Влияние COVID-19 и изоляции на уровень стресса в г. Караганде | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 18 декабря, печатный экземпляр отправим 22 декабря.

Опубликовать статью в журнале

Авторы: ,

Рубрика: Медицина

Опубликовано в Молодой учёный №23 (365) июнь 2021 г.

Дата публикации: 03.06.2021

Статья просмотрена: 8 раз

Библиографическое описание:

Папуша, М. И. Влияние COVID-19 и изоляции на уровень стресса в г. Караганде / М. И. Папуша, Е. А. Стрельцов. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2021. — № 23 (365). — С. 127-129. — URL: https://moluch.ru/archive/365/81968/ (дата обращения: 08.12.2021).



Цель. Изучение влияния карантина и изоляции на уровень стресса среди возрастной группы от 18 до 50 лет.

Метод. Опрос населения тестом Спилберга для измерения уровня его тревожности. Результат. Личностная тревожность Медиана 49.95 балла, Мода 51 балл Реактивная тревожность Медиана 14.36 балла, Мода 35 баллов.

Выводы. Учитывая многофакторность стресса, нельзя достоверно связать между собой изоляцию и уровень стресса, данный вопрос подлежит дальнейшему изучению.

Ключевые слова : COVID-19, стресс, изоляция, тест Списберга.

The impact of COVID-19 and isolation on the level of stress in Karaganda

Background. A study of the impact of quarantine and isolation on stress levels among the 18–50 age group.

Methods. Interviewing the population with STAI (State- Trait Anxiety Inventory) to measure their level of anxiety.

Result. Personal anxiety Median 49.95 b, Mode 51 b, Reactive Anxiety Median 14.36b, Mode 35 b.

Conclusion. Given the multifactorial nature of stress, isolation and stress levels cannot be reliably related to each other. This issue is for further study.

Keywords : COVID-19, stress, isolation, State- Trait Anxiety Inventory.

COVID-19 является заболеванием, вызванным новым вирусом SARS CoV-2, который появился в декабре 2019 года и в настоящее время вызвал пандемию [1].

Эпидемии инфекционных заболеваний не только влияют на физическое здоровье пациентов, но также влияют на психологическое здоровье и благополучие неинфицированного населения. Предыдущие исследования показали, что распространенность новых инфекционных заболеваний, таких как тяжелый острый респираторный синдром (ТОРС), может повышать уровень тревоги, вызывать депрессию и стресс среди населения в целом [2]. В условиях пандемии COVID-19 ряд психических и психосоциальных проблем, таких как симптомы депрессии, тревога, стресс, симптомы посттравматического стресса (ПТСР), проблемы со сном и другие психологические состояния, проявляются все чаще среди населения [3–5].

Кроме того, перегрузка информации о заболевании оказывает огромное влияние и на общественную психологию, заставляя чувствовать панику, беспокойство и депрессию [6]. В настоящее время первостепенное значение уделяется физическому здоровью, которое включает терапию и лечение симптомов пневмонии. Следовательно, игнорируя глубокую важность психического здоровья, на которое влияет вирус, изоляция, ограниченные социальные меры, проблемный сон, самоизоляция и недостоверные новости, развивается тревога. Эти факторы оказывают влияние на формирование у населения стресса, тревоги и эпизодов депрессии. Не только эпидемия, но и инфодемия создает серьезные проблемы для общественного здравоохранения [7].

В отношении COVID-19 существуют дополнительные опасения, что системы здравоохранения могут быть перегружены и что адекватная медицинская помощь будет недоступна для всех пострадавших; что ограничения в отношении изоляции и передвижения будут носить долговременный характер с тяжелыми последствиями для психического здоровья и благополучия, социального функционирования и работы; и что индивидуальные и общественные экономические ресурсы будут недостаточными или не восстановятся в ближайшее время [8–9].

Тревога проявляется физиологическими симптомами: учащение пульса, повышение артериального давления и частоты дыхания. Тревога также ухудшает психическое состояние человека [10].

В ходе проведения метаанализа было выяснено, что частота посттравматического стрессового расстройства во время вспышки пандемии COVID-19 составляет 18 %, а распространенность симптомов посттравматического стрессового расстройства у пациентов, переболевших COVID-19, составляет 29 % [11]. Систематический обзор, включающий 29 исследований, показал, что средняя распространенность тревоги среди медицинских работников во время пандемии составляла 24 %, а депрессии — 21 % [12]. Cравнение этих оценок с оценками ВОЗ по распространению психических расстройств среди населения в мире (депрессия — 4,4 % и тревожные расстройства (включая посттравматическое стрессовое расстройство) — 3,6 %), подчеркивают существенное влияние пандемии COVID-19 на психологическое благополучие работников здравоохранения [13].

В нашем исследовании было анонимно опрошено 125 добровольцев возрастом от 18 до 50 лет включительно стандартизированным тестом Спилберга. В результате чего были получены следующие данные по личностной тревожности: Медиана 49.95 балла, Мода 51 балл; Реактивная тревожность — Медиана 14.36 балла, Мода 35 баллов.

Уровень тревожности до 30 баллов считается низким, от 30 до 45 баллов — умеренным, от 46 баллов и выше — высоким. Минимальная оценка по каждой шкале — 20 баллов, максимальная — 80 баллов.

Вывод

Эти значения можно трактовать следующим образом, что большинство не расценивает ситуацию, как угрожающую, однако показатели личностной тревожности говорят нам о высоком уровне стресса.

Учитывая многофакторность стресса, нельзя достоверно связать между собой изоляцию и уровень стресса, данный вопрос подлежит дальнейшему изучению.

Литература:

  1. https: //www.who.int/csr/don/12-january-2020-novel-coronavirus-china/en. Accessed 3 Apr 2020.
  2. Wu KK, Chan SK, Ma T. Posttraumatic stress, anxiety, and depression in survivors of severe acute respiratory syndrome (SARS). J Traumatic Stress. 2005;18(1):39–42.
  3. Vindegaard N, Benros ME. COVID-19 pandemic and mental health consequences: systematic review of the current evidence. Brain Behav. Immun. 2020;89:531–542. doi: 10.1016/j.bbi.2020.05.048.
  4. Kaufman KR, Petkova E, Bhui KS et all. A global needs assessment in times of a global crisis: world psychiatry response to the COVID-19 pandemic. BJPsych Open. 2020;6:e48. doi: 10.1192/bjo.2020.25.
  5. Salari N, Hosseinian-Far A, Jalali R et al. Prevalence of stress, anxiety, depression among the general population during the COVID-19 pandemic: a systematic review and meta-analysis. Glob. Health. 2020;16:57. doi: 10.1186/s12992–020–00589-w.
  6. Chang J, Yuan Y, Wang D. [Mental health status and its influencing factors among college students during the epidemic of COVID-19].Nan Fang Yi Ke Da XueXueBao. 2020;40(2): 171–176. doi: 10.12122/j.issn.1673- 4254.2020.02.06.
  7. Khan S, Siddique R, Li H, Ali A, Shereen MA et all. Impact of coronavirus outbreak on psychological health. J Glob Health. 202010(1):010331. doi: 10.7189/jogh.10.010331.
  8. Salisbury H. Fear in the time of covid. BMJ. 2020;368:m1286.
  9. Thombs B. D., Tao L., Wu Y. OSF Preprints; 2020. Preliminary COVID-19 Fears Questionnaire: Systemic Sclerosis and Chronic Medical Conditions versions. April
  10. Gillen E, Biley F, Allen D. Effects of music listening on adult patients' pre-procedural state anxiety in hospital. Int J Evid Based Healthc 2008; 6: 24–49. doi: https://doi.org/10.1111/j.1744–1609.2007.00097.x
  11. Salehi M, Amanat M, Mohammadi M, et al. The prevalence of post-traumatic stress disorder related symptoms in Coronavirus outbreaks: a systematic-review and meta-analysis. J Affect Disord 2021;282:527–38.
  12. Muller AE, Hafstad EV, Himmels JPW, et al. The mental health impact of the covid-19 pandemic on healthcare workers, and interventions to help them: A rapid systematic review. Psychiatry Research. 2020;293:113441. 10.1016/j.psychres.2020.113441
  13. Depression and Other Common Mental Disorders: Global Health Estimates. Geneva: World Health Organization; 2017.
Основные термины (генерируются автоматически): балл, личностная тревожность, посттравматическое стрессовое расстройство, уровень стресса, SARS, STAI, дальнейшее изучение, изоляция, психическое здоровье, Реактивная тревожность.


Ключевые слова

стресс, изоляция, COVID-19, тест Списберга
Задать вопрос