Некоторые особенности семантики местоимения «нечто» (на материале романов «пятикнижия» Ф. М. Достоевского) | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 29 января, печатный экземпляр отправим 2 февраля.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Филология, лингвистика

Опубликовано в Молодой учёный №17 (359) апрель 2021 г.

Дата публикации: 24.04.2021

Статья просмотрена: 18 раз

Библиографическое описание:

Буров, Э. Е. Некоторые особенности семантики местоимения «нечто» (на материале романов «пятикнижия» Ф. М. Достоевского) / Э. Е. Буров. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2021. — № 17 (359). — С. 350-354. — URL: https://moluch.ru/archive/359/80376/ (дата обращения: 19.01.2022).



Цель исследования — выявить семантические и референциальные свойства местоимения «нечто». В статье рассматриваются семантические роли и референциальные статусы абсолютивного «нечто» в текстах романов «пятикнижия» Ф. М. Достоевского («Преступление и наказание», «Идиот», «Бесы», «Подросток», «Братья Карамазовы»). Путем контекстного анализа выделяется шесть семантических ролей (содержание мысли, содержание высказывания, тема, пациенс, результат, содержание действия) и три референциальных статуса (неопределенный, слабоопределенный, нереферентный), соответствующих «нечто» в разных окружениях. Кроме того, отмечается одно предикатное употребление местоимения, при котором «нечто» выражает свойство и не имеет референции. Делается вывод о том, что «нечто» отличается семантической гибкостью, типичной для неопределенных местоимений, и референциальной гибкостью, для неопределенных местоимений нетипичной. Подчеркивается, что многообразие референциальных статусов свидетельствует об условности традиционного отнесения «нечто» к слабоопределенным местоимениям.

Ключевые слова: семантическая роль, референциальный статус, неопределенные местоимения, местоимение нечто, пятикнижие Ф. М. Достоевского.

Со второй половины XX в. лингвисты во всем мире активно занимаются вопросами семантики. Исследуется, среди прочего, значение неопределенности. Как отмечает Л. А. Синько, оно подробно рассматривается в работах М. И. Алехиной, И. В. Вороновской, Е. М. Галкиной-Федорук, Н. С. Поспелова, И. И. Ревзина, Ю. А. Рылова, Дж. Хокинса и др. [12, с. 124].

Однако, как представляется, до сих пор не получили исчерпывающего и непротиворечивого семантического описания неопределенные местоимения. В частности, недостаточно изучено русское местоимение нечто . Ему, как кажется, уделено значительно меньше исследовательского внимания, чем таким формально и содержательно схожим с ним словам, как что-то и что-нибудь . Вообще местоименные серии на -то и -нибудь описаны гораздо лучше, чем серия на не- . В целом ряде работ делается акцент на сопоставлении то -местоимений с нибудь -местоимениями (см., например, [11, с. 437–505], [15, с. 108–111]), при этом местоимения на не- остаются в стороне.

Е. В. Падучева, включая нечто в семантико-референциальную группу слабоопределенных местоимений, то есть таких местоимений, которые выражают неизвестность фиксированного референта слушающему и его известность говорящему (см. [8, с. 212–215] и [9]), тем не менее отмечает: «Отнесение нечто к слабоопределенным местоимениям — чистая условность, основанная на формальном сходстве нечто и некто . Фактически это местоимение вне каких-либо классов, феномен русской модели мира» [9]. Таким образом, признается принципиальная неполнота предлагаемого описания нечто .

Материал и методы

В рамках данного исследования предпринимается попытка уточнения некоторых семантических свойств местоимения нечто на материале романов «пятикнижия» Ф. М. Достоевского («Преступление и наказание», «Идиот», «Бесы», «Подросток», «Братья Карамазовы»). Выбор материала обусловлен широкой представленностью в художественных текстах Ф. М. Достоевского единиц поля неопределенности (ср. [4, с. 846]). К анализу привлекаются контексты, содержащие нечто , которые извлечены методом сплошной выборки из Национального корпуса русского языка (задан подкорпус «пятикнижия»).

Рассматриваются только абсолютивные (нераспространенные) употребления нечто (ср. нечто случилось — абсолютивное употребление, случилось нечто странное — неабсолютивное употребление), поскольку, как кажется, именно они дают представление о семантике этого местоимения в чистом виде. Описывается нечто в каждом отдельном случае, а затем осуществляется классификация описанных единиц в соответствии с их характеристиками.

Результаты исследования

Всего имеется 36 абсолютивных употреблений нечто : четыре в «Преступлении и наказании», одно в «Идиоте», четыре в «Бесах», девять в «Подростке», восемнадцать в «Братьях Карамазовых».

В тридцати пяти случаях нечто имеет референцию, т. е. соотносится с внеязыковой действительностью. Инвариантно нечто обозначает (называет) неопределенный объект. В конкретных контекстах варьируется (i) тип этого объекта по его отношению к другим объектам — участникам описываемой ситуации, т. е. семантическая роль нечто , и (ii) способ отсылки к этому объекту, т. е. тип референции нечто .

( i ) Тип обозначаемого с помощью нечто объекта по его отношению к другим объектам — участникам описываемой ситуации (семантическая роль нечто )

Тип объекта, обозначаемого с помощью местоимения нечто , по отношению этого объекта к другим объектам, являющимся участниками описываемой ситуации, соответствует семантической роли местоимения нечто как актанта при некотором предикате. Иными словами, тип объекта определяется местом, которое занимает участник ситуации, обозначаемый с помощью нечто , в семантической структуре глагола, с нечто связанного. Как видим, при таком подходе семантика местоимения нечто в существенной степени зависит от семантики предиката, при котором оно употребляется. Так, если нечто , выполняя синтаксическую функцию прямого дополнения, связано с глаголом понимать , оно обозначает содержание мысли, а если с глаголом сделать — содержание действия.

При анализе использовался инвентарь семантических ролей, предложенный в [5, с. 333]. Это расширенная версия традиционного для московской семантической школы инвентаря: агенс, пациенс, бенефактив, экспериенцер и т. д. (см., например, [3, с. 370–377]). При определении семантической роли нечто при каждом отдельном глаголе учитывались данные о семантической структуре русских предикатов, представленные в системе FrameBank.

В ходе анализа были выявлены следующие возможные типы референта нечто (расположены в порядке убывания количества примеров с соответствующим типом референта):

  1. Содержание мысли — то основное, к чему сводится существо знания, мысли (16 примеров).

В этих случаях нечто связано:

а) с предикатами мышления, памяти: понять (2 раза), обдумывать , составиться ‘создаться, возникнуть в результате наблюдений или логических заключений’ [13], припомнить и сообразить , разъяснить , сообразить , осмыслить , уяснить . Ср.:

(1) Яхоть нечто и понял из того, что вы тогда… там… накуролесили и Софье Семеновне сами рассказывали, но, однако, что ж это такое? («Преступление и наказание»)

б) с предикатами знания: знать (2 раза), известно (2 раза). Ср.:

(2) Яи не знал никогда до этого времени, что князю уже было нечто известно об этом письме еще прежде… («Подросток»)

в) с предикатами «предзнания»: предчувствовать , предвидеть . Ср.:

(3) Секреты ее стали для меня вдруг чем-то священным, и если бы даже мне стали открывать их теперь, то я бы, кажется, заткнул уши и не захотел слушать ничего дальше. Я только нечто предчувствовал… («Бесы»)

г) с предикатом ощущать ‘испытывать (какое-л.) чувство’ [13].

(4) Ну, так знайте же, что никакой я теперь любви не ощущаю, н-никакой, так что мне самому даже странно это, потому что я ведь действительно нечто ощущал… («Преступление и наказание»)

  1. Содержание высказывания — то основное, к чему сводится существо высказывания (9 примеров).

В этих случаях нечто обозначает выраженную в словесной форме информацию. Используются глаголы открыть ‘рассказать о чем-то скрывавшемся’ (3 раза), передать ‘рассказать что-либо услышанное от кого-либо другого’ (2 раза), сообщить , высказать , слышать ‘иметь какие-либо сведения, знать (по разговорам, слухам и т. п.)’, пропустить ‘выбросить, не воспроизвести при чтении, исполнении, переписывании и т. п.; выпустить’ [13], например:

(5) Но заметил я наконец, что и сам он как бы начал уже томиться желанием открыть мне нечто («Братья Карамазовы»).

  1. Тема — то, что составляет предмет высказывания, мысли (7 примеров).

В этих случаях нечто связано:

а) с глаголами статься , случиться , приключиться , произойти и, следовательно, обозначает событие, например:

(6) Только что Максим Иванович о сем изрек, почти, так сказать, в самую ту минуту приключилось с новорожденным нечто : вдруг захворал («Подросток»).

б) с глаголами отразиться , сказаться :

(7) Может быть, я слишком преувеличиваю, но мне кажется, что в картине этой семейки как бы мелькают некоторые общие основные элементы нашего современного интеллигентного общества — о, не все элементы, да и мелькнуло лишь в микроскопическом виде, «как солнце в малой капле вод», но все же нечто отразилось, все же нечто сказалось («Братья Карамазовы»).

Здесь нечто обозначает идеальную сущность материального: нечто служит номинацией «некоторых общих основных элементов нашего современного интеллигентного общества», т. е. той идеи, которую выражает «картина этой семейки». «Картина этой семейки» — материальное, а «нечто» — идеальная сущность этого материального (та идея, которая этим материальным выражается).

Как кажется, роль темы у нечто обнаруживается и в следующем контексте:

(8) — Иван, а бессмертие есть, ну там какое-нибудь, ну хоть маленькое, малюсенькое? — Нет и бессмертия. — Никакого? — Никакого. — То есть совершеннейший нуль или нечто ? Может быть, нечто какое-нибудь есть? Все же ведь не ничто! — Совершенный нуль («Братья Карамазовы»).

  1. Пациенс — объект, существенные характеристики которого изменяются в результате действий некоторого лица / воздействия некоторого фактора / самопроизвольно (1 пример).

В этом случае нечто связано с глаголом оставить ‘завещать, передать по наследству’ [13].

(9) Марфа Петровна отнюдь никогда не имела намерения что-нибудь за ним закрепить, имея в виду детей, и если и оставила ему нечто , то разве нечто самое необходимое, малостоящее, эфемерное, чего и на год не хватит человеку с его привычками («Преступление и наказание»).

Здесь нечто называет собственность, оставленную Марфой Петровной в наследство Свидригайлову.

  1. Результат — объект, который получается или должен получиться в той фазе выполнения действия, когда достигается его цель (1 пример).

В этом случае нечто связано с глаголом выйти ‘получиться, появиться’.

(10) …небо открывать не станем и ангелов писать нечего; а спущу я с неба, как бы в встречу ему, луч; такой один светлый луч: все равно как бы нечто и выйдет («Подросток»).

Здесь герой, употребляя нечто , имеет в виду картину, которая будет нарисована ( нечто выйдет какая-нибудь картина получится ).

  1. Содержание действия — то основное, к чему сводится существо действия (1 пример).

Нечто связано с глаголом сделать .

(11) По моему же личному взгляду, если хотите, даже нечто и сделано: распространены новые, полезные мысли, распространены некоторые новые, полезные сочинения, вместо прежних мечтательных и романических… («Преступление и наказание»)

( ii ) Тип отсылки к обозначаемому с помощью нечто объекту (тип референции нечто )

Абсолютивные употребления нечто различаются не только по типу референта, но и по типу референции.

Понятие «тип референции» используется «для описания различных типов соотнесения имен с внешними по отношению к языку объектами» [7, с. 104]; оно в целом соответствует понятию «референциальный статус». Как отмечает И. М. Кобозева, «одно и то же языковое выражение, взятое в одном и том же языковом значении, может иметь различную референцию, т. е. соотноситься с миром дискурса по-разному» [6, с. 228]. Так, именная группа (далее — ИГ)[1] фибровый чемодан в зависимости от контекста может соотноситься с определенным объектом, а может — с неопределенным, ср.: Фибровый чемодан был у меня. — У меня был фибровый чемодан (пример из [2, с. 397]).

В научной литературе сформировано представление о том, что ИГ, включающая неопределенное местоимение, может характеризоваться одним из трех референциальных статусов (типов референции): неопределенно-референтным, слабоопределенно-референтным или нереферентным.

При неопределенно-референтном статусе (в терминологии [1] — function ‘specific unknown’) референт ИГ фиксирован, конкретен, принадлежит миру дискурса, неизвестен говорящему и слушающему [2] : Иван собирается жениться на какой-то француженке .

При слабоопределенно-референтном статусе (в терминологии [1] — function ‘specific known’) референт ИГ фиксирован, конкретен, принадлежит миру дискурса, неизвестен слушающему, но известен говорящему: Иван собирается жениться на одной француженке .

При нереферентном статусе (в терминологии [1] — function ‘non-specific’) референт ИГ не фиксирован, не конкретен, может принадлежать реальной или ирреальной действительности: Купи чего-нибудь !

Анализ показал, что в текстах романов «пятикнижия» Ф. М. Достоевского встречаются и неопределенные, и слабоопределенные, и нереферентные употребления нечто .

  1. Неопределенные употребления: референт принадлежит реальной действительности, но говорящий не обладает достаточными знаниями о нем (18 примеров).

Приведем пример.

(12) По глазам ее видно было, что у нее какое-то дело и что пришла она нечто сообщить («Братья Карамазовы»).

Говорящий видит, что героиня пришла сообщить какую-то информацию, но не знает, какую именно.

  1. Слабоопределенные употребления: референт принадлежит реальной действительности, говорящий обладает достаточными знаниями о нем, но не делится ими со слушателем (13 примеров).

Приведем пример.

(13) Яхоть нечто и понял из того, что вы тогда… там… накуролесили и Софье Семеновне сами рассказывали, но, однако, что ж это такое? («Преступление и наказание»)

Говорящий, безусловно, знает, что́ он понял, но, вероятно, не считает важным сообщать об этом собеседнику.

В зависимости от причины, по которой говорящий не делится сведениями о референте со слушающим, можно выделить три разновидности слабоопределенного нечто в анализируемых текстах.

1-я разновидность. В некоторых случаях говорящий не сообщает слушающему о референте, как представляется, потому, что считает это преждевременным. В дальнейшем же сведения о референте появляются. Ср.:

(6) …в самую ту минуту приключилось с новорожденным нечто : вдруг захворал («Подросток»).

(14) Видите ли: хоть я и заявил выше (и, может быть, слишком поспешно), что объясняться, извиняться и оправдывать героя моего не стану, но вижу, что нечто все же необходимо уяснить для дальнейшего понимания рассказа. Вот что скажу: тут не то чтобы чудеса. Не легкомысленное в своем нетерпении было тут ожидание чудес («Братья Карамазовы»).

Можно говорить о том, что нечто здесь выполняет интродуктивную функцию: в (6) вводит сообщение о событии, а в (14) — авторские разъяснения. Интродуктивная функция наблюдается у слабоопределенного нечто также еще в шести контекстах.

2-я разновидность. В некоторых случаях говорящий намеренно уклоняется от сообщения слушающему знаний о референте, не желает их передавать. Ср. вышеприведенный контекст (13), а также следующие контексты:

(15) Он судорожно утер платком пот со лба. — Мне, может, и известно нечто … — Ловко уклонился Лембке, — но кто же этот Кириллов? («Бесы»)

(16) Яговорю про тебя: Иван — загадка. Ты и теперь для меня загадка, но нечто я уже осмыслил в тебе, и всего только с сегодняшнего утра! — Что ж это такое? — засмеялся Иван. — А не рассердишься? — засмеялся и Алеша («Братья Карамазовы»).

В обоих случаях говорящий делает акцент на некотором факте (в примере (15) — на факте знания, в примере (16) — на факте осмысления), а сведения о референте нечто стремится представить как неважные для слушающего.

3-я разновидность. Есть одно «заговорщическое» употребление нечто (о «заговорщических» употреблениях местоимений слабой определенности см. [9]) — рассчитанное на то, что слушающий поймет намек, ср.:

(17) Со злобным смешком говорили потом во всем городе, что рассказ, может быть, не совсем был точен, именно в том месте, где офицер отпустил от себя девицу «будто бы только с почтительным поклоном». Намекали, что тут нечто «пропущено» («Братья Карамазовы»).

Как видим, слушающий здесь из всех тех сведений, которые были ему сообщены заранее, вполне может понять, что именно в рассказе было «пропущено». Говорящий неискренен, когда представляет референт как неизвестный. В сущности, референт известен, определенен. О трактовке подобных употреблений как определенных см. [14].

  1. Нереферентные употребления: референт принадлежит ирреальной действительности, в которой он не фиксирован (4 примера).

Рассмотрим конкретные случаи нереферентного употребления нечто .

(9) Марфа Петровна отнюдь никогда не имела намерения что-нибудь за ним закрепить, имея в виду детей, и если и оставила ему нечто , то разве нечто самое необходимое… («Преступление и наказание»)

Здесь объект, обозначаемый с помощью нечто , принадлежит ирреальной действительности — миру предположений говорящего — и в этой действительности не фиксирован: он может принять столько конкретных обликов, сколько разных предположений о его конкретном облике может сделать говорящий.

(18) На этом пункте Петр Ильич настаивал обстоятельно и хотя в результате твердо ничего не узнал, но все же вынес почти убеждение, что никуда Дмитрий Федорович и бегать не мог, как в дом родителя, и что, стало быть, там непременно должно было нечто произойти («Братья Карамазовы»).

Событие, о котором идет речь, принадлежит ирреальной действительности, а именно миру убеждений Петра Ильича. В этом мире оно не фиксировано: Петр Ильич убежден, что что-то произошло, но он не знает, что именно.

Принципиально отличается от всех рассмотренных выше тридцати пяти абсолютивных употреблений нечто следующее употребление:

(19) …ему все хотелось представить себе, как можно скорее и ярче, что вот как же это так: он теперь есть и живет, а через три минуты будет уже нечто , кто-то или что-то, — так кто же? Где же? («Идиот»)

Здесь нечто употребляется предикатно. Поясним, что это значит.

Предикатные ИГ не имеют референции, поскольку «не соотносятся с объектами, а выражают свойства» [10]. С помощью предикатной ИГ осуществляется не номинация некоторого объекта, а приписывание (предикация) некоторому объекту некоторого признака. Так, с помощью предикатной ИГ врач в высказывании Моя мама — врач объекту мама приписывается признак ‘быть врачом’ (т. е., если выражаться приблизительно, ‘выполнять действия, свойственные врачу’). Как отмечает Е. В. Падучева, «предикатная ИГ чаще всего употребляется в позиции составного именного сказуемого» [10].

В контексте (19) предикатное нечто приписывает объекту он (речь идет об одном знакомом князя Мышкина) признак ‘являть собой непостижимый объект’. О том, что нечто здесь связано с идеей непостижимости, свидетельствует та часть контекста, которая следует за нечто : «…кто-то или что-то, — так кто же? Где же?»

Заключение

Итак, анализ, проведенный на материале пяти романов Ф. М. Достоевского, показывает:

  1. Абсолютивному нечто могут соответствовать следующие семантические роли: содержание мысли, содержание высказывания, тема, пациенс, результат, содержание действия. При этом значение у нечто может быть предметным (ср. употребление нечто для называния словесно выраженной информации, семантическая роль содержание высказывания) и пропозитивным (ср. употребление нечто для называния события, семантическая роль тема). Отдельное место занимает выражение местоимением нечто значения свойства при предикатном употреблении. Таким образом, нечто отличается семантической гибкостью, что типично для неопределенных местоимений: «Неопределенные местоимения не имеют фиксированной “прикрепленности” к конкретным предметам или признакам и требуют контекстуального окружения для реализации своего значения» [12, с. 124].
  2. Абсолютивное нечто может выражать все характерные для неопределенных местоимений референциальные статусы (неопределенный, слабоопределенный, нереферентный) или — при предикатном употреблении — не выражать референциального статуса вовсе. Следовательно, традиционное представление о нечто как о слабоопределенном местоимении нуждается в некоторой корректировке. Показательно, что в анализируемых текстах неопределенное нечто встречается чаще, чем слабоопределенное (18 и 13 раз соответственно).

Литература:

  1. Haspelmath M. Indefinite pronouns. Oxford: Oxford University Press, 1997. 380 p.
  2. Апресян В. Ю., Апресян Ю. Д., Бабаева Е. Э., Богуславская О. Ю., Галактионова И. В., Гловинская М. Я., Иомдин Б. Л., Крылова Т. В., Левонтина И. Б., Лопухина А. А., Птенцова А. В., Санников А. В., Урысон Е. В. Активный словарь русского языка. М., 2014. Т. 1.
  3. Апресян Ю. Д., Богуславский И. М., Иомдин Л. Л., Санников В. З. Теоретические проблемы русского синтаксиса: Взаимодействие грамматики и словаря. М.: Языки славянских культур, 2010. 408 с.
  4. Арутюнова Н. Д. Язык и мир человека. М.: Языки русской культуры, 1999. 896 с.
  5. Кашкин Е. В., Ляшевская О. Н. Семантические роли и сеть конструкций в системе FrameBank // Компьютерная лингвистика и интеллектуальные технологии. М., 2013. Вып. 12 (19). С. 325–343.
  6. Кобозева И. М. Лингвистическая семантика. М.: Эдиториал УРСС, 2000. 352 с.
  7. Кронгауз М. А. Семантика. М.: Издательский центр «Академия», 2005. 352 с.
  8. Падучева Е. В. Высказывание и его соотнесенность с действительностью. М.: Наука, 1985. 272 с.
  9. Падучева Е. В. Местоимения слабой определенности (серия на кое-; серия на не-; один). Материалы для проекта корпусного описания русской грамматики (http://rusgram.ru). М., 2016.
  10. Падучева Е. В. Референциальный статус именной группы. Материалы для проекта корпусного описания русской грамматики (http://rusgram.ru). М., 2017.
  11. Селиверстова О. Н. Труды по семантике. М.: Языки славянской культуры, 2004. 960 с.
  12. Синько Л. А. Референтные и дискурсивные свойства неопределенных местоимений // Вестник Адыгейского государственного университета. Серия 2: Филология и искусствоведение. 2011. № 2. С. 124–128.
  13. Словарь русского языка. М.: Русский язык, 1981–1984. 4 т.
  14. Фисун Р. С. Об определенности неопределенных местоимений // Вестник МГОУ. Серия: Русская филология. М., 2016. № 5. С. 158–170.
  15. Шмелев А. Д. Русский язык и внеязыковая действительность. М.: Языки славянской культуры, 2002. 496 с.

[1] Именная группа – имя существительное или субстантивное словосочетание как компонент синтаксической структуры предложения.

[2] Под неизвестностью референта говорящему и слушающему принято понимать неединственность этого референта в поле зрения говорящего и слушающего: говорящий и слушающий знают, что речь идет об одном, конкретном объекте из некоторого класса объектов, но не знают, о каком именно.

Основные термины (генерируются автоматически): местоимение, семантическая роль, употребление, ирреальная действительность, содержание высказывания, содержание действия, содержание мысли, тип референции, мир дискурса, фибровый чемодан.


Ключевые слова

неопределенные местоимения, семантическая роль, референциальный статус, местоимение нечто, пятикнижие Ф. М. Достоевского
Задать вопрос