Проблемы реализации правового статуса самозанятого в Российской Федерации | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 29 января, печатный экземпляр отправим 2 февраля.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №25 (367) июнь 2021 г.

Дата публикации: 15.06.2021

Статья просмотрена: 51 раз

Библиографическое описание:

Ежихин, В. Д. Проблемы реализации правового статуса самозанятого в Российской Федерации / В. Д. Ежихин. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2021. — № 25 (367). — С. 286-288. — URL: https://moluch.ru/archive/367/82436/ (дата обращения: 19.01.2022).



В статье автор проводит исследование проблем реализации права на предпринимательскую деятельности в Российской Федерации.

Ключевые слова: предпринимательская деятельность, право на предпринимательскую деятельность, предпринимательство.

Предпринимательство является важнейшим правовым институтом, позволяющим реализовывать конституционные права граждан. Самозанятые граждане являются частью предпринимательства. Как справедливо отмечает Н. В. Рубцова в России закреплено легальное определение предпринимательской деятельности, которое является с позиции юридической техники абстрактным, поскольку в нем перечислены основные признаки предпринимательской деятельности. Согласно ст. 2 Гражданского кодекса РФ предпринимательской является самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг. Лица, осуществляющие предпринимательскую деятельность, должны быть зарегистрированы в этом качестве в установленном законом порядке, если иное не предусмотрено Гражданским кодексом РФ. Однако большинство этих признаков требуют применения специальных норм иных законов, относящих либо не относящих тот или иной вид деятельности к предпринимательству [2].

О. А. Тарасенко отмечает, что самозанятость как социальное, экономическое и правовое явление — одна из наиболее актуальных и обсуждаемых категорий современной России. Государство прикладывает усилия для вовлечения граждан в правовое поле предпринимательства. Статус самозанятого гражданина совмещается с работой по трудовому договору, не прерывая трудовой стаж. При этом получаемая за выполнение должностных обязанностей заработная плата не учитывается при расчете налога на профессиональный доход. Также важной позитивной особенностью нового налогового режима следует считать стабильность предлагаемых законодательных новелл, в соответствии с которыми в течение 10 лет проведения эксперимента не могут вноситься изменения в части увеличения налоговых ставок и (или) уменьшения предельного размера доходов, определенных в размере 2,4 млн руб. [6].

Как справедливо указывает Л. Ю. Малинина законодательно определенных понятий «самозанятый гражданин», «самозанятые граждане» или «самозанятые» на настоящий момент не существует. Указанные понятия употребляются в некоторых правовых актах в значениях применительно к регулируемым ими отношениям или без определения содержания. Так, в Межгосударственном стандарте «ГОСТ 12.0.004–2015. Система стандартов безопасности труда. Организация обучения безопасности труда. Общие положения» самозанятое лицо — человек, самостоятельно занятый трудом по оказанию услуг в рамках договоров гражданско-правового характера, в том числе в форме индивидуального предпринимательства. В Законе РФ «О занятости населения в Российской Федерации» понятие «самозанятость» употребляется при установлении одного из полномочий федерального органа государственной власти по развитию предпринимательства и самозанятости и полномочия органа государственной власти субъекта РФ по содействию самозанятости безработных граждан, включая оказание финансовой помощи при их государственной регистрации в качестве индивидуального предпринимателя [7].

Как отмечает Г. А. Титов особенностью правового режима налогообложения самозанятых граждан является то, что из их налогооблагаемой базы исключаются доходы в виде выплат от других физических лиц за оказание последним услуг для личных, домашних или иных подобных нужд. Нормативный перечень таких услуг сводится к следующим видам: услуги по присмотру и уходу за детьми, больными лицами, лицами, достигшими возраста 80 лет, а также иными лицами, нуждающимися в постоянном постороннем уходе по заключению медицинской организации; репетиторство; услуги по уборке жилых помещений, ведению домашнего хозяйства. Законодатель, кроме этого, предусмотрел возможность устанавливать законодательством субъекта Российской Федерации иные виды услуг для личных, домашних и иных подобных нужд, доходы от оказания которых освобождаются от налогообложения у самозанятых лиц. Условием применения такого налогового освобождения является необходимость уведомления налогового органа в соответствии с п. 7.3 ст. 83 НК РФ, а также непривлечение наемных работников для оказания указанных выше услуг [8].

Вместе с тем правовой статус самозанятого гражданина имеет ряд проблемных аспектов. Данный тезис подтверждается многочисленными научными исследованиями в правовой доктрине.

Так, М. Д. Шапсугова утверждает, что с принятием Федерального закона «О проведении эксперимента по установлению специального налогового режима «Налог на профессиональный доход» в городе федерального значения Москве, в Московской и Калужской областях, а также в Республике Татарстан (Татарстан)" (далее — Закон о налоге на профессиональный доход) от 27.11.2018 N 422-ФЗ термин «самозанятый» стал употребляться для обозначения физических лиц — плательщиков налога на профессиональный доход. Неопределенность правового статуса самозанятого, правового режима его деятельности, заключения сделок в скором будущем неизбежно породит споры, требующие разрешения в судебном порядке. Поиски решений лежат в плоскости понимания понятия самозанятого, экономической и правовой природы его деятельности, определении подведомственности, конкретизации подведомственности системы арбитражных судов и судов общей юрисдикции [9].

Говоря о перспективах развития правового статуса самозанятых в Российской Федерации, необходимо отметить позицию Г. Ф. Ручкиной, которая утверждает, что безусловно, доверие к государству и его социальным институтам со стороны самозанятых можно восстановить только через предоставление определенных гарантий, а именно, неизменности в течение длительного периода времени фискальных сборов и справедливости их исчисления, притом что сам фискальный сбор должен быть приемлемым и экономически обоснованным для самозанятых (как один из важнейших принципов налогообложения). Важен знак равенства между размером налога и теми благами, которые он предоставляет лицу, находящемуся в легальном правовом поле. В настоящее время ставка налога по упрощенной системе налогообложения в соответствии с п. 1 ст. 346.20 НК РФ для индивидуальных предпринимателей, в случае если объектом налогообложения являются доходы, устанавливается в размере 6 %. Аналогична и максимальная ставка налога на профессиональный доход. Учитывая, что указанная ставка налога воспринимается индивидуальными предпринимателями как обоснованная, ее размер и был положен в основу максимальной ставки по налогу на профессиональный доход. При неизменности ставки налога и иных элементов налогообложения в течение длительного времени повышается шанс на активизацию самозанятых по регистрации в уполномоченном органе, так как гарантии стабильности налогообложения положительно влияют на легализацию налогоплательщиков. Позитивно повлиять на встраивание самозанятых в экономику государства способен механизм, при котором в ставку налога на профессиональный доход будут включены платежи в обязательные социальные фонды [10].

Литература:

1. Надежин Н. Н. Предпринимательская деятельность в России как предмет правового регулирования // Российская юстиция. — 2019. — № 10. — С. 2–5.

2. Рубцова Н. В. Правовая природа предпринимательской деятельности: аксиологический подход // Журнал российского права. — 2020. — № 12. — С. 66–77.

3. Ермолова О. Н. Принцип защиты прав субъектов предпринимательской деятельности // Законы России: опыт, анализ, практика. — 2019. — № 9. — С. 43–46.

4. Корякина К. Г. Административно-правовая защита гражданских прав в сфере предпринимательской деятельности // Административное право и процесс. — 2020. — № 8. — С. 72–74.

5. Шувалов И. И. Правовая категория «предпринимательская деятельность»: законодательная дефиниция и реальность // Журнал российского права. — 2020. — № 5. — С. 59–65.

  1. Тарасенко О. А. Я б в самозанятые пошел, пусть меня научат! // Предпринимательское право. — 2020. — № 2. — С. 27–33.
  2. Малинина Л. Ю. Самозанятые граждане: понятие и правовое регулирование // Юрист. — 2021. — № 3. — С. 37–43.
  3. Титов Г. А. Правовой статус самозанятых граждан: гражданско-правовой и налоговый аспект // Финансовое право. — 2020. — № 1. — С. 42–44.
  4. Шапсугова М. Д. О влиянии неопределенности материально-правового статуса самозанятого на неопределенность его процессуального статуса // Право и экономика. — 2021. — № 3. — С. 5–9.
  5. Ручкина Г. Ф. К вопросу о совершенствовании правового регулирования деятельности самозанятых граждан в Российской Федерации // Налоги. — 2020. — № 1. — С. 42–46.
Основные термины (генерируются автоматически): профессиональный доход, предпринимательская деятельность, Российская Федерация, лицо, правовой статус, Гражданский кодекс РФ, оказание услуг, РФ, самозанятой гражданин, Татарстан.


Задать вопрос