Отдельные вопросы гражданского судопроизводства по делам с участием иностранных лиц | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 5 февраля, печатный экземпляр отправим 9 февраля.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Научный руководитель:

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №20 (362) май 2021 г.

Дата публикации: 10.05.2021

Статья просмотрена: 68 раз

Библиографическое описание:

Фисенко, А. С. Отдельные вопросы гражданского судопроизводства по делам с участием иностранных лиц / А. С. Фисенко. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2021. — № 20 (362). — С. 391-394. — URL: https://moluch.ru/archive/362/80902/ (дата обращения: 23.01.2022).



В статье раскрываются особенности судопроизводства по делам с участием иностранного элемента. Рассматривается международное законодательство. Поднимается вопрос актуальности проблем, указанных в Концепции Единого гражданского процессуального кодекса РФ.

Ключевые слова: иностранные лица, гражданское судопроизводство, международные отношения, Концепция Единого ГПК РФ.

Согласно ч. 3 ст. 62 Конституции РФ иностранные граждане и лица без гражданства пользуются в Российской Федерации правами и несут обязанности наравне с гражданами РФ, кроме случаев, установленных федеральным законом или международным договором.

В международном праве существует множество правовых актов, регламентирующих процессуальные моменты в деятельности государств. В частности, Гаагская конвенция по вопросам гражданского процесса от 01.03.1954 г.; Венская конвенция о дипломатических сношениях от 18.04.1961; Гаагская конвенция, отменяющая требование легализации иностранных официальных документов от 05.10.1961; Венская конвенция о консульских сношениях от 24.04.1963; Гаагская конвенция о вручении за границей судебных и внесудебных документов по гражданским и торговым делам от 15.11.1965; Гаагская конвенция о получении за границей доказательств по гражданским и торговым делам от 18.11.1970; Европейская конвенция об иммунитете государств от 16.05.1972. [3]

В рамках Европейского союза унифицированные правила гражданского судопроизводства с участием иностранных лиц устанавливает Брюссельская конвенция от 27 сентября 1968 г. «О подсудности и исполнении судебных решений по гражданским и торговым делам». [3]

Рассматривая российскую правовую сферу, в частности, Гражданский процессуальный кодекс РФ, стоит отметить, что особого внимания заслуживает правовой статус иностранных лиц в области российского гражданского судопроизводства. В его основе лежит принцип национального режима, который соответствует принципу, изложенному в Конституции РФ. Иностранные граждане вправе пользоваться процессуальными правами и нести процессуальные обязанности, обращаться в суды РФ для защиты своих прав, свобод и законных интересов. Иностранные лица в гражданском судопроизводстве могут быть истцами, ответчиками, третьими лицами, участвовать лично или через представителя, в качестве которых чаще всего выступают адвокаты — члены Инюрколлегии, специализирующейся на оказании правовой помощи по делам с “иностранным элементом”, юридические фирмы, иностранные адвокаты.

Также в ст. 399 ГПК РФ закреплен принцип lex patria. Гражданская процессуальная правоспособность и дееспособность иностранных граждан и лиц без гражданства определяется их личным законом. Иностранный гражданин, находясь на территории РФ и подчиняясь российскому праву, продолжает сохранять правовую связь и с собственным государством. [3]

Касательно иностранных организаций, их личный закон определяется страной учреждения организации. Если организация международная, то ее правоспособность определяется на основе международного договора. Из сферы судебной компетенции государств исключаются лица, перечисленные в Венских конвенциях о дипломатических и консульских сношениях, поскольку они обладают неприкосновенностью — профессиональным и служебным иммунитетом. У этих видов иммунитета есть разительное отличие — личный иммунитет действует на весь срок службы лица и нахождения его в определенной должности, и отпадет после окончания лицом служебной деятельности. Иммунитет служебный продолжает действовать во времени безгранично [1, ст. 39 и 53].

Согласно Венской конвенции о дипломатической службе иммунитетом обладают дипломаты, сотрудники управленческого и технического персонала, а также члены их семей [1].

Помимо указанного деления на профессиональный и личный иммунитет, ч. 1 ст. 401 ГПК РФ выделяет: иммунитет от привлечения к участию в деле в качестве ответчика или третьего лица; иммунитет от наложения ареста на имущество, принадлежащее иностранному государству и принятию к имуществу каких-либо мер; иммунитет от обращения взыскания на это имущество. [2]

Конвенции содержат также ряд важных положений. К примеру, Конвенция по вопросам гражданского процесса 1954 г. запрещает предъявление к гражданам государства — участника Конвенции требований о залоге или обеспечении судебных расходов лишь на том основании, что они являются иностранцами.

Решения иностранных судов, в том числе решения об утверждении мировых соглашений, признаются и исполняются в Российской Федерации, если это предусмотрено международным договором Российской Федерации. Также ГПК РФ содержит положения о принятии мер по обеспечению иска, особенности направления извещения, предварительного судебного заседания, а также исполнения решений. Эти нормы содержатся также и в уже названных международных документах (Гаагская конвенция о вручении за границей судебных и внесудебных документов по гражданским и торговым делам). [2]

Решением Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 08.12.2014 № 124(1) была принята Концепция Единого Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации. Необходимость принятия такой концепции продиктовано динамичным развитием российского общества и отечественной экономики.

Основная цель разработки Концепции — повышение эффективности российского судопроизводства за счет унификации гражданского и арбитражного процессуального законодательства.

При разработке Концепции предполагалось, что она устранит противоречия между гражданским и арбитражным процессом, введет новые правила разрешения спорных правовых вопросов, укрепит альтернативные способы разрешения споров, упрощенный процесс решения споров, выявит кардинальные проблемы обоих кодексов и внесет в них необходимые правки [4].

Конечно же, данная концепция не могла не коснуться и производства с участием иностранных граждан. В преамбуле к Концепции определяется важность международных обязательств России, договоров, результатов деятельности международных организаций по правам человека и практики международных судов при отправлении судопроизводства.

В Концепции производство с участием иностранных лиц занимает один из семи разделов. Поднимается проблема различия сроков в арбитражном и гражданском процессах, российского и международного уровня и необходимость их унификации как внутри российской правовой среды, так и в соответствии с международными актами, что позволит значительно сократить сроки судебного разбирательства и избежать затягивания процесса [4]. Унификация сроков должна стать еще одним шагом к стандартизации нормативно-правовых актов внутри страны и этапом процесса глобализации в международном масштабе. Принятие решения о сроках должно опираться на судебную практику и быть максимально приближено к существующим реалиям.

Законодатель также отмечает необходимость закрепления в нормативно-правовых актах концепции функционального иммунитета иностранного государства. Чтобы понять смысл этого иммунитета, необходимо обратиться к статье 124 ГК РФ, согласно которой «Российская Федерация, субъекты Российской Федерации..., а также городские, сельские поселения и другие муниципальные образования выступают в отношениях, регулируемых гражданским законодательством, на равных началах с иными участниками этих отношений — гражданами и юридическими лицами» [5]. Возникновение теории функционального иммунитета обусловлено активными действиями частноправового характера между юридическими и физическими лицами разных государств, то есть теми ситуациями, когда государство не может пользоваться абсолютным иммунитетом, а действует в отношениях со своими иностранными контрагентами на равных. Вопрос о функциональном иммунитете поднимается многими юристами, среди которых В. В. Ярков [6, стр. 419], активно работающий с международными правовыми проектами. Функциональный иммунитет обозначен в международном акте — Конвенции для унификации некоторых правил относительно иммунитета государственных судов от 10 апреля 1926 г., принятой в Брюсселе. Это нашло смысловое отражение в российском национальном законодательстве, а точнее, в гл. 45.1 ГПК РФ и законе «О юрисдикционных иммунитетах иностранного государства и имущества иностранного государства в Российской Федерации». [7]

Значительным пробелом ГПК РФ относительно исполнения судебных поручений является то, что кодекс не предусматривает момент, когда выполнение отдельных процессуальных действий не охватывается компетенцией суда, но относится к компетенции какого-либо другого органа. Целесообразно предусмотреть отдельную норму, охватывающую те обстоятельства, когда поручение направляется для исполнения в соответствующий орган, а также процедуру данного направления.

Концепция также отмечает отсутствие консолидированного списка дел (с участием иностранных лиц), рассматриваемых как судами общей юрисдикции, так и арбитражными судами. В идеале, этот перечень содержал бы общие правила о компетенции дел теми и другими судам, а также о территориальной подсудности дел в обеих судебных системах [4].

Таким образом, исходя их разрозненности нормативно-правовых актов, касающихся иностранных граждан в гражданском судопроизводстве, и обилия международных нормативно-правовых актов, следует согласиться с доводами, предложенными в Концепции Единого Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и принять во внимание необходимость законодательных изменений.

Литература:

  1. Венская конвенция о дипломатических сношениях от 18.04.1961. — Текст: электронный // https://www.un.org.ru: [сайт]. — URL: https://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/dip_rel.shtml (дата обращения: 23.04.2021).
  2. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14.11.2002 N 138-ФЗ. — Текст: электронный //: [сайт]. — URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_39570/ (дата обращения: 23.04.2021).
  3. Блажеев, В. В. Гражданский процесс / В. В. Блажеев. — Текст: электронный // https://be5.biz.html: [сайт]. — URL: https://be5.biz/pravo/g006/20.html (дата обращения: 23.04.2021).
  4. Концепция Единого Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации от 08.12.2014 № 124(1). — Текст: электронный //: [сайт]. — URL: https://vip.1gl.ru/#/document/99/420241545/infobar-card/ (дата обращения: 23.04.2021).
  5. Гражданский кодекс Российской Федерации (ГК РФ). — Текст: электронный //: [сайт]. — URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_5142/ (дата обращения: 29.04.2021).
  6. Ярков, В. В. «Арбитражный процесс: Учебник» (7-е издание, переработанное и дополненное) («Статут», 2017) / В. В. Ярков. — Текст: электронный //: [сайт]. — URL: http://lib.tau-edu.kz/wp-content/uploads/2020/08/arbitrazhnyj_process_uchebnik_av_bsalyamov_db_abushenko_kl_branovickij_i_dr_otv_red_vv_yarkov.pdf (дата обращения: 29.04.2021).
  7. Федеральный закон «О юрисдикционных иммунитетах иностранного государства и имущества иностранного государства в Российской Федерации» от 03.11.2015 N 297-ФЗ (последняя редакция). — Текст: электронный //: [сайт]. — URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_188328/ (дата обращения: 29.04.2021).
Основные термины (генерируются автоматически): Российская Федерация, РФ, Гаагская конвенция, гражданское судопроизводство, иностранное государство, лицо, функциональный иммунитет, Венская конвенция, гражданский процесс, Единый Гражданский процессуальный кодекс.


Ключевые слова

международные отношения, гражданское судопроизводство, иностранные лица, Концепция Единого ГПК РФ
Задать вопрос