Анархистские организации в Испании в годы Гражданской войны: структура и взаимодействие | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 29 января, печатный экземпляр отправим 2 февраля.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: История

Опубликовано в Молодой учёный №27 (369) июль 2021 г.

Дата публикации: 27.06.2021

Статья просмотрена: 23 раза

Библиографическое описание:

Третьяков, С. В. Анархистские организации в Испании в годы Гражданской войны: структура и взаимодействие / С. В. Третьяков. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2021. — № 27 (369). — С. 239-242. — URL: https://moluch.ru/archive/369/82921/ (дата обращения: 18.01.2022).



В статье дается попытка проанализировать формирование и трансформации организаций либертариев в период до и во время Гражданской войны в Испании 1936–1939), в особенности в контексте Национальной конфедерации труда, как одного из ведущих объединений иберийских анархистов.

Ключевые слова: анархизм, либертарии, НКТ, ФАИ, ФИХЛ, Либертарная молодежь.

В республиканский период Национальная конфедерация труда (НКТ) имела стабильную рабочую структуру. Что сильно отличается от состояния на период прихода Риверы, когда многие органы и ячейки дублировались по нескольку раз, внося полную неразбериху в деятельность Конфедерации.

В основе новой самоорганизации лежал принцип «синдикато унио» (единого профсоюза), т. е. либо узкопрофильного объединения, либо профсоюза разных специальностей в сельской глубинке (вызвано это было желанием учесть мнения отдельных кустарей, малочисленность которых не позволяла им создать полноценные профильные ячейки в своих поселениях). В свою очередь все местные организации формировали городской синдикат-федерацию. Далее шли провинциальные, затем региональные комитеты. В верху этой иерархии стоял Общенациональный комитет, своеобразное политбюро из национального секретаря, тата заместителей и представителей от всех основных регионов. Всеиспанские съезды происходили с периодичностью от половины до трех месяцев [3, p. 84].

Стоит также отметить Национальные федерации, которые стали появляться в последние месяцы перед восстанием Ф. Франко и до того несколько раз не поддержанные на основных съездах НКТ все предыдущие годы. Национальные федерации должны были под своей крышей объединить отраслевые синдикаты в общенациональные профсоюзы, которые в свою очередь должные были входить в Конфедерацию [9, p. 48–52]. Но полноценно они так и не начали функционировать, так как политбюро всячески саботировала эту деятельность.

Как заметил Хосе Пейратс: «Почти неограниченная автономия позволяла синдикатам вступать в трудноразрешимые конфликты, что влекло за собой проблему вынужденной солидарности после свершившегося факта, и поражения, вызванные подобной горячностью и недостатком предусмотрительности, серьёзно подрывали престиж организации» [12, p. 69].

После оформления НКТ групитос не самоорганизовались в какую бы то ни было стройную структуру и совершенно е имели связи между собой. Но при этом, наиболее значимые вожаки совмещали свой активизм в групитос с работой в профсоюзах сети НКТ.

Основой активизма этих организаций было прямое насилие, которое выражалось в целом множестве форм: от классических экспроприаций (нападения на банковские кареты, а временами на сами отделения банков и ссудных контор), которые использовались для денежной поддержки революционный активности и пополнения профсоюзных касс взаимопомощи; политически мотивированные убийства — клириков (защищавших пережитки полуфеодальной эксплуатации), помещиков, чиновников и капиталистов-эксплуататоров. Временами этот активизм выливался в вооруженные восстания — попытки установить анархо-коммунистически строй в отдельно взятой сельской или городской коммуне, на общенациональный масштаб они не претендовали в принципе.

Одной из известнейших групитос было объединение «Солидарные», куда входил уже обозначенный выше Б. Дуррути, а также Х. Г. Оливер, А. Мигель, Ф. Аскасо и многие другие видные анархисты-террористы, оказывающие огромное влияние на ход Гражданской войны, возглавив наиболее результативные анархистские бригады (например, «колона Дуррути»).

В дальнейшем, под нажимом режима Риверы, организация распалась, многие эмигрировали, в т. ч. в Латинскую Америку. После образования Федерации анархистов Иберии (ФАИ) они резко выступили с критикой этой организации, так как считали лидеров фаистов радикалами от либерализма, а не настоящими анархистами. Лишь окончания диктатуры они смогли присмотреться друг к другу получше и переименовавшись в группу «Мы» влились в ряды ФАИ.

Но и в рамках новой организации они не прекратили террористическую деятельность, аргументируя это тем, что «анархистам нужны свои «университеты», и даже неудавшийся мятеж тоже полезен, так как позволяет набирать революционный опт, так нужный для продолжения борьбы» [5, p. 22]. Более того, нельзя говорить, что «Мы» стала органичной частью ФАИ. Скорее наоборот, заявив о формальном вхождении они продолжили свою активность только в рамках НКТ.

Само же руководство НКТ относилось к групитос крайне насторожено. Так Хуан Пейро — один из национальных секретарей НКТ считал, что они должны быть своего рода «лабораториями» анархической мыли, в которых под микроскопом должны быть рассмотрены основные экономические, социальные, политические и даже этические проблемы испанского общества. Так как только микроуровень может дать наиболее приближенный к реальности результат [13, p. 145].

Но несмотря на это, все тот же Пейро видит реальность групитос иначе. Он считает, что вместо «университетов» они являют собой яркий образчик революционных клубов былых времён со всем набором наивности, глупости и политической незрелости, которые вместо того, чтобы перевоспитываться, культивируются в головах этих, порой уже далеко не юных, романтиков [13, p. 147].

Ещё за долго до появления ФАИ предпринимались попытки объединить разрозненные групитос по всей в стране в единую общенациональную структуру. Для этих целей созывалась череда конференций (1918 г., 1921 г.) [2, p. 62]. Промежуточным успехом можно считать оформление в 1923 г. Национальной федерации анархистских групп [3, p. 66], а в 1925 г. уже в соседней Франции — Федерации испаноязычных анархистских групп [8, p. 115]. В конечном счёте созданный в Барселоне Региональный комитет групитос станет отправной точкой в формировании ФАИ.

Федерация анархистов Иберии и стала той ключевой организацией, которая канализировала самые радикальные либертарные группы Испании. Образованная в 1927 г., в разгар гонений, ФАИ первоначально была собрана не более чем 50 делегатами. Полное отсутствие политэмигрантов привело к тому, что ее основатели получили возможность называть себя самыми преданными носителями анархистских традиций, т. к. они остались и продолжили борьбу. Этих делегатов никто не знал, это были представители наиболее отдаленных и мелких сельских организаций, до которых пистольерос. Кроме того, представители этих групп были мало подкованы в теории анархизма и были плохими ораторами (все хорошие ораторы к этому времени были либо в бегах, либо в тюрьмах, либо просто убиты). В условиях партизанской войны, выше названные недостатки становятся важным преимуществом, т. к. обеспечивают более тесную связь с населением испанской глубинки и встроенность в жизнь местных сообществ. Громкие ораторы и маститые теоретики остаются теоретиками даже когда напрямую имеют дело с народными массами, от лица которых стараются выступать. Эти же деревенские практики притворяли анархизм в быту с большей результативностью, так как не волновались над недостаточной теоретической обоснованностью своих действий. Они просто жили анархизмом [6, p. 81].

Поэтому даже уже в рамках ФАИ эти анархисты оставались групетос, что во многом позволило им как организации пережить нахождение в глубоко законспирированном подполье в период диктатуры. Даже после ее окончания, ФАИ провела только 2 всеиспанских съезда (в 1933 и 1936 гг.). Наиболее интересным нам представляется последний, так как в отличие от высокопоставленных профсоюзных деятелей и официальных теоретиков именно региональные активисты групетос смогли предсказать возможность военного переворота и, самое главное, предложить программу действий для НКТ и ФАИ [2, p. 138].

В период Республики и возвращения из эмиграции старой гвардии начинает меняться и состав руководства Федерации. Б. Дурутти и его товарищи из «Мы», профсоюзные боссы из НКТ — все они устремились в руководящие органы ФАИ. Это привело к тому, что влияние новых фаистов в НКТ достигло критического, что повлекло за особой раскол в Конфедерации, который с большим трудом будет преодолен только к 1936 г. С началом Гражданской сформируется тандем НКТ-ФАИ, который для внешнего наблюдателя будет выглядеть нерушимым, но это не значит, что внутренние противоречия были полностью уничтожены начавшимся мятежом.

Но у такой популярности были свои недостатки. На ФАИ начинает обращать пристальное внимание министерство юстиции, так как фактически анархистам удалось получить двойное представительство в выборных органах на всех уровнях Испанского государства, баллотируюсь и от ФАИ, и от НКТ. Кроме того, сами фаисты начинают понимать, что с новыми кадрами в их групетос проникают и не желательные, а иногда и в принципе контрреволюционные элементы. Которые под видом борьбы за либертарную свободу занимаются грабежом и бандитизмом.

Чтобы избежать этого, видные деятели ФАИ начинают выдвигать идеи о структурном преобразовании Федерации в полноценную политическую партию [10, p. 302].

Таким образом была образованна чётко иерархизированная структура, включавшая в себя первичные ячейки, местные, провинциальные, региональные федерации, которые венчала собственно ФАИ. Также вводились ограничения на членство — необходимость в положительных характеристиках минимум от двух уже действующих членов местной организации и испытательный срок для проверки политической грамотности бойца (срок мог достигать полугода).

Данные «авторитарные» решения не могли не встретить критики среди местных отделений. В особенности были недовольны либертарии Каталонии. Но большинством голосов делегатов из других регионов новый устав был принят.

Еще одной важной анархисткой организацией была созданная в 1932 г. ФИХЛ (Иберийская федерация либертарной молодёжи) [11, p. 69]. Как вспоминал видный анархистский деятель и министр юстиции Второй республики, «испанский Робеспьер» Х. Г. Оливер — «ФИХЛ была вне контроля всех официальных либертарных организаций, ни НКТ, ни ФАИ влияния на неё не имели, хотя и активно старались его заполучить. Получалось скорее наоборот, Либертарной молодёжи удавалось проникать в другие организации через представительство своих членов в профсоюзах и других представительных органов Второй республики, ставя «старых» анархистов в неудобное положение поиска компромиссов в этих органов с «молодежью» [7, p. 477].

Несмотря на то, что с точки зрения принципа комплектования ФИХЛ и ФАИ были похожи, организационная структура у них значительно различалась. Это была хорошо организованная, многоуровневая организация, имевшая первичные ячейки в отдельных районах многих крупных городов. Кроме того, различались и взгляды на методы политической активности и самоорганизации. Один из лидеров «Либертарной молодёжи», названный выше Хосе Пейратс считал, что в среде каталонской молодёжи преобладали отрицательна взгляды в сторону ФАИ, т. к. она видела свою организацию как неотъемлемый элемент синдикатов и рабочих профсоюзов. При этом своими задачами они считали не вооружённую борьбу против врагов трудящихся, а борьбу за их умы. Чтобы силой пропаганды и образования построить либертарный коммунизм, не запятнанный кровью и сиюминутной политической выгодой. В свою очередь это вызвало брожение в НКТ и ФАИ, так как профсоюзные деятели и фаистские активисты видели в этом опасный уклонизм, размывающий единый фронт анархистов [12, p. 281].

Начало военных действий резко увеличило эту первоначально малочисленную каталонскую группу до 170 000 человек [1, p. 4]. Значение «Либертарной молодёжи» в первые месяцы мятежа трудно переоценить, так как именно они стали костяком первых добровольных милицейских отрядов, ставших на защиту республики. Кроме того, ими была самостоятельно сформирована одна из колонн — «Орлята», принимавшая участия в боях на всём протяжении войны.

Не мало важным стал и пропагандистский опыт «Либертарной молодежи» в мирное время. Именно они в большинстве своем становились политруками в частях анархистской милиции. Проводили агитационные кампании по призыву в силы самообороны.

Что касается взаимодействия с другими молодёжными организациями, то здесь у ФИХЛ тоже возникли проблемы. В круговороте политической борьбы в левом лагере периода Республики, «Либертарная молодёжь», так и не смогла найти постоянных союзников. В 1936 г. — союз с молодёжным крылом Социалистической партии Каталонии. Распался из-за начавшихся конфликтов со сталинистами, которые стали превалировать в этой организации. В следующем году состоялось объединение с Рабочей партией марксистского единства (ПОУМ), стоявшей на позициях антисталинизма. Но вскоре эта альтернатива была уничтожена, так как ПОУМ была обозначена как «троцкистская» объявлена вне закона.

После чего уже по лини Коминтерна ФИХЛ пытаются втянуть в Молодёжный антифашистский альянс (АХА), в котором на самом деле кроме «Либертарной молодёжи» было бы 4 несуществующих и 3 реальных, но сугубо коммунистических организаций. На положение младшего в альянсе либертарии пойти не могли [7, p. 489].

Правительство Негрина пойдёт на хитрость для устранения конкуренции в лице ФИХЛ. Все крупные политические организации боролись за возможность освободить от призыва ответственных сотрудников, без которых может встать вся работа организации. В итоге в исполкоме ФИХЛ останутся только негодные к службе, инвалиды и женщины [4].

В итоге, можно сказать, что Гражданская война стала важным толчком к самоорганизации испанских либертарных сил в более полномасштабные и, что самое главное, централизованные формации. НКТ, до это представлявшая собой довольно рыхлую структуру автономных образований несмотря на внутреннее противодействие, смогла трансформироваться в полноценную политическую организацию. А существовавшие параллельно с ней ФАИ и ФИХЛ скорее не были соперниками НКТ в борьбе за симпатии анархистов, а скорее «профильными» организациями внутри общего либертарного движения.

Литература:

1 Boletín de Informacón C. N. T., A. I. T., F. A. I., Barcelona. №. 277. June 7. 1937.

2 Casas Gómez. Anarchist Organization: The History of the F. A. I. Montreal; Buffalo: Black Rose Book, 1986.

3 César Lorenzo. Les Anarchistes Espagnols et le Pouvoir 1863–1969. Paris: Editions Seuil, 1969.

4 Interview with A. Roa, in London, September 13. 1960.

5 Peiró Juan. Pensamiento de Juan Peiró, Ediciones CNT. Mexico, 1959.

6 Kern Robert W. Red Years/Black Years: A Political History of Spanish Anarchism 1911–1937. Philadelphia: Institute for the Study of Human Issues, 1978.

7 Oliver Garcia. El Eco de los Pasos: El Anarcosindicalismo en la calle, en el Comité de Milicias, en el gobierno, en el exilio, Paris; Barcelona. Ruedo Ibérico, 1978.

8 Paz Abel: Durruti: El Proletariado en Armas. Barcelona: Editorial Brugucra S. A., 1978

9 Peirats José: La C. N. T. en la Revolución Española, Ediciones CNT, Toulouse, 1955. Volume I.

10 Peirats José. La C. N. T. en la Revolución Española, Ediciones CNT, Toulouse, 1955. Volume II.

11 Peirats José. La C. N. T. en la Revolución Española, Ediciones CNT, Toulouse, 1955. Volume III.

12 Peirats José. Los Anarquistas en la crisis política Española. Madrid; Gijón: Ediciones Jucar, 1976.

13 Peiró Juan. Pensamiento de Juan Peiró, Ediciones CNT. Mexico, 1959.

Основные термины (генерируются автоматически): ФАй, Гражданская война, анархист, быль, Национальная конфедерация труда, уж.


Ключевые слова

НКТ, анархизм, либертарии, ФАИ, ФИХЛ, Либертарная молодежь
Задать вопрос