Феномен женского терроризма: психология мотивов и гендерный фактор в преступности | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 29 января, печатный экземпляр отправим 2 февраля.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Политология

Опубликовано в Молодой учёный №19 (361) май 2021 г.

Дата публикации: 09.05.2021

Статья просмотрена: 82 раза

Библиографическое описание:

Стефанюк, М. В. Феномен женского терроризма: психология мотивов и гендерный фактор в преступности / М. В. Стефанюк. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2021. — № 19 (361). — С. 254-258. — URL: https://moluch.ru/archive/361/80857/ (дата обращения: 18.01.2022).



Терроризм представляет серьезную угрозу национальной безопасности многих государств. Причем ранее террором был только способ отмщения или влияния на принятие решений государства. Сегодня терроризм обрел глобальные масштабы и является серьезным средством устрашения и на международной арене в том числе. Если в дореволюционные времена это была возможность быть услышанным, то сейчас терроризм фанатичен и более жесток, а средства и способы насилия безжалостны. Последнее время активными участниками терактов стали женщины. Причем главный фактор движущий слабый пол к таким деяниям, психический. В статье рассмотрены феномен женского терроризма и история его возникновения, так же выявлены современные тенденции развития данного явления. Анализируется психология женщин террористок и смертниц, затрагиваются такие темы как факторы вовлечения в экстремистскую деятельность и гендерный фактор преступности.

Ключевые слова: женщины-террористки, терроризм, экстремизм, террор, террористические организации, шахидка, смертницы, живые бомбы, психология мотивов, преступность, насилие, гендерный фактор, давление.

Terrorism poses a serious threat to the national security of many states. Moreover, earlier terror was only a way of revenge or influence on the decision-making of the state. Today terrorism has acquired a global scale and is a serious deterrent in the international arena as well. If in pre-revolutionary times it was an opportunity to be heard, now terrorism is fanatical and more cruel, and the means and methods of violence are ruthless. Recently, women have become active participants in terrorist attacks. Moreover, the main factor driving the weaker sex to such acts is mental. The article examines the phenomenon of female terrorism and the history of its occurrence, as well as identifies modern trends in the development of this phenomenon. The psychology of women terrorists and suicide bombers is analyzed, such topics as factors of involvement in extremist activities and the gender factor of crime are touched upon.

Keywords: women terrorists, terrorism, extremist, terror, terrorist organizations, suicide bombers, living bombs, psychology of motive, crime, violence, gender factor, pressure.

На сегодняшний день, в эпоху цивилизационного развития, появилось множество факторов, направленных на дестабилизацию положения в обществе. Одним из таких факторов является терроризм. На современном этапе преступления террористического характера приобрели просто широкомасштабный характер и стали глобальной проблемой всего человечества. Существуют основополагающие направления участия в терроризме, к ним относятся социальные, политические, религиозные модели радикального движения. Среди радикалистов чаще всего насчитываются сторонники определенных террористических и идеологических взглядов, но они не являются частью террористических и экстремистских организаций. Сами же члены террористических организаций являются лица, рассматривающие метод влияния, такой как идеология насилия и руководствуются практикой воздействия на общественное сознание, на принятие внутриполитических и внешнеполитических решений, связанной с силовым воздействием и формами противоправных насильственных действий.

Несмотря на то, что по большей части в террористических и экстремистских организация преобладает мужская половина в роли стратегов, управленцев, организаторов и исполнителей. Но последнее время тенденция радикального террористического движения получила свое развитие среди женщин. И основываясь на некоторых источниках, можно сделать вывод, что женщины, хоть и в меньшинстве входят в террористические и экстремистские организации, чаще всего в роли исполнителей. И не смотря на сложившейся годами стереотип о том, что это слабый пол, женщины в данной деятельности являются самыми безжалостными и опасными. Это связано с особенностью психологии мотивов и отличительной от мужчин природе женского терроризма. Также существует интересный факт, террористический акт, совершенный женщиной, вызывает больший пропагандистский характер, чем совершенный мужчиной. Возможно, это еще одной из проявлений женской психологии. В России на сегодняшний день женский терроризм имеет ассоциативный характер, основанный на женщинах-террористках («Шахидках», «Черных Вдовах», «Живых бомбах» и т. д.) [1].

Говоря о женском терроризме с исторической точки зрения, стоит отметить, что в научных источниках нет однозначного мнения касательно периода появления террора. Некоторые авторы считают, что первые проявления женского террора появились в конце XIX — начала XX веков. Основываясь на 9 апреля 1985 года, когда Хайадали Сана, член Сирийской социалистической национальной партии на скорости врезалась в израильский военный конвой. В результате данной аварии погибло 2 солдата и действия эти посчитали, как предумышленные. Также к перечню дел в отношении женщин-террористок можно отнести убийство Индиры Ганди в июне 1984 года, где мотивом послужило террористов желание отомстить после ликвидации сикхских экстремистов, а в 1991 году после покушения сам же сын Раджив Ганди был убит смертницей из организации «Тигры освобождения Тамил-Илама». Это были ответные действия на ввод индийских войск в Шри-Ланку [2].

Также 1990-е годы процесс участия женщин в терактах стал популяризироваться среди исламистских террористических организаций, посредством чего началось массовое использование женщин в качестве «живых бомб». Одной из таких организаций является «Хамас», которая одна из первых начала использование смертниц в своих деяниях. Если говорить о психологии мотивов, то, например, 14 января 2004 года 22-х летняя Рим Аль Рейяши подорвала 5-килограммовое взрывное устройство, содержащее гайки и болты, около израильского блокпоста, а мотивом послужило лишь желание получения медицинской помощи. Причем мотив был настолько психологически силен, что смертница пожертвовала своими детьми в возрасте 1 и 3 года [2].

Но существуют также иные утверждения о начале зарождения тенденции женского терроризма. Если рассматривать террор как метод политического влияния, то стоит рассматривать времена Великой французской революции, тогда же все проявления данной тенденции были направлены на репрессивный подход против политических противников. То есть весь терроризм, проявляемый женщинами, носил лишь обособленный характер, то есть был направлен против определенных личностей с целью отмщения, а на современном этапе террор массовый и по большей части носит массовый характер и затрагивает невинных людей [3, с. 53].

Если рассматривать историческое зарождение женского терроризма в России, то оно началась со времен аристократических и буржуазных проявлений, это конец XIX — начала XX вв. Причем это проявлялось по большей части с точки зрения радикализма. Приверженность к террористическим взглядам проникала в различные слои общества и тем самым привлекла и низшие слои общества, так как как это была возможность влияния на принятие различных решений. Одной из родоначальниц женского терроризма является Вера Засулич. Она в 1878 году выстрелила в одного из начальников сыскной полиции Санкт-Петербурга Ф. Ф. Трепова, за то, что он подверг порке заключенного, не снявшего перед ним головной убор. Она стала первой «женщиной с револьвером» [4, с. 628].

Но причина, по которой дело Засулич стало толчком к распространению террористических идей среди революционной молодежи в том числе и женщин, это факт того, что Засулич оправдали на суде присяжных. Так же после этой ситуации репрессивные меры царского правительства стали ужесточать [5].

Также стоит заметить, что важной предпосылкой к развитию терроризма и экстремизма среди женщин в России стало создание революционной террористической народнической организации «Народная воля». Данная организация имела террористическую фракцию с народовольцами, которые вдохновившись идеей, использовали террористический метод борьбы с политикой. Подавляющее большинство членов организации — это женщины, которые принимали участие в организации террористических акций. Софья Перовская руководила подготовкой к убийству царя 1 марта 1881 года, но вскоре Перовскую и Гельфман (агента исполнительного комитета) приговорили к смертной казни [6, с. 234].

Позже появились такие партии, как Партия социалистов-революционеров, в составе которых женщины были исполнителями. В послереволюционные годы само понятие терроризма практически исчезло из умов людей, а существование террористических организаций перестало пугать правительство. В эпоху Брежнева терроризм жестко пресекался. После 1990-х годов СССР охватила волна террористических актов, где исполнителями чаще всего являлись женщины. Возможно, это влияние перестройки. Так как политика в то время была настолько уязвима, что можно было с любой стороны повлиять на исход событий. Наибольшее влияние терроризма и экстремизма в России наблюдается на Северном Кавказе, особенно в северо-восточной части: это Дагестан, Чечня, Ингушетия. На сегодняшний день женщины выступают в роли «Живых бомб», то есть их участие не постоянно и одноразово. Так как у женщин сильный дух, и данная практика показывает их серьезность и состоятельность в выполнении поставленных целей и задач, террористки встречаются в экстремистских организациях в большинстве случаев в роли смертниц. В России деятельность террористок связана с исламистскими течениями, а также с радикальными направлениями в религиях для национальностей и социальных слоев. В дореволюционный период таких женщин идеализируют и прославляют как героинь, сражавшихся с царским режимом, а современные женщины-террористки очень фанатичны и иррациональны, а действия не оправданы. Поэтому раннее изыскание, что это последовательницы традициям Софьи Перовской и Веры Фигнер, очень утрированы [7, с. 66].

Во многом женский терроризм с течением времени преобразовался от эпохи борьбы с жестоким режимом до эпохи фанатизма. А сама причинно-следственная связь закладывается в психологии мотивов. То есть несмотря на стереотип о женской физической и психологической слабости, женщины обладают сильнейшим духом и исполнительностью. В 1975 г американская исследовательница Эмми Найт рассмотрела феномен терроризма в России с точки зрения процесса эмансипации женщин, так как женщин ограничивали в плане самореализации, а участие в экстремистских организациях было своего рода вызовом обществу и возможностью для свободы личности. Также одной из психологических особенностей зарождения данной тенденции является суицидальная патология или психическая склонность к жестокости. Сама же эта склонность по большей степени приобретенная посредством внешнего давления или ограничения, а личность человека становится на путь поиска спокойствия и умиротворения, посредством чего и приобретает экстремистские наклонности в данных организациях, где с помощью плодотворной психологической работы человека готовят к противоправным действиям, являющимся методом освобождения, привлечения внимания или отмщения.

Что касается политических и социальных целей, то они уходят на задний план, так как деятельность отдельной женщины террористки списывается на внутреннее состояние, желание и необходимость участия в «боевых действиях». Потенциальные террористки — это, как правило, подавленные женщины, попавшие в крайне тяжёлую ситуацию, из которой они готовы выйти любой ценой — даже ценой собственной жизни. Их «самопожертвование» можно рассматривать как психическое бегство из затруднительного положения — тип поведения, свойственный людям с суицидальными наклонностями. В качестве примера Э. Найт рассматривает психологическое состояние и ценностные ориентации эсеровских террористок Зинаиды Коноплянниковой, Марии Школьник, Евстилии Рогозниковой, Марии Селюк, Фрумы Фрумкиной, Татьяны Леонтьевой, Софьи Хренковой и т. д. У всех автор обнаруживает психические недуги, проявлявшие склонность к суициду. А у Фрумкиной мотивом послужило чувство неполноценности и стремление самоутверждения как личности [8, с. 144–153].

Конечно, нельзя сказать, что корнем террора является только психология личности, существуют также другие модели, подталкивающие женщин к противоправным действиям. Рассматривая социально-политическую модель женского терроризма, можно сказать, что во многих случаях женщины вступают в террористические организации вследствие политически протестного поведения. С точки зрения социально-религиозной модели показано, что оправдание и героизация женского терроризма является одной из причин вступления женщин в террористические организации. Карла Каннингем, профессор Университета Штата Нью-Йорк, автор исследования «Межрегиональные тенденции женского терроризма», полагает, что иногда невозможность участия женщин в политической деятельности с подвигает их к теракту «Женщины не влиятельны, а их роль в жизни незаметна. Именно эта «незаметность» делает женщин особо привлекательными для террористов» [13].

Как уже было сказано выше, потенциальная террористка должна быть психологически загнанным человеком. Смертница, как правило женщина из неблагополучной семьи, с психическими отклонениями, замкнутая, закрытая, обиженная или являеющаясяся жертвой чего-либо. Александр Коц и Дмитрий Стешин, авторы статьи «Как чеченские женщины становятся шахидками», утверждают, что существует для основного механизма превращения женщины в «живую бомбу». Механизмами давления служат: чувство вины, желание отомстить, наличие компромата или средств психического давления, как на примере чеченских девушек. Таким образом можно сказать, что женщины используются «одноразово», насилие, осуществляемое с целью дестабилизации политического процесса, оправдано наличием авторитета религии, лидеры террористических организаций осуществляют психологическое давление, пропагандируя образ шахидок-героинь и мучениц, а распространение экстремистской пропаганды проявляется в героизации образа смертницы ради веры [15].

Современный терроризм начинает представлять собой явление, которое является международной проблемой и несет деструктивный характер. В современном политическом процессе можно выделить следующие модели женского участия в террористической деятельности: это социально-политическая и социально-религиозная. В первом случае женщины становятся террористками по собственной воле с целью выражения политического протеста обществу и достижения социального равенства с мужчинами. В случае второй модели женщин чаще всего принуждают к теракту представители экстремистских террористических организаций посредством давления религиозных лидеров и психотропной обработки. Чертами социально-политической модели женской деятельности являются желание изменить политическую систему, стремление к участию в политической деятельности, социальное гендерное равенство, фанатическая потребность в какой-либо политической идее. Привлечение женщин в террористические религиозные организации и использование их в террористической деятельности способствуют следующие причины: их легче подготовить, они более исполнительны, они вызывают меньше подозрений у спецслужб и менее заметны, а участие в терактах женщин вызывает больший пропагандистский эффект [9].

Тем не менее терроризм — это агрессия, направленная на причинение физического или психического ущерба. В терроризме существуют различия в мотивах, побуждающих к насилию по гендерному фактору, которые выражаются в том, что основа мужского терроризма — это инструментальная агрессия, а в основе женского — эмоциональная. Инструментальная агрессия — это наличие каких-либо целей более глобальных помимо причинения ущерба. Такими целями в контексте мужского терроризма могут быть те, что выражаются в джихаде (борьба за веру), чаще всего практикуется среди мусульман [10, с. 503].

Общими мотивационными чертами мужского и женского терроризма являются религиозные мотивы. Чтобы быть террористом, необходимо обладать такой системой верований, что позволит рассматривать насилие как приемлемое средство и метод для достижения цели. А также психологическая правота, как один из движимых элементов террориста и террориста смертника, потому что только уверенность в своей вере, мыслях, словах и действиях, позволит быть уверенным психологически и совершать действия осознанно, чтобы они действительно стали механизмом влияния [14, с. 20].

Непосредственную мотивационную основу женского терроризма составляет эмоциональная агрессия, главный признак которой — стремление причинить вред жертве. Это стремление основано на том, что женщины-террористки преследуют экзистенциальные цели, то есть направленные на психотерапию личности. Теракт выступает для женщины способом восстановления своего личностного «Я», для достижения ощущения силы и контроля, повышения собственного социального статуса. Совершение теракта — это своего рода демонстрация силы, смелости, компетентности и позиции доминанта. Женщины-террористки воспринимают свои преступления как средство личного имиджа и своего авторитета в обществе. Во многом жестокость и безжалостность женщин объясняется тем, что они хотят показать всему миру, что они могут действовать наравне с мужчинами, и их действия послужат разрушением дискриминационных стереотипов и суждений. Специалисты по международному терроризму утверждают, что женщина, взявшая в руки оружие, представляет большую опасность, чем её сообщник-мужчина [11, с. 32].

В российской практике достаточно много женщин-террористок, как героинь, так и фанатически настроенных и психологически задавленных обществом женщин. В РФ достаточно свободный менталитет, а понимание терроризма среди граждан очень узкое, оно сводится лишь к мусульманам, смертникам, террористам с оружием, которые захватывают мирных жителей в заложники, полный перечень террористических экстремистских деяний и методов их пресечения знают лишь немногие жители. В России собрано большое количество вер и религий, так как это открытая страна, а это значит, что необходимо разработать методы противодействия данному насильственному инструменту влияния на общество и разработать план, чтобы обеспечить национальную безопасность учитываю психологический фактор каждой религии. Эскалация террористической угрозы обусловила необходимость принятия в 2006-м году комплекса адекватных контрмер и создания новой общегосударственной системы противодействия терроризму. В целях совершенствования государственного управления в области противодействия терроризму и создания механизма реализации Федерального закона от 6 марта 2006-го года № 35-ФЗ «О противодействии терроризму» и Указа Президента Российской Федерации от 15 февраля 2006-го года № 116 «О мерах по противодействию терроризму» образован Национальный антитеррористический комитет, а для организации планирования применения сил и средств федеральных органов исполнительной власти и их территориальных органов по борьбе с терроризмом, а также для управления контртеррористическими операциями в составе Комитета образован Федеральный оперативный штаб [16].

В настоящее время нормотворческая работа направлена главным образом на совершенствование и детализацию отдельных правовых институтов. Постоянно разрабатываются и совершенствуются инструменты в интересах совершенствования государственной политики в области противодействия терроризму, а также функционирования общегосударственной системы противодействия терроризму. Проводится обеспечение безопасности критически важных и потенциально опасных объектов, объектов транспортной инфраструктуры, жизнеобеспечения и мест массового пребывания людей. Осуществляется финансовая поддержка органов государственной власти осуществляющих антитеррористические мероприятия в субъектах РФ. Пресекаются любые способы финансирования терроризма, ведется подготовка к контртеррористическим операциям. Главной целью противодействия терроризму является обеспечение национальной безопасности [12, с. 101–196].

Таким образом, несмотря на исторически сложившееся понимание женского противоправного поведения в образе героини, что давало им возможность быть в роли организаторов, стратегов и управленцев, то сегодня женщины достаточно фанатичны по отношению к терроризму, и это является способом доминирования и самоутверждения, где женщины предстают лишь в роли «живой бомбы». Терроризм стал тенденцией и на сегодняшний день приобретает все больше сторонников. Кто-то радикализируется, придерживаясь лишь определенных экстремистских взглядов, но на осуществление насильственных действий решаются лишь немногие. У мужчин это цель, а женщин — психическое состояние. Несмотря на движимое женщинами-смертницами желание самоутверждения, существуют и практики вербовки методом психического давления. А психически настроенные женщины безжалостней и опаснее мужчин. В России разрабатывают способы подавления и предотвращения терроризма для сохранения безопасности населения и устойчивого положения на международной арене.

Литература:

  1. Адамова М. А. Женский терроризм в современном политическом процессе: автореф. дис. … канд. политич. наук: 23.00.02 / Адамова Мария Анатольевна. — Пятигорск, 2007.
  2. Попов И. М. У терроризма женское лицо. [Электронный ресурс] 2014. Режим доступа: http://www.milresource.ru/Article-1.html/ (дата обращения: 03.09.2018).
  3. Станкевич Г. В. Терроризм под исламским прикрытием // Общество и право, 2011. С. 53
  4. Бессонова С. И. Женский терроризм: «бескорыстные убийцы» // Молодой ученый. [Электронный ресурс], 2014. № 3. Режим доступа: https://moluch.ru/archive/62/9295/ (дата обращения: 03.09.2018). с. 628
  5. Ланцов С. А. Революционный терроризм в России // Террор и террористы, 2004.
  6. Будницкий О. В. Женщины-террористки в России. Ростов-Н/Д: «Феникс», 1996. с. 234
  7. Ким И. В. Гендерное неравенство в исламе: женский терроризм // Аналитика культурологи, 2006. № 2 с. 66
  8. Knight A. Female Terrorists in the Russian Socialist Revolutionary Party // The Russian Review. 1979. Vol. 38. № 2. P. 144–146, 150, 152, 153
  9. Эфиров С. А. Терроризм: психологические корни и правовые оценки // Государство и право, 1995. № 4.
  10. Берковиц Л. А. Агрессия: причины, последствия, контроль. — М.: Олма-Пресс, 2001. — С.503.
  11. Уколов Р., Плугатерева И. Женское лицо страха // Новое время. — 2003. — № 32. — С.32
  12. Профилактика (предупреждение) экстремизма и терроризма [Электронный ресурс] / Методическое пособие для пропагандистов. Под общей ред. Л. Н. Панковой, Ю. В. Таранухи — М., Университетская книга,2010. С.101–196 — Режим доступа: https://kpfu.ru/docs/F601626069/med_posobie_po_preduprejden_terror.pdf
  13. Женщины и террор [Электронный ресурс] / Криминал. — 2004. — Режим доступа: http://javot.net/uadoc/nitka/7.htm
  14. Чурков Б. Г. Мотивационные и идейные основы современного терроризма; http://conflictolog.isras.ru/93–4–1.html. — С.20
  15. Как чеченские женщины становятся шахидками [Электронный ресурс] / «ВЛАСТИ.НЕТ» Союз Независимых Журналистов; гл. редактор Борис Бондарь. — Режим доступа: http://vlasti.net/news/83378
  16. Федеральный закон от 06.03.2006 № 35-ФЗ (ред. от 18.04.2018) «О противодействии терроризму»// СПС КонсультантПлюс.
Основные термины (генерируются автоматически): женский терроризм, женщина, Россия, терроризм, действие, большая часть, национальная безопасность, психология мотивов, инструментальная агрессия, международная арена.


Ключевые слова

насилие, преступность, экстремизм, терроризм, давление, террористические организации, террор, женщины-террористки, шахидка, смертницы, живые бомбы, психология мотивов, гендерный фактор
Задать вопрос