Стоит ли выделять уголовное дело в отношении подозреваемого, обвиняемого, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве? | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 18 декабря, печатный экземпляр отправим 22 декабря.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Научный руководитель:

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №27 (369) июль 2021 г.

Дата публикации: 04.07.2021

Статья просмотрена: 9 раз

Библиографическое описание:

Петрова, Т. Н. Стоит ли выделять уголовное дело в отношении подозреваемого, обвиняемого, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве? / Т. Н. Петрова. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2021. — № 27 (369). — С. 212-215. — URL: https://moluch.ru/archive/369/83026/ (дата обращения: 04.12.2021).



В статье рассматриваются вопросы выделения уголовного дела в отношении подозреваемого, обвиняемого, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, сделан вывод, что такое уголовное дело, по возможности, лучше в отдельное производство не выделять.

Ключевые слова: уголовное дело, выделение уголовных дел, соглашение о сотрудничестве.

Согласно п. 4 ч. 1 ст. 154 УПК РФ следователь вправе выделить из уголовного дела в отдельное производство другое уголовное дело в отношении подозреваемого или обвиняемого, с которым прокурором заключено досудебное соглашение о сотрудничестве. В случае возникновения угрозы безопасности подозреваемого или обвиняемого материалы уголовного дела, идентифицирующие его личность, изымаются из возбужденного уголовного дела и приобщаются к уголовному делу в отношении подозреваемого или обвиняемого, выделенному в отдельное производство. Таким образом, в самой норме закона указана одна из целей выделения уголовного дела — обеспечение безопасности подозреваемого или обвиняемого, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве. Как верно заметил Л. В. Брусницын, решение о выделении уголовного дела в отдельное производство не способно в полной мере защитить лицо, заключившее досудебное соглашение о сотрудничестве, так как таким путем невозможно скрыть от соучастников его роль в раскрытии преступления [1, с. 17]. В ходе следствия указанному лицу необходимо будет давать показания на очных ставках, обвиняемые ознакомятся со всеми его показаниями при окончании следствия. Исходя из показаний другие соучастники всегда смогут идентифицировать лицо, сотрудничающее со следствием.

Выделение дела имеет смысл, если другие соучастники до возбуждения уголовного дела не знали персональных данных лица, заключившего соглашение о сотрудничестве. Однако, в этом случае появляются вопросы, на которые действующее законодательство не дает ответов. Один из этих вопросов, как составить постановление о привлечении в качестве обвиняемого. Согласно п. 4 ч. 2 ст. 171 УПК РФ в этом постановлении должно быть указано описание преступления с указанием времени, места его совершения, а также иных обстоятельств, подлежащих доказыванию. Следовательно, в постановлении о привлечении лица в качестве обвиняемого по основному делу, в том числе, должно быть указано наличие соучастника, в отношении которого уголовное дело выделено в отдельное производство. Как его указать? Настоящую фамилию отразить нельзя, так как тогда теряется весь смысл выделения дела. Закон предписывает изъять все материалы, идентифицирующие данное лицо. Присвоить этому соучастнику псевдоним также нельзя, так как согласно ч. 9 ст. 166 УПК РФ псевдоним может быть присвоен лишь потерпевшему, его представителю или свидетелю, каковым соучастник преступления не является. Можно, конечно, указать стандартную фразу, что обвиняемый по основному уголовному делу совершил преступление в соучастии с «лицом, в отношении которого уголовное дело выделено в отдельное производство», но подобный выход из сложившейся ситуации может повлечь обоснованное ходатайство обвиняемого по основному делу о нарушении его права на защиту. Не зная фамилии соучастника, обвиняемый и его защитник не могут проверить алиби этого соучастника, опровергнуть его показания. Возможно, имеются доказательства того, что указанный соучастник в момент преступления находился в другом городе или стране и этому факту есть доказательства, а в отношении обвиняемого по основному делу подобных доказательств нет, не потому, что он совершил преступление, а потому что в момент совершения преступления не выезжал из города или страны. Уголовно-процессуальный кодекс не дает ответов на озвученный вопрос.

Еще один вопрос, который возникает при изъятии материалов уголовного дела, идентифицирующих личность лица, сотрудничающего со следствием. Как поступить с теми материалами, которые имеют доказательственное значение по основному делу, но идентифицируют соучастника, безопасности которого угрожают? К таким материалам могут относиться уже имеющиеся в деле протоколы его допросов, протоколы обысков с его участием и т. д. Как их оставить в основном деле, но сохранить в тайне данные о личности. Можно высказать следующее предложение по решению этого вопроса. Оставить в основном деле заверенные копии этих материалов, но при копировании изъять идентифицирующие сведения. Уголовно-процессуальным законом подобная процедура прямо не предусмотрена, поэтому закон в данном случае будет применяться по аналогии, что допускается в уголовном процессе, но всегда может быть оспорено стороной защиты и суд эти доводы защиты может удовлетворить.

Как мы видим в результате проведенного анализа, обеспечить безопасность соучастника, заключившего соглашение о сотрудничестве, путем выделения дела сложно, и это возможно лишь в строго ограниченных случаях.

В связи с изложенным нельзя согласиться с В. Г. Глебовым и Н. С. Костенко, которые полагают, что при разрешении вопроса о выделении уголовного дела по указанному выше основанию следует уяснить целесообразность такого решения для каждого конкретного случая. С позиции такого подхода предлагают в качестве критерия — учет сложившейся ситуации, когда выделение уголовного дела в отдельное производство необходимо в случае возникновения угрозы безопасности лица, заключившего соглашение, то следователь, оценив степень угрозы, обязан принять решение о выделении [2, с. 17]. Согласно изложенному предложению, если следователь оценит угрозу как реальную, он обязан выделить уголовное дело, независимо от того, будет ли этим выделением достигнута цель обеспечения безопасности или нет. Полагаем, что выделять уголовное дело необходимо, если это выделение поможет обеспечению безопасности.

Для следователя процедура выделения очень затруднительна и нелюбима, поскольку отнимает большое количество времени. Во-первых, необходимо снять копии материалов уголовного дела, заверить их, во-вторых, получить номер выделенного уголовного дела, а в-третьих направить копию постановления о выделении уголовного дела и материалы в прокуратуру для изучения и утверждения статистической карточки. В данном случае составляется карточка формы № 1, которая в соответствии с совместным Приказом Генеральной прокуратуры России № 39, МВД России № 1070, МЧС России № 1021, Минюста России № 253, ФСБ России № 780, Минэкономразвития России № 353, ФСКН России № 399 от 29.12.2005 «О едином учете преступлений» должна быть подписана прокурором.

Заключение досудебного соглашения о сотрудничестве не всегда влечет за собой безусловное выделение уголовного дела в отношении такого лица в отдельное производство. Принятие решения о выделении в отдельное производство уголовного дела в отношении лица, заключившего досудебное соглашение, зависит в основном от желания самого такого лица, а также диктуется интересами следствия.

На какой стадии расследования выделять уголовное дело, законом не предусмотрено. По мнению В. В. Горюнова, решение о выделении дела принимается после того, как в рамках первоначального уголовного дела лицо, заключившее досудебное соглашение, совершило все действия, обязательство о выполнении которых оно взяло на себя при заключении соглашения, т. е. когда им в присутствии адвоката даны соответствующие показания, проведены иные следственные действия с его участием. В этом случае, при выделении уголовного дела в новом деле будут содержаться те документы, которыми подтверждается соблюдение подозреваемым или обвиняемым условий досудебного соглашения, т. е. копии протоколов соответствующих следственных действий и иных процессуальных документов [3, с. 43]. Полагаем, что указанную мысль необходимо дополнить. Должны быть выполнены все следственные и процессуальные действия, которые необходимы как в основном, так и в выделяемом уголовном деле. Если не выполнить все действия, требуемые для обоих дел, то после выделения их необходимо будет проводить дважды, в рамках первоначального уголовного дела и в рамках выделенного, что существенно усложнит расследование.

Еще одну цель выделения уголовного дела в отношении лица, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, можно уяснить из анализа норм закона, расположенных в главе 40.1 УПК РФ. Это предоставление возможности суду рассмотреть уголовное дело в отношении лица, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, в особом порядке судопроизводства.

После окончания расследования и направления в суд уголовного дела, выделенного в отдельное производство в связи с заключением досудебного соглашения о сотрудничестве, судебное разбирательство по такому уголовному делу осуществляется без проведения судебного следствия, что на первый взгляд сокращает срок судопроизводства. Однако это только на первый взгляд. Если проводить совокупный хронометраж рассмотрения в суде обоих уголовных дел (первоначального и выделенного), то общий срок их рассмотрения превысит срок рассмотрения дела, если бы из него не выделялось дело в отношении соучастника, заключившего досудебное соглашение о сотрудничестве.

Во-первых, будет затрачено большее время на подготовительные мероприятия, такие как назначение судебного заседания, продление сроков стражи и т. д., по двум делам, а не по одному.

Во-вторых, преступление совершено в соучастии, следовательно, по обоим уголовным делам существует один и тот же объем доказательств, которые все равно будут исследоваться судом по основному делу, несмотря на то, что по выделенному делу судебное следствие не проводится, и доказательства исследоваться не будут. Таким образом факт отсутствия судебного следствия по выделенному делу не приведет к сокращению общего времени рассмотрения двух уголовных дел в суде.

В-третьих, обвиняемого, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, в случае выделения в отношении него уголовного дела будут допрашивать в суде дважды, первый раз в качестве подсудимого в выделенном деле, так как этого требует ч.3.1 ст. 317.7 УПК РФ, и повторно по правилам допроса свидетеля в основном уголовном деле.

Федеральным законом от 30.10.2018 № 376-ФЗ в Уголовно-процессуальный кодекс внесена статья 56.1, в которой дается определение нового участника уголовного судопроизводства — лица, в отношении которого уголовное дело выделено в отдельное производство в связи с заключением с ним досудебного соглашения о сотрудничестве. Под таким участником понимается участник уголовного судопроизводства, привлекаемый к участию в процессуальных действиях по уголовному делу в отношении соучастников преступления.

Двойной допрос также увеличит общий срок рассмотрения уголовных дел.

В-четвертых, существенно увеличит срок вынесение двух приговоров вместо одного, рассмотрение двух дел вместо одного в вышестоящих судебных инстанциях.

В-пятых, значительнее всего увеличится общий срок рассмотрения уголовных дел, если после назначения наказания подсудимому, с которым ранее было заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, будет обнаружено, что он умышленно сообщил ложные сведения или умышленно скрыл от следствия какие-либо существенные сведения. В этом случае, согласно ст. 317.8 УПК РФ, приговор подлежит пересмотру в порядке, установленном для кассационного пересмотра уголовных дел.

Указанные обстоятельства позволяют нам сделать вывод, что уголовное дело в отношении подозреваемого, обвиняемого, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве лучше в отдельное производство не выделять, а расследовать и рассматривать в суде в рамках одного уголовного дела, тем более что, как указано выше, подобным выделением безопасность соучастника, оказывающего содействие следствию, вряд ли будет обеспечена. Эту безопасность необходимо обеспечивать иными способами.

Нам могут возразить, что из тактических соображений иногда будет не лишним получить приговор, вынесенный в особом порядке в отношении соучастника, оказывающего содействие следствию, чтобы потом использовать этот приговор в качестве преюдиции. Однако, после внесения Федеральным законом от 29.12.2009 № 383-ФЗ изменений в статью 90 УПК РФ, данная схема потеряла какой-либо смысл, так как этим законом закреплено, что обстоятельства, установленные приговором, вынесенным без проведения судебного разбирательства, не могут признаваться судом, прокурором, следователем, дознавателем без дополнительной проверки, то есть не имеют преюдициального значения.

Литература:

  1. Брусницын Л. В. Сотрудничество со следствием: какие трудности в реализации новых норм УПК ожидают правоприменителя // Уголовный процесс. 2009. № 12 (60). С. 13–18.
  2. Глебов В. Г., Костенко Н. С. Проблемы выделения уголовного дела в отношении лица, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве // Российский следователь. 2011. № 24. С. 16–18.
  3. Горюнов В. В. Новый правовой институт // Законность. 2010. № 5. С. 40–43.
Основные термины (генерируются автоматически): досудебное соглашение, отдельное производство, дело, выделение уголовного дела, основное дело, РФ, сотрудничество, отношение подозреваемого, судебное следствие, уголовное дело.


Ключевые слова

уголовное дело, выделение уголовных дел, соглашение о сотрудничестве
Задать вопрос