Правовая квалификация субъектов административной ответственности в практике Конституционного Суда Российской Федерации | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 11 декабря, печатный экземпляр отправим 15 декабря.

Опубликовать статью в журнале

Авторы: ,

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №19 (361) май 2021 г.

Дата публикации: 05.05.2021

Статья просмотрена: 31 раз

Библиографическое описание:

Авилов, Р. Д. Правовая квалификация субъектов административной ответственности в практике Конституционного Суда Российской Федерации / Р. Д. Авилов, В. А. Дементьев. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2021. — № 19 (361). — С. 171-174. — URL: https://moluch.ru/archive/361/80701/ (дата обращения: 02.12.2021).



В статье рассматриваются особенности защиты прав индивидуального предпринимателя при совершении административных правонарушений, зафиксированных работающими в автоматическом режиме специальными техническими средствами, имеющими функции фото- и киносъемки, видеозаписи.

Целью исследования является определение правовой природы субъектов административных правонарушений и её роль в установлении размера административного штрафа.

На основе анализа Постановления Конституционного Суда РФ от 18.01.2019 № 5-П «По делу о проверке конституционности статьи 2.6.1 и частей 1, 2, 3 и 6 статьи 12.21.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в связи с запросом Костромского областного суда и жалобам граждан А. И. Думилина и А. Б. Шарова» автором формулируется вывод, что в логике Конституционного Суда РФ при назначении административного наказания в виде штрафа должны учитываться фактические обстоятельства дела, позволяющие более чётко определить правовой статус правонарушителя, а именно цели его деятельности в момент совершения правонарушения. А в случае фиксации правонарушения с помощью средств фото- и видеосъёмки, административное наказание в виде штрафа должно назначаться в наименьшем размере в рамках соответствующей санкции статьи Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, что соответствует принципу справедливости и соразмерности наказания.

Ключевые слова: административное право, административное правонарушение, штраф, транспортное средство.

The article deals with the special features of the protection of the rights of an individual entrepreneur in the case of the commission of administrative offences recorded by automatic special technical means having the function of photography, film and video recording.

The aim of the study is to determine the legal nature of subjects of administrative offences and its role in determining the amount of the administrative fine.

Based on an analysis of the Decision of the Russian Constitutional Court of 18 January 2019 5-P «In the case concerning the review of the constitutionality of article 2.6.1 and parts 1, 2, 3 and 6 of article 12.21.1 of the Code of Administrative Offences of the Russian Federation in connection with the request of the Kostroma Regional Court and the complaints of the citizens A. I. Dumilin and A. B. Sharov», the author concludes that according to the logic of the Constitutional Court of the Russian Federation in imposing an administrative fine, the actual circumstances of the case that allow to more clearly define the legal status of the offender should be taken into account, namely the purpose of the offender’s activities at the time of the commission of the offence. In the event that the offence is recorded by means of photography and video recording, the administrative penalty in the form of a fine shall be imposed at the lowest possible level, in accordance with the relevant sanction of the article of the Code of Administrative Offences of the Russian Federation, which is consistent with the principle of fairness and proportionality of punishment.

Keywords: administrative responsibility, administrative offence, fine, vehicle.

В действующей системе правового регулирования административной ответственности выделяется три основные группы субъектов такой ответственности: общие, специальные и особые [3]. При этом в различных ситуациях один и тот же субъект может быть и специальным, и особым (это относится, например, к должностным лицам).

Общим субъектом административной ответственности является совершеннолетний гражданин РФ.

К специальным субъектам принято относить:

— водителей;

— родителей несовершеннолетних лиц;

— работодателей и т. д.

Наконец, к особым субъектам обычно относят:

— несовершеннолетних;

— иностранных граждан и лиц без гражданства;

— военнослужащих и т. д. [1]

Примером, когда к двум разным категориям субъектов относится одно и то же лицо, является индивидуальный предприниматель, который является по общему правилу специальным субъектом административной ответственности, но по отдельным составам правонарушений он может привлекаться и как особый субъект — например, как должностное лицо [2]. Так, в Постановлении Арбитражного суда Дальневосточного округа от 06.04.2020 № Ф03–628/2020 по делу № А73–17493/2019 отмечено, что при анализе статуса лица, осуществляющего предпринимательскую деятельность, должностным лицом как субъектом административной ответственности в порядке статьи 2.4 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее — КоАП РФ) следует рассматривать лицо, зарегистрированное в качестве индивидуального предпринимателя.

В этом смысле правовая квалификация индивидуального предпринимателя или гражданина, осуществляющего предпринимательскую деятельность, как субъекта административной ответственности зависит от конкретного состава административного правонарушения, однако в практике часто возникают сложности с такой квалификацией, непосредственно влияющие на строгость наказания [4].

Так, проблема определения правового статуса субъекта административной ответственности при фиксации правонарушения с помощью средств фото- и видеосъёмки для целей назначения административного наказания была рассмотрена в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации (далее — Конституционный Суд, КС) от 18 января 2019 г. № 5-П.

Особенность таких административных правонарушений в области дорожного движения состоит в том, что особый порядок их фиксации усложняет механизм правовой квалификации субъектов административной ответственности [5].

В частности, в зависимости от способа фиксации административного правонарушения устанавливается размер административного штрафа для субъектов за соответствующее правонарушение, также различается способ вынесения и подготовки решения. Если правонарушение было зафиксировано с применением работающих в автоматическом режиме специальных технических средств, имеющих функции фото- и киносъемки, видеозаписи, или средств фото- и киносъемки, видеозаписи, протокол об административном правонарушении не составляется, а постановление по делу об административном правонарушении выносится без участия лица, в отношении которого возбуждено дело об административном правонарушении.

В рассматриваемом деле оспариваемые заявителями законоположения предусматривали, что размер штрафа за нарушения правил движения тяжеловесного и (или) крупногабаритного транспортного средства устанавливается как равный максимальному размеру штрафа, предусмотренного для юридического лица, индивидуального предпринимателя за совершение соответствующего правонарушения, причём к ответственности привлекались собственники (владельцы) транспортных средств ( такое правило было предусмотрено в редакции частей 1, 2, 3 и 6 статьи 12.21.1 КоАП РФ до её признания не соответствующей Конституции России решением КС РФ — прим. авт. ). Если же правонарушение зафиксировано уполномоченным должностным лицом, то он оформляет документы в соответствии с общим порядком привлечения лица к административной ответственности и имеет больше возможностей для анализа фактических обстоятельств совершенного правонарушения и, соответственно, правильной квалификации его субъекта.

Учитывая указанные обстоятельства, Конституционным Судом был выработан следующий подход к принципам административной ответственности, когда речь идёт о зафиксированных средствами фото- и видеосъёмки правонарушениях, связанных с использованием тяжеловесного или крупногабаритного транспортного средства: если лицо, не являющееся индивидуальным предпринимателем, перевозило на своём транспортном средстве частный груз (для своих личных нужд), то оно должно быть подвергнуто наказанию за правонарушение в качестве водителя, а не индивидуального предпринимателя, поскольку для последнего установлен повышенный размер административного штрафа наравне с юридическими лицами.

При этом Конституционный Суд посчитал, что законодатель установил противоречащую Конституции РФ презумпцию, по которой любой собственник тяжеловесного и (или) крупногабаритного транспортного средства осуществляет предпринимательскую деятельность, не принимая во внимание тот факт, что техника может использоваться в целях личных нужд. Одновременно Конституционный Суд указал, что данное положение исключает возможность гражданина доказать, что он использовал транспортное средство для личных нужд, не связанных с осуществлением хозяйственной деятельности, что нарушает принцип справедливости при назначении наказания и ограничивает конституционное право гражданина на защиту своих прав и свобод.

Такой вывод основывается, как представляется, на различиях в правовом статусе индивидуального предпринимателя и обычного гражданина.

Во-первых, индивидуальный предприниматель наделяется специальными административными правами, например, заниматься отдельными видами деятельности, право на осуществление которых, в соответствии с действующим законодательством, может быть предоставлено только индивидуальным предпринимателям (арбитражное управление, проверка технического состояния транспортных средств, оказание некоторых видов услуг и т. д.).

Во-вторых, индивидуальные предприниматели несут специальные административные обязанности, такие как получение в установленном законодательством порядке специальные разрешения (лицензии) на осуществление отдельных видов предпринимательской деятельности или на совершение отдельных действий, например, на осуществление перевозки пассажиров автомобильным транспортом, на транспортировку автомобильным транспортом опасных, тяжеловесных и крупногабаритных грузов и т. д.

В-третьих, индивидуальные предприниматели в отличие от обычных граждан обладают специальной административной деликтоспособностью. В частности, в силу примечания к ст. 2.4 КоАП РФ при совершении административных правонарушений, связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, к административной ответственности привлекаются должностные лица и соответственно к ним может быть применен административный штраф в гораздо большем размере, чем к обычным гражданам. И именно поэтому нельзя «смешивать» правовой статус индивидуального предпринимателя и обычного гражданина при совершении административного правонарушения из-за существенной разницы в тяжести административной ответственности. Кроме того, в отличие от обычных граждан индивидуальные предприниматели несут административную ответственность не только за те противоправные действия (бездействие), которые они совершили непосредственно сами, но и за противоправные действия (бездействие), совершенные подчиненными им работниками, при наличии их вины.

На взгляд автора, подходы Конституционного Суда внесли определенную ясность и справедливость в регулирование административной ответственности для лиц, не являющихся индивидуальными предпринимателями, поскольку размеры штрафов для юридических лиц, лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, и физических лиц сильно различаются и при их неправильном применении могут серьёзно подрывать финансовое состояние гражданина.

Проблема привлечения к ответственности индивидуального предпринимателя-собственника тяжеловесных и (или) крупногабаритных транспортных средств при совершении административного правонарушения, зафиксированного средствами фото- и видеосъёмки, также была рассмотрена в Постановлении КС от 18 января 2019 г. № 5-П.

Конституционный Суд установил, что индивидуальный предприниматель, владеющий транспортным средством, несёт за него ответственность, если в момент совершения правонарушения, предусмотренного частями 1, 2, 3 и 6 статьи 12.21.1 КоАП РФ и зафиксированного средствами фото- и видеосъёмки, автомобилем управлял водитель по трудовому договору, заключенному между ним и собственником (владельцем) транспортного средства, поскольку именно собственник должен обеспечить получение специального разрешения на движение по автомобильным дорогам тяжеловесного и (или) крупногабаритного транспортного средства, отсутствие которого в данных случаях составляет один из элементов состава административного правонарушения.

То есть речь идёт о наличии вины собственника транспортного средства в совершенном правонарушении, выражающемся в неисполнении им предусмотренной законом обязанности. В данном случае, как констатировал Конституционный Суд, правила части 2 статьи 2.6.1 КоАП РФ, допускающие освобождение собственника транспортного средства от административной ответственности, если он докажет, что в момент его совершения автомобилем управляло другое лицо, не применяются.

Таким образом, можно сделать вывод, что выявление правового статуса субъекта административной ответственности по делам об административных правонарушениях в области использования тяжеловесных и (или) крупногабаритных транспортных средств имеет немало практических сложностей, однако в силу строгости санкций именно эта составляющая административно-процессуальной деятельности имеет важное значение для справедливого привлечения к ответственности. Хотя Конституционный Суд и установил определенные противоречия Конституции в регулировании административной ответственности, предусмотреть законодательный механизм, гарантирующий защиту от привлечения к ответственности в качестве индивидуального предпринимателя гражданина, который на самом деле таковым не является, весьма непросто, особенно когда привлечение к ответственности происходит с использованием средств фото- и видеосъёмки, работающих в автоматическом режиме.

Литература:

  1. Звоненко Д. П., Малумов А. Ю., Малумов С. Ю. Административное право: учебник. М.: Омега. 2007. — 576 с.
  2. Зыкин Б. В., Зыкина Е. В. Административная ответственность индивидуальных предпринимателей // Административное право и процесс. 2019. № 7. С. 47–49.
  3. Липатов Э. Г., Филатова А. В., Чаннов С. Е. Административная ответственность: Учебно-практическое пособие / Под ред. С. Е. Чаннова. М.: Волтерс Клувер, 2010.
  4. Мелехин А. В. Административное право Российской Федерации: Курс лекций // СПС КонсультантПлюс. 2009.
  5. Попов Л. Л., Мигачев Ю. И. Административное право Российской Федерации: учебник / отв. ред. Л. Л. Попов. 2-е изд., перераб. и доп. Москва: РГ-Пресс, 2019. 544 с.
Основные термины (генерируются автоматически): административная ответственность, индивидуальный предприниматель, административное правонарушение, Конституционный Суд, транспортное средство, предпринимательская деятельность, РФ, административный штраф, крупногабаритное транспортное средство, Российская Федерация.


Задать вопрос