Отдельные аспекты возникновения астрономических единиц в русском и узбекском языках | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 5 февраля, печатный экземпляр отправим 9 февраля.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Филология, лингвистика

Опубликовано в Молодой учёный №26 (368) июнь 2021 г.

Дата публикации: 30.06.2021

Статья просмотрена: 4 раза

Библиографическое описание:

Шарипова, Д. Р. Отдельные аспекты возникновения астрономических единиц в русском и узбекском языках / Д. Р. Шарипова. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2021. — № 26 (368). — С. 355-357. — URL: https://moluch.ru/archive/368/82862/ (дата обращения: 27.01.2022).



При лингвистическом изучении космологической системы важно изучить способы их образования. Имея это в виду, в этой части нашего исследования мы стремились определить способы формирования космонимов русского и узбекского языков. В исследованиях на разных уровнях ономастики понятие образования существительных трактуется по-разному, а явления образования и номенклатуры в некоторых случаях не отличаются друг от друга.

В. Д. Бондалетов отметил, что космонимы больше похожи на топонимы, а отчасти и на антропонимы, и что топонимы образуют своего рода «небесную топонимию» с точки зрения представления названий объектов в космосе, так же как они представляют объекты на Земле [2, c. 199].

Основываясь на мнении В. Д. Бондалетова, а также на том факте, что и в русской, и в узбекской ономастике существует большое количество монографических исследований по топонимам и антропонимам, мы сочли необходимым проанализировать их в сравнении с теоретическими идеями в научных исследованиях русской и узбекской топонимии и антропонимии. В научной литературе по русскому и узбекскому языкознанию видно, что способы словообразования и их количество описываются по-разному

В «Толковом словаре терминов узбекской ономастики» понятие ономастического словообразования трактуется как «ономастические приемы образования новых имен (аффиксация, композиция, ономастическое преобразование и др.)».

Е. Бегматов остановился на образовании антропонимов и обратил внимание на названия составных компонентов. В ономастике также отмечается, что различают диахронический и синхронный типы словообразования [1, c. 62].

Н. В. Подольская отмечает, что словообразование в номенклатуре называется топонимической грамматикой [5, c. 40-53].

Хотя исследования показывают, что построение имен является лингвистическим законом, следовательно, методы и инструкции словообразования, не могут быть применены к системе имен, во многих работах по ономастике используются в основном ономастические единицы, анализируется на основе апелляционной лексической конструкции.

Исследования в области русской и узбекской ономастики отражают тот факт, что ономастические единицы производятся по аффиксации. Любое искусственное слово состоит из такой составляющей — основы словообразования и составляющей словообразователя. Объединение таких частей в слово определяет способ его образования. Правда, среди космонимов существует феномен ассимиляции космонимов, являющийся искусственной единицей в других языках. Например, греки сделали названия метеорных потоков с суффиксом -id, который определяет детей по отцу: Ахилла звали Пелид, что означает «сын Пеле». Позднее этот суффикс использовался при именовании династий и поколений (Тимуридов — потомков Амира Темура, первоначально Тимуридов) по имени предка в целом. Итак, допустим, имя Персеиды означает «Дети Персея», «Потомки Персея». Но ясно, что метеорные потоки не появляются через серию, а только появляются в небе рядом с той или иной серией. В их номенклатуре суффикс -id теряет значение своего генетического родства, отмечая только взаимодействие двух космических единиц — серии и потока.

При именовании небесных тел формирование имени часто наблюдается путем добавления определенных суффиксов к человеческому имени. Например, Танина (астероид 825, Таня + ина), Лидина (астероид 1028, Лидия + ина), Гелина (астероид 1075, Гелий + ина; где к мужскому имени добавляется суффикс мужского рода).

При присвоении мужского имени только что идентифицированному небесному телу к мужской фамилии добавляется гендерный суффикс -a (или -iya), а выбор того или иного суффикса иногда определяется фонетическими условиями, в основном авторскими. пожелания (Нумеровия, Швассмания и Ломоносова, Эдисона — например, названия астероидов). Этот метод также использовался для формирования космонимов. Например, Узбекистан (1351-имя астероида), Казахстан (2178-имя астероида).

До сих пор в научной литературе говорилось, что словообразование путем сложения слов является композиционным методом и считается одним из наиболее широко используемых и ведущих типов словообразования. Толковый словарь ономастических терминов также определяет понятие искусственного имени // производного существительного как «морфологический (аффиксационный) или синтаксический (составной) метод».

В монографическом исследовании ономастики отмечается, что существует метод создания имени, называемый композиционным или синтаксическим методом. Также говорят о моделях создания имен таким образом, например, существительное + существительное: Волосы Вероники, Хвост Змеи, Звезда Шольца; прилагательное + существительное: Полярная Звезда, Гончие Псы, Малая Медведица, Большой Ковш, числительное + существительное: Девятая планета, Семь Мудрецов. Стоит отметить, что данные примеры морфологически отличаются от космонимов узбекского языка. Например, если в русском языке Полярная Звезда имеет образование прилагательное +существительное, то в узбекском языке оно образуется существительное +существительное: Қутб Юлдузи. Подобная ситуация происходит и с космонимом Большой Ковш : в узбекском звучит как Чумич Юлдузи и имеет образование существительное + существительное. Наблюдается многочисленное количество примеров.

Определив, из какой группы слов состоят такие существительные, нельзя определить их состав. Потому что в таких словах, по словам А. Ходжиева, «... нет модели словообразования, и принадлежность их состава к какой группе слов ничего не определяет в плане словообразования» [7, c. 111].

Следовательно, тот факт, что состав космонимов состоит из более чем одного слова, то есть тот факт, что они имеют форму составного слова в соответствии с их структурой, не может быть основанием для называния их словами, составленными композиционным способом.

Многие из этих космонимов образованы (а не созданы) путем наименования чего-то другого или знака на Земле, основанного на проекции небесного тела в небе: Треугольник (объединение трех звезд представляет собой геометрическую форму, напоминающую треугольник). Но такие слова не имеют содержания, состоящего из словообразовательной основы и словообразовательной части. Причина, по которой небесный объект, выраженный этими словами, называется так, объясняется в контексте каждого слова.

Причина, по которой красная звезда (Марс) названа именно так, основана на том факте, что планета видна человеческому глазу в красном цвете. Как отметил А. Ходжиев, знак не является единицей словообразования [7, c, 15].

Такие космонимы, как Южная Корона, Южный Крест, Райская птица, Волосы Вероники и Змея, были созданы путем образования русских наименований и в узбекском языке они получили процесс калькирования.

Космонимы, такие как Телескоп, Микроскоп (греческий), Дубби Акбар, Дубби Аскар, Фам аль-Хут (арабский), Кахкашан (персидский), были заимствованы из других языков. На русский язык они были заимствованы с помощью калькирования. Эти слова можно разделить на компоненты, требующие этимологического анализа.

В некоторых исследованиях ономастические единицы, которые интерпретируются как созданные методом композиции, целесообразны, если они объясняются принципами именования космонимов, а не феноменом образования.

В апелляционной лексике языка космонимы, которые выражают ранее существовавшие слова, чтобы выразить имя космического объекта или космоса, выражающее знаковое свойство космического объекта на основе сходства и связи со знаковым признаком другой вещи.

Следовательно, осознание того, что так называемая композиция на других уровнях ономастики на самом деле является номинативным феноменом, а не феноменом деривации, и принятие этого во внимание в будущих исследованиях помогает избежать большой путаницы.

В русской лингвистике такая форма образования топонимов считается лексико-грамматической конструкцией, и для выражения этого явления А. В. Суперанская предложила использовать термин ономастическое преобразование [6, c. 92-93].

В ономастике существует явление, известное как ономастическое преобразование, которое описано в Глоссарии узбекских ономастических терминов как «ономастическое преобразование // метод ономастического преобразования — переход апелляционной лексики к функции существительного без каких-либо конструктивных средств».

З. Дусимов имел в виду ономастическое преобразование, когда отмечал, что определенная часть топонимов, встречающихся в Северном Хорезме и других регионах, образовалась за счет переноса искусственных слов, образованных путем аффиксации к топонимам [3, c. 46-47].

Есть слова, которые имеют несколько значений. Одна из интересных проблем — узнать, в каком смысле это слово используется у космонимов и в каком смысле оно используется в речевом процессе. Чтобы решить эту проблему, необходимо принять во внимание первое значение слова, развитие следующего значения и значение, вовлеченное в формирование космонима. В широком смысле семантическое изменение значения слова происходит, когда слово, не имеющее местоимения, становится местоимением.

Причина в том, что простые слова представляют собой обобщенные лексические значения. Когда они переходят к наименованию предметов, они начинают выражать конкретное значение, отделяя объект, который они представляют, от других объектов того же типа.

В некоторых литературных источниках преобразование — это не только перенос слов из одной категории в другую, но также его применение к различным «поворотам» в группе слов, например, к передаче наименованию предмета аналогичному предмету. Вероятно, поэтому некоторые исследователи использовали термин ономастическое преобразование. На самом деле, в ономастике ученые называют феномен превращения наименования предмета в родственный предмет, в знаменательный предмет или другой категории в знаменательное наименование в разных терминах — метафора и метонимия, калькирование, трансформация [4, c. 5] (Ю. А. Карпенко А. М. Мурзаев и др.).

Лингвисты, астрономы и различные заинтересованные лица давно сосредоточились на древней мифологии в поисках ответов на такие вопросы.

Но, по мнению Ю. А. Карпенко, мифология является скорее препятствием, чем подспорьем в изучении значения старых астрономических названий. Социально-исторические события, имевшие место на самом деле, раскрыли больше смысла, чем легенды для названия небесных тел [4, c. 30].

В настоящее время Международное астрономическое общество приняло латинские названия всех 88 созвездий. Древние римляне знали 48 современных серий. Только у этого созвездия 48 древних названий. Римляне позаимствовали все серии и их названия у греков. При этом названия серии были переведены с греческого на латынь, а некоторые названия вообще не переводились.

На наш взгляд, в древности названия небесных тел часто возникали через ассоциации, то есть сравнения, с предметами и событиями, имеющими социальное значение.

Литература:

  1. Бегматов Э., Улуков Н. Ўзбек ономастикаси терминларининг изоҳли луғати. — Наманган, 2006
  2. Бондалетов В. Д. Русская ономастика. –М.: Просвещение, 1983
  3. Дусимов З. Топонимларнинг ясалиши масаласига доир // Узбекский язык и литература. — Ташкент, 1980. № 2.
  4. Карпенко Ю. А. Названия звездного неба. –Москва: Наука, 1985
  5. Подольская Н. В. Проблемы ономастического словообразования (к постановке вопроса). //Вопросы языкознания. — М.: Наука, 1990. — № 3
  6. Суперанская А. В. Структура имени собственного. Фонология и морфология. — М., 1969
  7. Хожиев А. П. Тилшунослик терминларининг изохли луғати. — Ташкент: Национальная энциклопедия Узбекистана, 2002
Основные термины (генерируются автоматически): ономастическое преобразование, слово, существительное, самое дело, узбекская ономастика, узбекский язык, какой смысл, мужское имя, научная литература, Полярная Звезда.


Задать вопрос