Использование результатов оперативно-розыскной деятельности на стадии предварительного расследования | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 5 февраля, печатный экземпляр отправим 9 февраля.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №22 (364) май 2021 г.

Дата публикации: 29.05.2021

Статья просмотрена: 144 раза

Библиографическое описание:

Емеров, Д. В. Использование результатов оперативно-розыскной деятельности на стадии предварительного расследования / Д. В. Емеров. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2021. — № 22 (364). — С. 302-305. — URL: https://moluch.ru/archive/364/81469/ (дата обращения: 28.01.2022).



В статье раскрыты основные аспекты, касающиеся использования на стадии предварительного расследования уголовного судопроизводства результатов оперативно-розыскной деятельности. Выявлены основные проблемы заявленной темы.

Ключевые слова: оперативно-розыскная деятельность, результаты, оперативно-розыскное мероприятие, предварительное расследование.

Для того чтобы придать результатам оперативно-розыскной деятельности (далее по тексту — ОРД) статус доказательств, органам предварительного расследования необходимо проверить полученную информацию на относимость, допустимость, а также достоверность. Провести следственные действия необходимые, для придания результатам ОРД статуса доказательств. К сожалению, в настоящее время существует законодательный пробел. Нет законодательного регулирования порядка признания сведений, полученных в результате ОРД доказательствами по уголовному делу. Законодательство по данному вопросу имеет достаточно размытые формулировки, что создает ряд проблем для практических работников.

Результаты OРД, безусловно, могут соответствовать требованиям относительности, то есть содержать информацию о фактах и обстоятельствах, которые имеют значение для уголовного дела. Однако результаты OРД формируются за пределами уголовного процесса не из источников, установленных уголовно-процессуальным законом, вне предусмотренных им условий и порядке, — субъекты ОРД, а не уголовно-процессуальной деятельности. В этом плане их следует считать, как отвечающими требованиям приемлемости. В соотношении результатов ОРД и доказывания имеются сходства их информационного характера и различие правовых режимов их получения. Допустимость — это критерий, по которому происходит дифференциация доказательства и результатов ОРМ.

Сейчас мы можем наблюдать, что в результате стремления к увеличению эффективности результатов предварительного расследования за счет активных вовлечений оперативных сведений вопросы защиты права и свободы человека в уголовном судопроизводстве отходят на задний план. Значительно увеличивается количество жалоб, которые связаны с вопросами использования результатов розыскной деятельности в уголовном производстве, поступающие в различные судебные органы, в том числе включая Верховный Суд РФ (далее — ВС РФ) и Конституционный Суд РФ (далее — КС РФ), Европейский суд по правам человека (далее — ЕСПЧ), что указывает на наличие ряда нерешенных проблем [1], [2], [3].

По мнению Гладышевой О. В. и Семенцовой В. А., ст. 10 Федерального закона «Об ОРД» открыла широкие возможности для прямого использования любые результаты ОРД, как доказательства в уголовном процессе, минуя процедуру доказывания в уголовном процессе. Но стоит отметить, что многие ученые-правоведы отмечают образовавшуюся коллизию межу вышеуказанной статьей и нормами уголовно-процессуального права, которая на сегодняшний день законодателем так и не разрешена [4].

Так, ст. 89 УПК РФ гласит, что использование результатов ОРД запрещено, если они не отвечают требованиям, предъявляемым к доказательствам. Как отметил E. A. Доля, что буквальная интерпретация этой нормы фактически исключают возможность использования результатов OРД по доказыванию в уголовном деле, так как такие результаты не подлежат соответствию всем требованиям для доказательства в уголовном процессе [5]. По этому поводу также высказался А. Г. Маркушин: «Эту норму до сих пор не отменяют, и я думаю только потому, что она не несет юридической нагрузки, не имеет нормативных требований, и не выполняется правовая функция. О ней можно сказать в юридическом смысле совершенно некомпетентна и просто никому не нужна, кроме, отдельных комментаторов, интерпретирующие это по-своему. Четких и ясных юридических предписаний относительно судьбы результатов ОРД, как не было, так и не имеется» [6].

Когда мы говорим о доказывании по уголовному делу, закон обязывает установить обстоятельства, указанные ст. 73 УПК РФ, исключительно с доказательствами. Из сказанного следует, что жесткое требование, установленное в сборе доказательств, делает возможным использовать результаты ОРД только в косвенной форме. Такая форма предполагает процедуру преобразования (трансформирования) результатов расследования в процессуальные доказательства по делу через использование уголовно-процессуальных механизмов. В этом плане правильным кажется порядок использования оперативных данных в доказательстве, в котором результаты OРД рассматриваются только как информация об источниках сведений, которая в дальнейшем может стать в качестве доказательства через получение и обеспечение его в установленном законом правовом порядке.

По этому поводу в своих решениях неоднократно было указано КС РФ, в соответствии с действующим уголовно-процессуальным законодательством, результаты ОРМ не являются доказательствами, а лишь только сведениями об источниках тех фактов, которые, будучи получены с соблюдением всех требований ФЗ об ОРД, которые могут стать доказательством только после того, как они были должным образом закреплены процессуально, непосредственно на основании соответствующих норм УПК РФ [7].

Возможность использования результатов оперативно-розыскной деятельности в качестве доказательств по уголовным делам фактически подтверждает Пленум Верховного Суда РФ. В одном из своих постановлений он разъясняет, что результаты оперативно-розыскных мероприятий, связанных с ограничением конституционного права граждан на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, а также с проникновением в жилище против воли проживающих в нем лиц (кроме случаев, установленных федеральным законом), могут быть использованы в качестве доказательств по делам, лишь когда они получены по разрешению суда на проведение таких мероприятий и проверены следственными органами в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством [8].

Вышеназванная позиция подтверждается современным понимаем Верховного суда в использовании результатов оперативно-розыскной деятельности. Так, в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 24.12.2019 года появился пункт 36.3, который имеет смысл привести полностью: «Результаты оперативно-розыскного мероприятия могут использоваться в доказывании по уголовному делу о коррупционном преступлении, если они получены и переданы органу предварительного расследования или суду в соответствии с требованиями закона и свидетельствуют о наличии у лица умысла на получение или дачу взятки либо предмета коммерческого подкупа, а равно на совершение посреднических действий, который сформировался независимо от деятельности сотрудников органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность. В связи с этим для оценки доказательств, полученных в ходе осуществления оперативно-розыскной деятельности, суду независимо от признания подсудимым своей вины необходимо проверять законность и обоснованность проведения каждого такого оперативно-розыскного мероприятия» [9].

Проблема использования результатов OРД в процессе доказывания по уголовным делам наукой предлагается решать разными способами. Один из способов легализации оперативных «доказательств», на наш взгляд, содержится в приказе МВД № 776 от 27 сентября 2013 г., который предусматривает использование результатов ОРД в доказывании по уголовным делам в соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства. Согласно данному приказу результаты оперативно-розыскной деятельности передаются в форме рапорта , где отражаются сведения о времени, месте и обстоятельствах получения материалов, документов и иных объектов, полученных при проведении ОРМ. Данный приём согласуется с нормами уголовно-процессуального законодательства, а именно со ст. 143 УПК РФ, закрепляющая такой повод для возбуждения уголовного дела как «рапорт об обнаружении признаков преступления». В следственной практике выглядит таким образом: оперативные сотрудники доводят сведения о преступлении до органов предварительного расследования, после чего составляется вышеназванный рапорт [10].

Еще одним способом использования «плодов» ОРМ в доказывании является тот случай, когда орган предварительного расследования имеет все основания для производства следственных действий по сведениям оперативного работника. В данной ситуации органу расследования необходимо получить свидетельские показания от оперативного работника, а также иные доказательства, оформленные в процессуальном порядке. Равным образом Конституционный Суд определяет, что результаты оперативно-розыскных мероприятий могут стать доказательствами лишь на основании их процессуального закрепления [11].

О. В. Михайловская наиболее распространенным вариантом считает определение результатов ОРД в «категорию» иных документов. Однако в итоговых документах по уголовным делам (обвинительном заключении, акте) результаты ОРД также можно встретить в виде различных справок, рапортов и иных документов. При получении указанных сведений следователь (дознаватель) осматривает представленные документы и принимает решение об их соответствующем признании) либо в перечне доказательств без отнесения к конкретной «категории» [12].

С. А. Шейфер предлагает еще один способ, который заключается в проведении обычного осмотра предметов и документов. Об этом свидетельствуют требования, которые предлагается предъявлять к содержанию протокола представления доказательств. В нем должны содержаться сведения о содержании представляемых материалов, позволяющие определить их относимость: «Если речь идет о документе (протоколе оперативно-розыскного мероприятия) — его содержание непосредственно усматривается в тексте документа. Если же представляется предмет (изготовленные оперативным путем фотоснимки, кинофильмы, звуко- и видеозаписи, слепки с орудий преступления), их содержание должно быть уяснено различным путем: изображения и звуковая информация просматриваются и прослушиваются, предметы осматриваются с отражением этих операций в протоколе».... Однако результаты осмотра закон требует отражать именно впротоколе осмотра (ст. 180 УПК РФ), а не в каком-либо ином процессуальном документе. Никакой новой доказательственной информации предлагаемый протокол представления доказательств по сравнению с протоколом осмотра не несет. Данные о происхождении представленных результатов оперативно-розыскной деятельности также найдут отражение в протоколе их осмотра, будучи взятыми из соответствующих сопроводительных документов, находящихся в уголовном деле [13].

Подытоживая, хотелось бы указать на то, что в настоящее время результаты ОРМ признаются доказательствами по уголовному делу, если получены из источников, предусмотренных уголовно-процессуальным законодательством, реализация которых возможна только в рамках действующего правового регулирования доказательственной деятельности. При этом необходимо учитывать, что оперативно-розыскная и уголовно-процессуальная деятельность — это два независимых друг от друга вида деятельности, каждая из которых имеет свою отличительную характерность. Но для более эффективного и своевременно предупреждения и пресечения преступности, авторы статьи считают, что результаты оперативно-розыскной деятельности необходимо поставить в один ряд с видами доказательств, перечисленных в ст. 74 УПК РФ. Такое изменение позволит без лишней процессуальной волокиты собирать доказательственную базу органам предварительного расследования, и, наконец, будут сняты барьеры использования оперативных сведений для установления обстоятельств готовящегося и совершенного преступления.

Литература:

  1. Дело «Москалев (Moskalev) против Российской Федерации» (жалоба № 44045/05): постановление Европейского Суда по правам человека от 07.11.2017 // СПС КонсультантПлюс.
  2. Постановление Верховного суда N 4-Д13–34 ОТ 04.12.2013 // СПС КонсультантПлюс.
  3. Определение Конституционного Суда РФ от 14 июля 1998 г. N 86-О «По делу о проверке конституционности отдельных положений Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» по жалобе гражданки И. Г. Черновой» // СПС «Гарант».
  4. Гладышева О. В., Семенцов В. А. Уголовно-процессуальное право. Общая часть и досудебное производство: курс лекций. 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Юрлитинформ, 2013. — 319 с.
  5. Доля, Е. А. Формирование доказательств на основе результатов оперативно-розыскной деятельности. М- Москва: Проспект, 2014. — 373 с.
  6. Маркушин, А. Г. Оперативно-розыскная деятельность: учебник для академического бакалавриата. — 2-е изд., перераб. и доп. — Москва: Издательство Юрайт, 2015. — 399 с.
  7. Например: Определения Конституционного Суда РФ от 4 февраля 1999 г. N 18-О, от 24 сентября 2013 г. N 1505-О. // СПС «Консультант плюс».
  8. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 г. N 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия» // СПС «Консультант Плюс».
  9. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24.12.2019 N 59 «О внесении изменений в постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 9 июля 2013 года N 24 «О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях» и от 16 октября 2009 года N 19 «О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий» // СПС «Консультант Плюс».
  10. Приказ МВД России, Министерства обороны РФ, ФСБ России, Федеральной службы охраны РФ, Федеральной таможенной службы, Службы внешней разведки РФ, Федеральной службы исполнения наказаний, Федеральной службы РФ по контролю за оборотом наркотиков, Следственного комитета РФ от 27 сентября 2013 г. N 776/703/509/507/1820/42/535/398/68 «Об утверждении Инструкции о порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю или в суд» // СПС «Консультант Плюс»
  11. Россинский С. Б. Проблема использования в уголовном процессе результатов оперативно-розыскной деятельности требует окончательного разрешения // Lex Russica. 2018. № 10 (143). С. 70–84.
  12. Михайловская О. В. Результаты оперативно-розыскной деятельности в доказывании по уголовным делам // «Российская юстиция». 2019. N 1. С. 45–46.
  13. Шейфер С. А. Доказательства и доказывание по уголовным делам. М.: Норма, 2008.
Основные термины (генерируются автоматически): оперативно-розыскная деятельность, предварительное расследование, результат ОРД, РФ, уголовное дело, доказательство, оперативно-розыскное мероприятие, уголовно-процессуальное законодательство, уголовный процесс, Верховный Суд РФ.


Задать вопрос