Очерк философии науки. Глава 3. Философские концепции развития и системно-эволюционный подход в науке | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 11 декабря, печатный экземпляр отправим 15 декабря.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Философия

Опубликовано в Молодой учёный №21 (363) май 2021 г.

Дата публикации: 18.05.2021

Статья просмотрена: 15 раз

Библиографическое описание:

Войцеховский, С. Н. Очерк философии науки. Глава 3. Философские концепции развития и системно-эволюционный подход в науке / С. Н. Войцеховский. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2021. — № 21 (363). — С. 570-575. — URL: https://moluch.ru/archive/363/81177/ (дата обращения: 30.11.2021).



Во введении очерка дисциплины «Философия науки», опубликованном в журнале «Молодой ученый» № 18 (360) в апреле 2021 года, было сказано, что данная дисциплина опирается на философский анализ положений фундаментальной и прикладной науки. Предыдущие главы 1–2 очерка дисциплины «Философия науки» были опубликованы в журналах «Молодой ученый» № 19 (361) — 20 (362) в мае 2021 года, а в данной главе рассмотрим вопросы соотношения философских концепций развития и системно-эволюционного подхода в науке. Различают следующие философские концепции развития: метафизика, диалектика и синергетика [11, 26]. Под диалектикой понимается концепция развития, в соответствии с которой источником развития является борьба противоположностей. Различают материалистическую диалектику К.Маркса и идеалистическую диалектику Г.Гегеля. Под метафизикой понимается концепция развития, в которой либо отрицаются качественные скачки в процессе эволюции систем, либо абсолютизируются качественные скачки и утверждается катастрофизм. О различном философском толковании положений синергетической концепции развития будет сказано ниже. В литературе по философии науки пишут о влиянии философской концепции развития (диалектики) и научной картины мира на мировоззрение людей в современном обществе. В. С. Степин с 1988 по 2006 годы руководил Институтом философии РАН. Он пишет о значении диалектики в понимании развития науки. По его мнению, в философии науки общенаучная картина мира должна разрабатываться на основе синтеза системного подхода и эволюционного подхода [22–25]. Данный синтез описывается в связи с разработкой концепции универсального (глобального) эволюционизма, который рассматривается как экстраполяция эволюционных идей в биологии на другие области научного знания. Сходных взглядов придерживаются другие специалисты в области философии науки [16].

По мнению И. В. Ильина и А. Д. Урсула, в анализе глобального развития необходимо сочетать процессуально-эволюционный подход и процессуально-системный подход [13]. По их мнению, сочетание процессуально-эволюционного подхода и процессуально-системного подхода должно способствовать выявлению тенденций и закономерностей развития явлений. Разработка общей теории систем и системного подхода в XX столетии позволило с иной точки зрения взглянуть на процессы эволюции. Системный подход позволяет рассматривать эволюцию объектов и субъектов с точки зрения развития внутреннего содержания системы и с точки зрения взаимодействия системы с внешней средой. Отмечается важная роль исследований в области универсального (глобального) эволюционизма, т. е. исследований самоорганизации материальных систем в неживой природе, живой природе и обществе. В процессе глобальной эволюции возникают кризисно-циклические явления, для преодоления которых требуется антикризисная деятельность людей. Универсальный (глобальный) эволюционизм рассматривается как сочетание эволюции и коэволюции различных систем. Проведения междисциплинарных исследований в области универсального (глобального) эволюционизма способствует развитию интегративных процессов в науке и формированию общих основ научного знания. В. А. Стародубцев отмечает важную роль системного подхода и эволюционного подхода при разработке положений естествознания [21]. Н. А. Баранов пишет о разработке системно-эволюционной теории в сочинениях Н.Лумана и о значении данной теории для демократического развития страны [3]. Анохин Л. М. и Анохина Н. В. рассматривают системно-эволюционный подход как методологическую основу анализа роли государства в экономическом развитии общества [2]. Ю. А. Александров отмечает значение системно-эволюционного похода в развитии современной науки и образования [1]. Он указывает на значение как использования системно-эволюционного подхода в научных исследованиях, так и в процессе преподавания различных учебных дисциплин. На основании вышесказанного имеет смысл более подробно остановиться на анализе философских основ системно-эволюционного подхода в науке.

В качестве философской основы общей теории систем и системного подхода в науке Л.Берталанфи рассматривает диалектику, которая является философской концепцией развития [4–6]. В частности он опирается на положение Аристотеля, согласно которому целое больше суммы частей, а также на положения диалектики Г.Гегеля и К.Маркса. В первом его крупном исследовании по теоретической биологии системные представления о развитии соотносились с представлениями об эмерджентной эволюции качественно отличных уровней организации живой природы, которые разрабатывались зарубежными учеными. Под эмерджентными свойствами понимают существенные свойства, которые позволяют различать качественно отличные предметы. Существенные свойства целостного предмета могут качественно отличаться от существенных свойств частей, из которых состоит целостный предмет. Представления о необходимости использовать системный подход в анализе эволюции стимулировались разработкой положений теории биологической эволюции Ч.Дарвина и синтетической теории эволюции. Затем в общей теории систем возникло представление об эмерджентной эволюции основных уровней иерархии систем. Анализ развития этих представлений содержится в книге В. И. Кремянского [15]. Отмечается сходство положений вышеуказанной общей теории систем с воззрениями В.Келера, который описывает взаимодействие элементов системы в условиях определенного поля. Положения общей теории систем представлялись, по мнению Л.Берталанфи, являются исходной моделью реальности, которую предстоит усовершенствовать, опираясь на достижения в области различных наук. Свои исследования он рассматривает как вклад в разработку положений философии науки. Понятие об эволюции соотносится с понятием революции. В результате революции происходит качественное преобразование системы элементов. Рассматриваются вопросы эволюции и революции в науке. Обсуждаются вопросы обеспечения единства науки.

В настоящее время разрабатываются положения различных частных теорий систем: теорий физических систем, теорий химических систем, теорий биологических систем, теорий социальных систем, теорий экономических систем, теорий политических систем, теорий психологических систем, теорий информационных систем, теорий интеллектуальных систем, теорий технических систем и т. д. [7–10]. Теории систем также подразделяются на теории макросистем и теории микросистем, теории естественных систем и теории искусственных систем. Опираясь на достижения частных теорий систем, можно говорить о расширении понятийного аппарата общей теории систем. Ученые обращают внимание на необходимость учитывать пространственно-временное измерение систем. В связи с этим можно различать пространство искусственной системы, пространство естественной системы, пространство физической системы, пространство химической системы, пространство биологической системы, пространство социальной системы, пространство экономической системы, пространство политической системы, пространство психологической системы, пространство информационной системы, пространство интеллектуальной системы, пространство технической системы и т. д. Можно различать время существования искусственной системы, время существования естественной системы, время существования физической системы, время существования химической системы, время существования биологической системы, время существования социальной системы, время существования экономической системы, время существования политической системы, время существования психологической системы, время существования информационной системы, время существования интеллектуальной системы, время существования технической системы и т. д.

Соответственно появляются новые представления о наличии различных полей, посредством которых осуществляется взаимодействие различных систем. Различаются следующие разновидности поля: искусственное поле, естественное поле, физическое поле, социальное поле, экономическое поле, политическое поле, информационное поле, интеллектуальное поле и другие разновидности полей. Для описания влияния различных полей на поведение дискретной системы частиц в теории систем можно использовать расширенное толкование принципа суперпозиции. В этом случае влияние всех разновидностей поля на поведение данной системы можно рассматривать как результат наложения этих полей друг на друга. Широкое толкование принципа суперпозиции описывает линейные и нелинейные явления. В широком смысле слова под полем понимаются действующие в пространстве силы вокруг различных систем. Поле характеризуется напряженностью, которую определяют как величину силы, действующую на единичный элемент. В поле могут распространяться волны, которые способные переносить энергию. Волна рассматривается как процесс, связанный с распространением колебаний. В результате распространения волн может возникнуть резонанс, т. е. отклик колебательных движений в системе на воздействие со стороны внешнего источника колебаний. Время существования системы часто называют циклом системы. Для пространственно-временного измерения систем используются понятия пространственной системы и временной системы. Следует изучать пространственно-временные границы систем. Состояния границ системы могут существенно отличаться друг от друга. Взаимодействие систем осуществляется посредством трансграничного действия.

В рамках системного подхода к анализу организации в сочинениях Л.Берталанфи особое внимание уделяется механическим и организмическим моделям. Механическая модель позволяет рассматривать объект как совокупность агрегатов. Организмическая модель рассматривает объект как целостную организованную систему, свойства которой не сводятся к сумме свойств элементов системы. Достоинство организмического подхода видится в том, что он позволяет анализировать различные уровни организации материи. Более высокий уровень организации материи обладает свойствами, которыми не обладает более низкий уровень организации материи. Достоинство механического подхода состоит в том, что он позволяет описывать свойства многих уровней организации материи, опираясь на аналогию между ними. Это достоинство механического подхода пытался использовать Л.Берталанфи, формулируя системные законы в виде аналогий и логических гомологий. Он пытается установить аналогии между различными системами и уровнями организации. В связи с этим, кроме механических моделей и организмических моделей используются математические модели и вербальные модели. Отмечаются недостатки, присущие любым моделям. При оценке моделей рекомендуется руководствоваться правилами верификации и фальсификации, прагматически учитывать объяснительные и прогностические достоинства моделей.

Рассматриваются особенности действия динамических законов и статистических законов. Отмечаются преимущества динамической точки зрения на организацию систем по сравнению со статической точкой зрения. Равновесное состояние системы следует рассматривать как подвижное равновесие. Разрабатываются положения динамической теории систем. С этой точки зрения устанавливается диалектическая взаимосвязь структуры и функции организации. Анализ уровней организации материи необходимо осуществлять с точки зрения теории эволюции, в частности учитывая положения синтетической теории эволюции, положения теоретической истории. Современный системный и структурный анализ материи позволяет выделить различные уровни организации материи. Так, например, С. Г. Хорошавина в неорганической природе различает следующие уровни организации материи: субмикроэлементарный, микроэлементарный, ядерный, атомарный, молекулярный уровни, макроуровень, мегауровень, метауровень. В живой природе различаются следующие уровни организации материи: биологический макромолекулярный, клеточный, микроорганический уровни, органы и ткани, организм, популяции, биоценозы, биосфера. В обществе различаются следующие уровни организации материи: индивид, семья, коллективы, большие социальные группы, государство, системы государств, человечество в целом, ноосфера [27]. В естественнонаучных исследованиях представления о взаимодействии элементов различных систем сочетаются с представлениями о различных полях, посредством которых осуществляется взаимодействие этих элементов, например, учитывается роль гравитационного поля, электромагнитного поля и т. д. Аналогичным образом развиваются представления о социальном поле, экономическом поле, политическом поле, информационном поле, интеллектуальном поле и т. д.

Л.Берталанфи указывает на существенное отличие механического и организмического подходов в осмыслении организации элементов системы. Он предлагает осмыслить отличие механической организации от органической организации с точки зрения эволюции уровней организации. Для описания эволюции уровней организации используются положения концепции развития систем, т. е. синергетика, разработанной в сочинениях Г.Хакена и И. Р. Пригожина [17–18, 20]. Г.Хакен в качестве концептуальной основы синергетики рассматривает следующие положения:

  1. Исследуемые системы состоят из нескольких или многих частей, которые находятся во взаимодействии друг с другом.
  2. Эти системы являются нелинейными.
  3. Речь идет об открытых системах, далеких от состояния равновесия.
  4. Эти системы подвержены внутренним и внешним колебаниям.
  5. Системы могут стать нестабильными.
  6. Происходят качественные изменения.
  7. В этих системах обнаруживаются эмерджентные новые качества.
  8. Возникают пространственные, временные и пространственно-временные структуры.
  9. Структуры могут быть упорядоченными или хаотичными.
  10. Во многих случаях возможна математизация.

В своих исследованиях Г.Хакен опирается на положения теории систем Л.Берталанфи и теории самоорганизации (теории сложных систем) И. Р. Пригожина. Последний внес существенный вклад в развитие теории самоорганизации с точки зрения системного подхода. Его взгляды на самоорганизацию были изложены в книге «Порядок из хаоса. Новый диалог с природой», которую он написал в соавторстве с И.Стенгерс. Разработка положений теории самоорганизации побудила И. Р. Пригожина критически переосмыслить взгляды многих философов, начиная с древнегреческих философов и кончая современными философами. При этом наблюдаются колебания в его собственной философской позиции. Так, например, он в одном из своих сочинений пишет о близости своей философской позиции к позиции диалектического материализма, а в другом своем сочинении он пишет о том, что положения науки не сводимы к материализму [см. Порядок из хаоса, Определено ли будущее]. Вместе с тем, по его мнению, его философские рассуждения можно рассматривать как вклад в диалектическое осмысление исторической реальности. С этой точки зрения он задается вопросом о соотношении между законами механического движения и законами диалектики. Под законами понимаются устойчивые, повторяющиеся, всеобщие и необходимые связи явлений. В философском осмыслении положений теории естественнонаучной самоорганизации затрагиваются вопросы управления. При этом самоорганизация соотносится с организацией.

В философском анализе вопросов управления с точки зрения соотношения организации и самоорганизации И. Р. Пригожину приходится выходить за пределы естественнонаучных представлений и кратко затрагивать вопросы социогуманитарных наук. Процессы организации и самоорганизации он рассматривает как проявления активности материи. Обоснование его философских воззрений на процессы организации и самоорганизации начинается с анализа древнегреческих мифов и учений досократиков, на которых повлияли древнегреческие мифы. В древнегреческих мифах говориться о возникновении порядка из хаоса. О соотношении порядка и хаоса говориться в учении Гераклита. Дальнейшее развитие представлений о соотношении порядка и хаоса связано с учением об атомах Левкиппа, Демокрита, Эпикура и Лукреция. В учениях об атомах И. Р. Пригожина привлекает представление Эпикура и Лукреция о спонтанных отклонениях атома в процессе движения как проявления активности материи.

Материалистическим воззрениям атомистов в Древней Греции противостояли идеалистические воззрения Платона и Аристотеля. Отмечается их роль в развитии представлений о соотношении Божественного порядка и естественного порядка, высокоорганизованных живых существах и антиредукционистских воззрений. В сочинениях Платона и Аристотеля описывается роль законов государства в управлении и упорядочении общественных отношений. Эти представления способствовали возникновению в средние века пониманию Бога в качестве законодателя.

В Новое время существенное влияние на умы людей оказывала натурфилософия И.Ньютона. Природа в вышеуказанной натурфилософии рассматривалась как материя. Движение материальных тел описывалось в соответствии с действием динамических законов. И. Р. Пригожин критически оценивает положения вышеуказанной натурфилософии с точки зрения последующего развития естествознания и стремиться переосмыслить положения натурфилософии. Он пишет, что в последующем под влиянием развития атомистики возникло представление о действии статистических законов. В связи с этим усложнились представления о причинно-следственной связи явлений, т. к. следовало учитывать наличие статистической причинности. Наряду с детерминистскими воззрениями возникли индетерминистские воззрения. Теория самоорганизации описывает возникновение порядка из хаоса посредством воздействия управляющих параметров. При этом влияние управляющих параметров определенным образом соотносится с неуправляемыми флуктуациями элементов системы. Этим объясняются трудности управления развитием системы, состояние которой зависит от взаимодействия большого числа элементов. Данные рассуждения распространяются на процессы управления развитием не только природных систем, но и социальных систем. В Российской Федерации разработка положений синергетической философии велась в связи с исследованиями в области естественнонаучной синергетики и социальной синергетики. Философские взгляды И. Р. Пригожина, которые были изложены в статье «Философия нестабильности», критически оценил известный специалист в области естественнонаучной синергетики С. П. Курдюмов [12]. Последний полагает, что И. Р. Пригожин в вышеуказанной статье слишком расширил роль нестабильности, настаивая на принципиальной непредсказуемости поведения сложных систем, и критически оценивает высказывания несводимости современной науки к материализму и детерминизму. В разработке положений синергетической философии С. П. Курдюмов сотрудничал с Е. Н. Князевой [14]. При разработке положений синергетической философии они опираются на определенные положения естественнонаучной синергетики и социальной синергетики, на основании которых делаются выводы возможностях материалистического толкования исследуемых наукой явлений и формирования новой формы детерминизма. По их мнению, в синергетике следует опираться на положения теории систем, основы которой были заложены Л.Берталанфи и затем были развиты в сочинениях многих других ученых. Синергетика рассматривается как концепция развития систем, которая позволяет объяснять возникновение эмерджентных свойства системы. Положения синергетики описываются посредством опоры на законы самоорганизации. С. П. Курдюмов с 1989 по 1999 год был директором Института прикладной математики РАН им. М. В. Келдыша, и сотрудники этого института до сих пор активно разрабатывают положения синергетики.

Разработкой философских оснований синергетики занимался В. С. Степин,. Он полагает, что разработка философских оснований синергетики способствует осмыслению важнейших разделов философии: онтологии самоорганизации и саморазвития, гносеологии в части понимания познавательных идеалов и норм, вносит определенный вклад в разработку положений методологии, например, в понимание сущности диалектического метода. По его мнению, положения синергетики имеют мировоззренческое значение и ее положения претендуют на то, чтобы стать ядром общенаучной картины мира. Трудности реализации программы включения принципов синергетики в ядро общенаучной картины мира объясняются необходимостью переосмысления оснований многих наук. В физике такая программа переосмысления оснований науки была предложена И. Р. Пригожиным. В настоящее время развитие современной научной картины мира протекает в русле идей глобальной (универсального) эволюционизма, а включения включение идей синергетики в этот процесс представляется весьма органичным. Трудности возникают при стыковке представлений о развитии неживой природы, живой природы и общества. Сложные саморазвивающиеся системы следует отличать от простых и сложных саморегулирующихся систем. Сложные саморазвивающиеся системы имеют многоуровневую организацию, в которых имеются подсистемы со стохастическим взаимодействием элементов и информационно-управляющим блоком. Ценностные свойства системы не сводятся к свойствам частей системы. В процессе развития системы появляются новые системные качества и новые управляющие параметры. Для описания развития систем используются положения диалектики и расширенное понимание детерминизма.

Синергетика изучает закономерности сложных саморазвивающихся систем. В этом видят ее достоинство и ограниченность. Идеализация нелинейной среды является ключевым конструктом синергетики. Этот конструкт используется в моделях самоорганизации многих наук, но этот конструкт имеет свои границы. Разработка философских оснований синергетики требует совместных усилий философов и представителей различных наук. В процессе развития научного познания различались три этапа: классический этап, неклассический этап и постнеклассический этап. Соответственно различаются три типа научной рациональности: тип классической рациональности, тип неклассической рациональности и тип постнеклассической рациональности. С одной стороны, синергетика рассматривается как междисциплинарное направление научных исследований, а с другой стороны, за синергетикой признается статус особой дисциплины. Междисциплинарные исследования осуществляются на основе выявления сходства предметных областей. Язык синергетики применяется в различных научных дисциплинах. Отмечается вклад многих российских ученых в разработку философских оснований синергетики, в том числе сотрудников Института философии РАН. Они привлекли к этим исследованиям многих других ученых. Их сочинения в определенной мере опираются на идеи В. С. Степина.

Возникновение самоорганизации И. Р. Пригожин объясняет переходом от беспорядка (хаоса) к порядку в условиях неравновесного состояния системы под влиянием диссипации. Возникающие структуры называют диссипативными структурами. В качестве примера пространственной диссипативной структуры называются неустойчивости Бенара. В качестве примера временной диссипативной структуры называется реакция Белоусова-Жаботинского. В результате этой реакции посредством кросс-катализа возникает устойчивый периодический химический процесс. А. П. Руденко различает когерентную (диссипативную) самоорганизацию и континуальную самоорганизацию [19]. По его мнению, оба типа самоорганизации существуют на всех уровнях организации материи. Существенное отличие между ними он видит в том, что континуальная самоорганизация относится к индивидуальным микросистемам, а когерентная (диссипативная) самоорганизация относится к коллективным открытым макросистемам. Континуальная самоорганизация осуществляется за счет внутренней полезной работы против равновесия, а когерентная (диссипативная) самоорганизация обусловлена воздействием внешнего фактора в виде потока диссипации. Отмечается существенный вклад Г.Хакена в развитие пригожинского понимания диссипативной самоорганизации. Последний описывает диссипативную самоорганизацию как кооперативное и когерентное поведение индивидуальных осцилляторов в макросистеме.

Континуальная самоорганизация рассматривается как результат эволюции открытых каталитических систем. Для описания определенной меры беспорядка (хаоса) в организации используется понятие энтропии организации. Предлагается различать разрушительную и созидательную хаотизацию. Когерентная самоорганизация множества элементарных открытых каталитических систем (ЭОКС) описывается как результат их кооперативного взаимодействия, аналогично описанию Г.Хакеном когерентной (диссипативной) самоорганизации. А. П. Руденко указывает на роль катализаторов в преобразовании равновесной структурной организации, которая формируется в соответствии с законом действующих масс, в неравновесную структурную организацию. Он предлагает различать понятия организации и самоорганизации. Отмечается сходство устойчивого неравновесия ЭОКС и устойчивого неравновесия живых организмов. Системный подход используется при описании эволюции уровней организации живых систем. В качестве предпосылки описания эволюции уровней организации живых существ называют сочинение К.Линнея «Система природы», в которой была разработана таксономия живых существ на основе выявления соотношения их общих и частных признаков. Однако сочинениях этого автора отрицается эволюция видов. Теория Ч.Дарвина заложила основы изучения эволюции уровней организации живых существ. В этой теории учитываются достижения трансформистов Ж.Бюффона, Э.Жоффруа Сент-Илера, Э.Дарвина, теории биологической и социальной эволюции Г.Спенсера и других исследователей. К числу важнейших положений данной теории относят представления об изменчивости организмов, о борьбе за существование, естественном отборе, выживания наиболее приспособленных, инстинктах, гибридизации, появлении и распространении видов в пространстве и времени. Кроме этого, разработаны следующие концепции: формационная концепция развития общества и науки, концепции технологического развития общества и науки, концепции цивилизационного развития общества и науки.

Литература:

  1. Александров Ю. И. Системно-эволюционный подход: Наука и образование // Культурно-историческая психология. 2009. № 4. С. 33–43.
  2. Анохин Л. М., Анохина Н. В. Системно-эволюционный подход как методологическая основа анализа государства в экономическом развитии // Известия высших учебных заведений. Уральский регион. 2015. № 3. С. 35–42.
  3. Баранов Н. А. Современная демократия: Эволюционный подход. — СПб.: БалтГТУ, 2007.
  4. Берталанфи Л. История и статус общей теории систем // Системные исследования. Ежегодник. — М.: Наука, 1973.
  5. Берталанфи Л. Общая теория систем — обзор проблем и результатов // Системные исследования. Ежегодник. — М.: Наука, 1969.
  6. Берталанфи Л. Общая теория систем: критический обзор // Исследования по общей теории систем. — М.: Прогресс, 1969.
  7. Войцеховский С. Н. Интегрированная теория систем о статике и динамике различных систем // Научный обозреватель. Научно-аналитический журнал. 2015. № 4(52). С. 37–44.
  8. Войцеховский С. Н. Интеграционная теория систем о статике и динамике интеллектуальных систем // Научный обозреватель. Научно-аналитический журнал. 2015. № 8(56). С. 18–27.
  9. Войцеховский С. Н. Интеграционная теория систем о статике и динамике интеллектуальных систем. Часть вторая // Научный обозреватель. Научно-аналитический журнал. 2015. № 9(57). С. 24–26.
  10. Войцеховский С. Н. Интеграционная теория систем о статике и динамике социотехнических систем и сетей // Научный обозреватель. Научно-аналитический журнал. 2015. № 10(58). С. 15–21.
  11. Гуревич П. С. Философия: Учебник для вузов. — М.: Юрайт, 2020.
  12. И.Пригожин Философия нестабильности. Комментарий член-корр. АН СССР С. П. Курдюмова // Вопросы философии. 1991. № 6. С. 46–57.
  13. Ильин И. В. Урсул А. Д. Эволюционный подход к глобальным исследованиям и образованию: Теоретико-методологические проблемы // Век глобализации. 2010. № 1. С. 3–17.
  14. Князева Е. Н., Курдюмов С. П. Законы эволюции и самоорганизации сложных систем. — М.: Наука, 1994.
  15. Кремянсий В. И. Структурные уровни живой материи. Теоретические и методологические проблемы. — М.: Наука, 1969.
  16. Оришев А. Б., Ромашкин К. И., Мамедов А. А. История и философия науки: Учебное пособие. — М.: ИНФРА-М, 2019.
  17. Пригожин И. Р. Определено ли будущее? — Москва-Ижевск: ИКИ, 2005.
  18. Пригожин И., Стенгерс И. Порядок из хаоса. Новый диалог человека с природой. — М.: Прогресс, 1986.
  19. Руденко А. П. Самоорганизация и синергетика // spkurdumov.ru
  20. Синергетика: 30-летний ребенок и его отец. Интервью с Г.Хакеном, проведенное Е. Н. Князевой в сентябре 1998 года // Князева Е. Н., Курдюмов С. П. Основания синергетики. Человек, конструирующий себя и свое будущее. — М.: КомКнига, 2007. С. 179–191.
  21. Стародубцев В. А. Концепции современного естествознания: Учебник. — Томск: ТомПУ, 2009.
  22. Степин В. С. История и философия науки: Учебник для аспирантов и соискателей ученой степени кандидата наук. — М.: Академический проект, 2011.
  23. Степин В. С. Философия науки. Общие проблемы: Учебник для аспирантов и соискателей ученой степени кандидата наук. — М.: Гардарики, 2006.
  24. Степин В. С., Кузнецова Л. Ф. Научная картина мира в культуре техногенной цивилизации. — М.: ИФ РАН, 1994.
  25. Степин В. С. О философских основаниях синергетики // Синергетическая парадигма. Синергетика образования. — М.: Прогресс-Традиция, 2007. С. 97–102.
  26. Философия в вопросах и ответах: Учебное пособие для подготовки к экзаменам / Под ред. проф. В. И. Курашова и доц. Г. Э. Галановой. — Казань: КазНИТУ, 2014.
  27. Хорошавина С. Г. Концепции современного естествознания. Курс лекций. — Ростов н/Д: Феникс, 2005.
Основные термины (генерируются автоматически): время существования, система, системный подход, теория, уровень организации материи, общая теория систем, представление, живая природа, континуальная самоорганизация, системно-эволюционный подход.


Задать вопрос