацией является — кожа лица, волосистой части головы, с дальнейшим переходом на наружную поверхность конечностей, туловища, естественные складки. В более старшем возрасте высыпания располагаются в области запястий, локтевых и подколенных сгибов, стопах, задней поверхности шеи и заушной области [1].

На данный момент ведущей причиной развития АД считается нарушение кожного барьера, обусловленное мутацией в гене филаггрина (FLG). Данный ген отвечает за выработку белка профелларгина, локализующегося в зернистом слое эпидермиса, основной функцией которого является объединение структурных белков для создания прочной барьерной матрицы. Дефекты FLG приводят к нарушению проницаемости эпидермиса кожного покрова. Поскольку мутации в гене FLG выявляются только у 30 % европейских пациентов с атопическим дерматитом, необходимо учитывать и другие возможные факторы: мутации в гене CDSN, кодирующего белок корнеодесмозин, повышенную активность пептидаз, отсутствие определенных ингибиторов протеаз и различные липидные аномалии [9]. Так же, пациенты с АД имеют генетически детерминированное изменение соотношения Th-1/ Th-2 клеток в сторону последних, что в свою очередь повышает выработку IgE и провосполительных цитокинов (IL-5 и IL-13), а также снижает экспрессию FLG [2].

Однако одних генетических мутаций может быть недостаточно, чтобы вызвать клинические проявления АД. Именно взаимодействие дисфункционального эпидермального барьера у генетически предрасположенных лиц совместно с вредным воздействием агентов окружающей среды (климатические условия, ультрафиолетовое облучение, химические вещества, микроорганизмы, вирусы) приводит к развитию заболевания.

Нерешенным остается вопрос роли аллергии в отношении атопического дерматита. В связи с этим предложены две основные теории: гипотезы «наизнанку» и «наружу». Гипотеза «наизнанку» предполагает, что аллерген приводит к ослаблению кожного барьера, вызывая воспаление, что способствует его проникновению и презентации. Гипотеза «наружу» предполагает, что нарушение барьерной функции эпидермиса предшествует АД и приводит к возникновению иммунной дисрегуляции [3].

Дефектный эпидермальный барьер обеспечивает более легкое и усиленное проникновение аллергических триггеров окружающей среды через кожу, облегчая взаимодействие аллергенов с местными антигенпрезентирующими клетками и иммунными эффекторными клетками. Это может привести к системной сенсибилизации IgE с развитием «атопического марша», который приводит к возникновению бронхиальной астмы и аллергического ринита [6,7].

Вопрос роли аллергии в развитии и течении АД, во многом определяет тактику проводимого лечения. Ввиду возможной путаницы и использования обратной причинно-следственной связи в механизмах этиопатогенеза, многие пациенты с АД получали противоаллергическое лечение, включающее применение антигистаминных препаратов и назначение элиминационной диеты, что зачастую не давало стойкой ремиссии. Лишь 30 % больных с атопическим дерматитом имеют истинную аллергию. У таких пациентов исключение из рациона аллергенных продуктов может улучшить контроль АД, но также может привести к последующему развитию IgE — опосредованной аллергии, включая анафилаксическую реакцию [8].

В соответствии с основной причиной, приводящей к атопичекому дерматиту современные методы лечения направлены на восстановление и защиту кожного барьера и уменьшение воспаления. Данная терапия, включает применение таких препаратов как эмолиенты и местные кортикостероиды, а также ингибиторы кальциневрина и др. [4,5].

Стоит отметить связь АД с рядом других заболеваний, главным образом нервно-психического спектра. Существует ассоциация атопического дерматита и синдрома дефицита внимания/гиперактивности (СДВГ). Систематический обзор так же выявил некоторую связь между расстройствами аутистического спектра и АД, а также более высокую частоту суицидальных мыслей, тревоги и депрессии по сравнению со здоровыми контрольными группами [10,11].

В настоящее время, все большее распространение приобретает мнение, что атопический дерматит относится к группе кожных заболеваний, вследствие развития дефекта эпидермального барьера, с последующим развитием воспалительной реакции. Аллергия являются либо сопутствующим заболеванием, либо развивается вторично по отношению к АД. Следовательно, обострение кожных заболеваний действительно может быть связано с приемом определенных продуктов, но возникновение этих реакций не так распространено, как часто воспринимается обществом [8].

Таким образом, понимание основных этиопатогенетических механизмов развития атопического дерматита позволяет назначить правильную терапию, предотвратить развитие нежелательных осложнений, а также значительно повысить качество жизни пациентов с АД.

Литература:

  1. Avena-Woods C. Overview of atopic dermatitis. Am J Manag Care. 2017 Jun;23(8 Suppl):S115-S123.
  2. Bieber T. Atopic dermatitis. N Engl J Med. 2008;358(14):1483–1494.
  3. Caubet JC, Eigenmann PA. Allergic triggers in atopic dermatitis. Immunol Allergy Clin North Am 2010; 30:289.
  4. De la O-Escamilla NO, Sidbury R. Atopic Dermatitis: Update on Pathogenesis and Therapy. Pediatr Ann. 2020 Mar 1;49(3):e140-e146.
  5. Kraft MT, Prince BT. Atopic Dermatitis Is a Barrier Issue, Not an Allergy Issue. Immunol Allergy Clin North Am. 2019 Nov;39(4):507–519.
  6. Leung DY, Boguniewicz M, Howell MD, Nomura I, Hamid QA. New insights into atopic dermatitis. J Clin Invest. 2004 Mar;113(5):651–7.
  7. Nutten S. Atopic dermatitis: global epidemiology and risk factors. Ann Nutr Metab. 2015;66 Suppl 1:8–16.
  8. Robison RG, Singh AM. Controversies in Allergy: Food Testing and Dietary Avoidance in Atopic Dermatitis. J Allergy Clin Immunol Pract. 2019 Jan;7(1):35–39.
  9. Scharschmidt TC, Man MQ, Hatano Y, et al. Filaggrin deficiency confers a paracellular barrier abnormality that reduces inflammatory thresholds to irritants and haptens. J Allergy Clin Immunol. 2009;124(3):496–506,506.
  10. Silverberg JI. Selected comorbidities of atopic dermatitis: Atopy, neuropsychiatric, and musculoskeletal disorders. Clin Dermatol. 2017 Jul — Aug;35(4):360–6.
  11. Simon D, Wollenberg A, Renz H, Simon HU. Atopic Dermatitis: Collegium Internationale Allergologicum (CIA) Update 2019. Int Arch Allergy Immunol. 2019;178(3):207–218.
  12. Torres T, Ferreira EO, Gonçalo M, Mendes-Bastos P, Selores M, Filipe P. Update on Atopic Dermatitis. Acta Med Port. 2019 Sep 2;32(9):606–613.
  13. Wollenberg A, Barbarot S, Bieber T, et al. Consensus-based European guidelines for treatment of atopic eczema (atopic dermatitis) in adults and children: part II. J Eur Acad Dermatol Venereol 2018; 32:850.
Основные термины (генерируются автоматически): FLG, кожный барьер, дерматит, CDSN, окружающая среда, последующее развитие, раннее детство, роль аллергии.


Задать вопрос