Свобода воли и принцип добросовестности в преддоговорных отношениях в международном коммерческом обороте | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 5 февраля, печатный экземпляр отправим 9 февраля.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №25 (367) июнь 2021 г.

Дата публикации: 17.06.2021

Статья просмотрена: 37 раз

Библиографическое описание:

Барахоева, Р. Б. Свобода воли и принцип добросовестности в преддоговорных отношениях в международном коммерческом обороте / Р. Б. Барахоева. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2021. — № 25 (367). — С. 256-259. — URL: https://moluch.ru/archive/367/82512/ (дата обращения: 22.01.2022).



В настоящей статье рассматривает правовое регулирование ведения переговоров в международном коммерческом арбитраже, с учетом существующих нормативных актов регулирования данной сфере в российской правовой системе. Дается анализ правового режима переговоров в международном коммерческом обороте, как в Российской Федерации, так и зарубежных странах, с позиции сопоставления свободы воли и принципа добросовестности преддоговорных отношений.

Ключевые слова: переговоры, свобода воли, принцип добросовестности

В Российской Федерации правовое регулирование ведения переговоров закреплено в статье 434.1 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) [1]. Положение, регулирующее ведение переговоров в рамках российской юрисдикции, появилось относительно недавно.

Основной проблемой правового регулирования преддоговорных переговоров, является то, что такие переговоры являются недостаточно понятными в рамках существующей национальной правовой конструкции. С одной стороны, переговоры являются внесудебной формой заключения между сторонами своих намерений, с другой стороны, в рамках судебного разбирательства у сторон всегда существует право заключить мировое, либо арбитражное соглашение, что также является формой разрешения спора.

Переговоры, регулируемые статьей 434.1 ГК РФ, являются внесудебной формой отношений контрагентов друг с другом. В рамках переговорной практики переговорная коммуникация создала новые проблемы, поскольку бизнес становится глобальным, а расстояние между двумя сторонами не позволяет вести переговоры в полной мере — чтобы в полной мере воспользоваться преимуществами переговорной силы удаленно. Использование инноваций может быть полезным не только для поддержки переговорного процесса, но и на этапе подготовки к переговорам.

Для того, чтобы правильно подготовиться к переговорам, необходимо сформировать эффективную переговорную команду, аналитическая работа и навыки которой могут помочь достичь наивысшего результата переговоров. Это особенно важно при подготовке и в ходе межкультурных переговоров, которые требуют понимания других культур, других языков, владения юридическими знаниями, знания контекста переговоров и т. д. При подготовке к фазе переговоров необходимо как можно лучше узнать другую сторону переговоров. Зная технические коммуникационные возможности другой стороны переговоров, можно подготовить эффективные инструменты поддержки переговоров. Успех переговоров часто зависит от эффективности подготовки — чем лучше будет изучена воля другой стороны переговоров и переговорного контекста, тем лучше будут достигнуты результаты.

Несмотря на то, что статья 434.1 ГК РФ достаточно детализирована для совершения переговоров в рамках национальной правовой системы, для правового регулирования переговоров в рамках международной коммерческой деятельности, положение статьи не совсем конкретны.

На практике, при возникновении спора в рамках преддоговорных отношений, одна из основных проблем международного судебного разбирательства связана с его сложным характером. Эта сложность связана с вовлечением в спор нескольких стран. У всех стран есть разные своды законов и процедур для отправления правосудия. В разных странах существуют разные наборы ценностей и традиций, регулирующих их системы правосудия. Существуют разные методы представления доказательств и вызова свидетелей. Для достижения этой цели от участников судебного процесса требуется получить знания о правовых системах соответствующих стран, что само по себе является затрудненным процессом.

Еще одна проблема, с которой сталкиваются международные судебные разбирательства, связана с юрисдикцией. Из-за участия нескольких стран определение юрисдикции становится сложной задачей. Возможны конфликты, связанные с юрисдикцией.

Возможность принудительного исполнения решений, вынесенных международными судами и трибуналами, является серьезным препятствием для определения их законности.

Наличие международного контракта, который является согласованным по своему составу и структуре, способствует и поддерживает деловую и деловую активность многих людей на международном уровне. Она была направлена в первую очередь на защиту и сохранение инвестиций. Таким образом, контракт является законным способом заключения сделок во всех секторах бизнеса. Успех деловых операций напрямую связан с качеством контракта, подписанного сторонами [2].

На правовом уровне было предпринято много усилий, направленных на объединение правовых систем, регулирующих предпринимательскую деятельность на международном уровне. Эти усилия столкнулись со многими препятствиями из-за различий в сравнительных правовых системах, стремления каждой системы подчеркнуть свой суверенитет и стать основой и ориентиром для импортируемых правовых систем, особенно в странах третьего мира. Существует сильная конкуренция между романо-германской системой гражданского кодекса (гражданского права), преобладающей на европейском континенте, и англосаксонской системой, преобладающей в странах общего права. В дополнение к этим двум системам существуют страны, на которые влияет исламское право, например законы некоторых арабских стран. Во всяком случае, законодатели пытались во многих правовых системах найти решения многих правовых вопросов, возникших в результате увеличения объема обмена и высоких ставок трейдеров.

Однако сделка привела к отсутствию правового регулирования, регулирующего некоторые основные аспекты в жизни контракта. Наиболее заметными недостатками в правовом регулировании во многих странах, касающемся регулирования договорных отношений, являются не стадии обработки, предшествующие заключению контрактов, которые называются фазой переговоров. Многие законодательные акты упускают из виду этот этап, в то время как организация этапов формирования и исполнения контракта получает большую область законодательного регулирования.

Возможно, причины, которые привели к отсутствию правового регулирования, связаны с отсутствием необходимости в переговорах в прошлом из-за простоты контракта.

В настоящее время переговоры о заключении международных контрактов сосредоточены на операциях, отмеченных техническими и юридическими сложностями, сопряжены с серьезными рисками для сторон и имеют значительную финансовую ценность на международном экономическом уровне. В это время, когда глобализация повлияла на все виды деятельности, установилась интерактивная деятельность и увеличился объем торговли между частями мира, недопустимо игнорировать первый этап, предшествующий заключению контракта. На этом этапе переговорщик должен подтвердить серьезность и добрые намерения сторон, участвующих в переговорах, и показывает множество гарантий в связи с тем, что переговоры могут продолжаться месяцами или годами до заключения окончательного контракта, а могут закончиться, ни к чему не приведя [3].

Таким образом, поскольку закон далек от регулирования отношений, предшествующих заключению договора, он может привести к несправедливым результатам для участников переговоров. Возникла необходимость в каком-то вмешательстве, которому как юриспруденция, так и судебная система пытались посвятить какое-то юридическое укоренение. Однако каждый, кто заинтересован в этом вмешательстве в сравнительные правовые системы, заметил разницу в способе вмешательства и его объеме.

Некоторые режимы прибегли к заполнению пробелов в законодательном регулировании этапа переговоров, чтобы использовать принцип добросовестности, и приняли его в качестве общего правила, применимого к этапу переговоров по контрактам. В то время как другие правовые системы предпочли сохранить принцип свободы договора и свободы отказа от переговоров с самого начала, признав существование некоторых законов, которые могли бы применяться к некоторым конкретным вопросам, как это имеет место в британском Законе о введении в заблуждение 1967 года.

В результате отсутствия правового единства стороны в частном праве прибегают к устранению недостатков, прибегая к договорным мерам, принимая во внимание различные точки зрения правовой системы в отношении автономии воли и того, как законодательное вмешательство регулирует правовые аспекты различных соглашений.

Очевидно, что сторонам переговоров необходимо регулировать эту стадию, когда они делятся большим количеством конфиденциальной информации, которая может касаться коммерческой или экономической деятельности, которую переговорная команда не желает доводить до своих соперников. Кроме того, переговоры могут привести к инвестициям в процедуры, время и необходимые исследования, что неизбежно приведет к значительным финансовым затратам. Каждая сторона желает оставаться неограниченной в продолжении переговоров, быть свободной прекратить их в любое время и без каких-либо последствий, что является принципом, преобладающим в странах общего права, в отличие от другой стороны, которая хочет сохранить свои интересы.

На этом этапе возникают два основных принципа: принцип свободы и принцип добросовестности. Это затрудняет рассмотрение каких-либо действий или заявлений до того, как договор вступит в законную силу. Если этот этап не приводит к заключению юридического договора, он может оставаться только изучением наличия условий деликтного права (деликтная ответственность). Это несоответствие интересов часто решается до заключения контракта с помощью первоначальных соглашений, и даже при отсутствии таких соглашений договор порождает обязательства, касающиеся поведения сторон, несмотря на отсутствие какого-либо документа или соглашения между сторонами.

Отсутствие единообразия в формулировках и понимании свободы воли при заключении договора и добросовестности сторон, приводит к различным мерам и типам ответственности в различных правовых системах за нарушение условий преддоговорных соглашений.

Так, например, Гражданский кодекс Иордании не регламентирует преддоговорную фазу какими-либо юридическими текстами. Настоящий закон предусматривает следующие этапы после заключения договора, предусматривая выполнение каждой стороной в договоре своих обязательств в соответствии с принципом добросовестности. Сам закон не содержит специальных норм, касающихся положений о гражданской ответственности, возникающей в результате нарушения обязательств на стадии переговоров, что влечет за собой предоставление судебной роли в определении ответственности, ее вида и ее определяющих факторов.

Известно, что гражданский кодекс Иордании указывал на некоторые аспекты досудебной стадии до заключения договора и особенно указывал: первичное соглашение по существенным вопросам договора (статья 100), обещание заключить договор (статья 105) и искренность (статья 107) [4].

Даже в английском праве нет специальных правил ответственности на стадии, предшествующей заключению контракта, Culpa in Contrahendo, особенно в условиях, когда переговоры не приводят к заключению. Следует отметить, что в английском праве и в отличие от других правовых систем на европейском континенте договорная ответственность в этом законе окружена многими ограничениями из-за необходимости заключения договора, основанного на идее взаимного и/или возмещения убытков, необходимых для того, чтобы договор был обязательным. Это выражается в английском праве Доктриной Рассмотрения [5].

Таким образом, разнообразие и сложность соглашений на этапе переговоров позволяют выявить множество особенностей, отличающих эти соглашения.

Во-первых, это соглашения, предшествующие заключению контракта, и направленные на регулирование отношений сторон по мере продвижения и развития переговоров и приближения к окончательному контракту.

Во-вторых, это временные соглашения, замененные заключением окончательного контракта. Во многих правовых системах, например во французском праве, они не являются договорами в юридическом смысле, несмотря на то, что, несмотря на совместимость двух завещаний, они имеют некоторые юридические последствия в рамках заключения окончательного договора.

В соответствии с принципом автономии воли, который регулирует все формы частных отношений между индивидами, эта договорная свобода привела к диверсификации форм и содержания таких соглашений. В любом случае, эти соглашения делятся на множество типов.

Литература:

  1. «Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая)" от 30.11.1994 N 51-ФЗ (ред. от 09.03.2021) // «Российская газета», N 238–239, 08.12.1994.
  2. Сулейменов М. К. Преддоговорные отношения // Вестник Института законодательства и правовой информации Республики Казахстан. 2018. № 4 (53). URL: https://cyberleninka.ru/article/n/preddogovornye-otnosheniya (дата обращения: 15.06.2021).
  3. Яхина О. В., Кация К. Г. Проблемы правового регулирования преддоговорных отношений // Марийский юридический вестник. 2015. № 2 (13). URL: https://cyberleninka.ru/article/n/problemy-pravovogo-regulirovaniya-preddogovornyh-otnosheniy (дата обращения: 15.06.2021).
  4. Богданов В. В. Гражданско-правовая ответственность в преддоговорных отношениях // Журнал российского права. 2010. № 2 (158). URL: https://cyberleninka.ru/article/n/grazhdansko-pravovaya-otvetstvennost-v-preddogovornyh-otnosheniyah (дата обращения: 15.06.2021).
  5. Алексеева Е. В. Преддоговорные отношения в международном коммерческом обороте // Законность и правопорядок в современном обществе. 2011. № 6. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/preddogovornye-otnosheniya-v-mezhdunarodnom-kommercheskom-oborote (дата обращения: 15.06.2021).
Основные термины (генерируются автоматически): переговоры, принцип добросовестности, заключение договора, заключение контракта, правовое регулирование, система, сторона, сторона переговоров, ГК РФ, окончательный контракт, Российская Федерация, соглашение.


Ключевые слова

принцип добросовестности, переговоры, свобода воли
Задать вопрос